«Попасть в государственные реабилитационные центры практически нереально, и потому эффект от лечения крайне низок»

Член попечительского совета благотворительного фонда «Сила в детях» Тимур Мингазов и генеральный директор реабилитационного центра «Добрые руки» Адель Загретдинов в интервью KazanFirst

Елена Орешина, Казань

Четыре года назад в семьях Тимура Мингазова и Аделя Загретдинова родились дети, которым врачи поставили диагноз — детский церебральный паралич. Тимур и Адель не опустили руки, а начали искать наилучшие варианты для лечения малышей. В апреле нынешнего года они основали благотворительный фонд и открыли реабилитационный центр, где принимают деток с ДЦП, ранним детским аутизмом (РДА), задержкой психического развития (ЗПР) и задержкой психоречевого развития (ЗПРР). В интервью KazanFirst основатели фонда рассказали, как найти в себе силы, чтобы помогать таким детям жить максимально полной жизнью, с какими трудностями они сталкиваются в работе благотворительного фонда и реабилитационного центра, а также почему они активно сотрудничают с мечетями.

— Когда вы открыли реабилитационный центр?

А.З.: Реабилитационный центр работает с апреля нынешнего года. Одновременно с ним появился благотворительный фонд. Одновременно мы их создали для того, чтобы финансовые издержки родителей уменьшились за счет благотворителей. Сейчас мы ищем благотворителей, работаем со средним и крупным бизнесом, с частными лицами – ищем инвестиции, чтобы уменьшить затраты родителей.

«Попасть в государственные реабилитационные центры практически нереально, и потому эффект от лечения крайне низок»

— Почему реабилитационный центр именно такой направленности?

А.З.: Идея открытия реабилитационного центра и фонда возникла уже давно, четыре года назад. Тогда в моей семье и в семье Тимура родились дети, которым впоследствии был поставлен диагноз детский церебральный паралич (ДЦП).

Т.М.: Когда мы столкнулись с этой проблемой, мы начали искать, где и как можно с этим справиться. И обнаружили, что информации мало. Все рекомендации сводились к тому, чтобы мы обращались в государственный  реабилитационный центр, в котором запись идет на долгое время вперед, а занятия с детьми проводятся не чаще двух раз в неделю, причем лечение ставится общее, а не подбирается индивидуально. К сожалению, такое лечение малоэффективно. Пусть оно и бесплатно, но попасть в государственные центры практически нереально, а эффект крайне низок.

Мы начали искать другие пути, информацию. Ездили на лечение в Украину, поездка оказалась полезной. Но лечение стоит немало, плюс еще дорога. И мы решили основать реабилитационный центр в Казани, чтобы хоть как-то сократить расходы родителей на лечение.

— Детей с какими заболеваниями вы принимаете на реабилитацию?

А.З.: В нашем центре мы принимаем детей с детским церебральным параличом (ДЦП), ранним детским аутизмом (РДА), задержкой психического развития (ЗПР), задержкой психоречевого развития (ЗПРР). Перед каждым курсом лечения делаем электроэнцефалографию (ЭЭГ) головного мозга, результаты данного обследования специалисты учитывают при составлении индивидуальной программы для каждого ребенка. Причем решение о методе лечения выносит не один специалист, это делается коллегиально.

Хотелось бы выделить одно из направлений, которое мы развиваем – микрополяризация, то есть лечением микротоками. У нас работают специалисты с большим опытом. Помимо имеющегося опыта они прошли повышение квалификации и обучились у создателя этого аппарата и методики. Сейчас этим методом могут воспользоваться не только дети с ограниченными возможностями, но и взрослые. Эту процедуру могут проходить детки от 3 месяцев и взрослые до 70-80 лет. Метод позволяет улучшать память, зрение и не только. Этот метод лечения изобрели давно, но, к сожалению, в Татарстане мало где применяется.

Когда мы внедряли в РЦ это метод, наша главная задача была не только приобрести аппарат, но и найти грамотного специалиста, который кроме того, чтобы правильно ставить электроды, знал и понимал принцип действия. Потому что можно не только вылечить, но и навредить.

Т.М.: Мы делаем упор на то, что мы лечим, а не калечим. Мы делаем ЭЭГ, на котором видно, какие зоны повреждены, где можно делать микрополяризацию, а где нельзя. Исходя из этих данных, специалист-невролог уже назначает зоны, на которые необходимо ставить электроды.

«Попасть в государственные реабилитационные центры практически нереально, и потому эффект от лечения крайне низок»

— Хватает ли вам площади, чтобы принять всех желающих?

Т.М.: Когда мы нашли нынешнее помещение под РЦ, первое время нам хватало. Рассчитали на курс, сейчас у нас на одном курсе две смены, в каждую приходит пять детишек и пять специалистов. Это достаточно интенсивный курс и большего на самом деле и не надо – детишки уже не выдерживают.

Но приходят люди, которые хотят получать индивидуальные занятия или не могут себе позволить курс. Мы стараемся привлекать разных специалистов, которые могут принимать вне основного курса, на которых есть спрос. Также растет поток желающих попасть к нам на курс.

А.З.: В ближайшее время мы планируем расшириться до 600 кв. м, сейчас площадь РЦ – 250 кв. м. На настоящий момент мы уже нашли новое помещение, где идет ремонт. Это будет абсолютно новое помещение с отличным ремонтом и всеми условиями для детишек и, что немаловажно, для их родителей. В новом помещении мы сможем расширить количество курсов до 4-х смен в один день.

«Попасть в государственные реабилитационные центры практически нереально, и потому эффект от лечения крайне низок»

— Можно сказать, что вы помогаете всем?

Т.М.:  Мы всегда честны с родителями. Иногда приходится говорить, что ребенок очень тяжелый и эффекта от лечения у нас практически не будет, лучше сделать другие процедуры. Поэтому мы сейчас ищем специалистов для индивидуальных занятий.

А.З.: Специалисты проходят практику, как у нас, так и в других городах России. Наша организация вкладывается в обучение, мы готовы помогать молодым начинающим специалистам получить необходимую квалификацию, если это пойдет на пользу нашим детям.

— Где вы изначально находили специалистов?

А.З.: У нас специалисты собраны со всей России. Мы со своими детками ездим по разным городам, лечимся. Мы видим, как они работают, понимаем, какие специалисты нам нужны. Этих специалистов мы приглашаем сюда, переманиваем всеми возможными способами. Обеспечиваем жильем, нормальной зарплатой и они у нас работают.

У нас работают специалисты из Санкт-Петербурга, Краснодара, Новосибирска, Нижнекамска, есть два казанских.

«Попасть в государственные реабилитационные центры практически нереально, и потому эффект от лечения крайне низок»

— Как вам удалось привлечь иногородних специалистов?

Т.М.: Сейчас стали модными так называемые слеты. На эти слеты приглашаются специалисты, родители записываются на занятия, специалисты отрабатывают, получают хорошие деньги и уезжают. Когда будет следующий курс и будет ли вообще, никто не знает.

Мы же некоторых из них пригласили и предложили такие условия, чтобы им было неинтересно гастролировать.

Например, мы нашли очень хорошего специалиста-дефектолога. У нее самой ребенок аутист, и она начала изучать это направление ради своего ребенка. После этого она писала на форумах о своих успехах, предлагала другим родителям помощь. Мы видели, что человек заинтересован, пригласили ее, о чем не пожалели.

Но заинтересовали мы специалистов не только хорошими условиями, но и тем, что центр искренне старается помочь как можно большему числу детишек, и мы нацелены на результат. Сейчас у нас есть костяк специалистов, но мы продолжаем набор.

— Насколько востребованы ваши реабилитационные курсы?

А.З.: Само за себя говорит то, что запись у нас уже до января, битком. Все хотят получить помощь как можно быстрее, хотят приехать со всех городов России. Хотят приехать и из Казахстана, Узбекистана, Украины.

Понимая это, мы сейчас обучаем нескольких специалистов, создаем полноценный штат. Планируем запустить вторую и третью очередь реабилитационного центра. Но все упирается в площади. Мы прекрасно понимаем, что в одной комнате два ребенка с психическими, неврологическими нарушениями не смогут находиться одновременно.

«Попасть в государственные реабилитационные центры практически нереально, и потому эффект от лечения крайне низок»

— Где вы ищете поддержку?

А.З.: Сейчас мы ведем переговоры по благотворительному фонду. Мы активно работаем с мусульманским миром, выходим на арабские страны, с поддержкой через мечети, потому что у них есть контакты.

Мы сейчас пытаемся сделать так, чтобы за счет средств благотворителей, которые состоят в фонде, проходила реабилитация всех детишек. И для этого мы сейчас встречаемся с представителями крупных коммерческих организаций, беседуем, просим помощи, потому что прекрасно понимаем, что для родителей с такими детьми тяжело найти даже 20-30 тысяч рублей. Причем это ежемесячные суммы. К тому же в этих семьях зачастую бывают разводы, родители расходятся, остаются матери-одиночки, которые живут за счет пенсии. А мы все прекрасно понимаем, какая у нас пенсия.

— Сколько стоит реабилитационный курс?

А.З.: С первого месяца открытия РЦ нам за счет одного благотворителя удалось понизить стоимость лечения. Он оплатил шесть заездов. Цена снизилась с 48 тысяч рублей до 39 800. Помимо этого ведутся индивидуальные сборы для детишек, после того как родители предоставят в благотворительный фонд все необходимые документы. После решения руководства фонда начинается индивидуальный сбор денег.

В РЦ прошло уже 8 заездов, то есть курс реабилитации прошли свыше 100 детишек. Из них лечение 17  было полностью оплачено фондом. Мы планируем вывести эту цифру на 100%.

Многие занимаются благотворительностью, причем не только представители бизнеса, но и простые люди. Поэтому мы сейчас ищем меценатов для поддержки детей с ограниченными возможностями.

«Попасть в государственные реабилитационные центры практически нереально, и потому эффект от лечения крайне низок»

— Сотрудничаете ли вы с другими благотворительными фондами?

А.З.: Мы сотрудничаем с несколькими благотворительными фондами. Мы являемся официальными представителями московского благотворительного фонда «Земля и люди», сотрудничаем с фондом «Альпари». В принципе, мы дружим со всеми.

Фонды готовы платить деньги, когда они проверяют, что за заведение и куда они пойдут. Либо сами заключают договор, чтобы  в дальнейшем переводить средства.

Т.М.: Нам проще, поскольку основным партнером БФ на настоящий момент является РЦ, и знаем, куда идут деньги, есть вся отчетность. В дальнейшем, когда в фонде будет больше средств, мы сможем помогать и другим детям, по другим направлениям.

А.З.: Это проблема не одного человека, это проблема всех нас.

— Планируете ли вы расширить спектр услуг?

Т.М.: Мы с августа предлагаем курс «Синхро-С» – это метод биоакустической коррекции. Метод направлен на лечение детей с задержками психического развития, особенно это лечение эффективно для аутистов. Сейчас мы столкнулись с тем, что родители аутистов пытаются найти помощь, но их нигде не берут. Мы же хотим это направление развить. Там есть своя специфика, там не все вопросы можно решить физиологически. У аутистов акцент должен быть на неврологию, на психические расстройства.

А.З.: На таком оборудовании работают единицы в России. Точно есть в Москве и Санкт-Петербурге.

Т.М.: Сейчас мы тоже берем на реабилитацию детей-аутистов, но сразу объясняем, что мы можем дать. Родители рады, что есть РЦ, который оказываем им хоть какую-то помощь, потому что многие просто отказываются. В дальнейшем планируем сделать отдельное направление для таких детишек.

«Попасть в государственные реабилитационные центры практически нереально, и потому эффект от лечения крайне низок»

— Какой эффект дает реабилитация?

Т.М.: Эффект зависит от состояния ребенка. Гарантировать, что после курса реабилитации все сразу наладится, нельзя, потому что заболевания и степень у каждого разные. Многие, кто приезжают, в восторге. Детки начинают держать голову, стоять на четвереньках, двигать ручками или ножками. Для многих это настоящее достижение. И родители счастливы, что есть эти изменения. Поэтому оценить эффективность в какой-то конкретной величине нельзя.

Об эффективности говорит и то, что многие записываются на второй, третий курс реабилитации. Значит, эффект есть. Поэтому мы и заговорили про расширение РЦ, это востребовано.

— Обучаете ли вы родителей?

А.З.: В наш курс входит написание программы лечения после знакомства с детишками, написание программ обучения родителей – как вести себя с ребенком, что делать. Также мы даем рекомендации по физическим занятиям и психологические. Специалисты стараются максимально объяснять, что, как и для чего они делают на занятиях. Даются также своеобразные домашние задания.

«Попасть в государственные реабилитационные центры практически нереально, и потому эффект от лечения крайне низок»

— Сколько у вас сейчас специалистов?

А.З.: Сейчас у нас в штате 14 человек, в ближайшее время планируем набрать еще.

— Когда планируете открыть вторую и третью очереди РЦ?

А.З.: Сложно сказать, на это влияет много разных факторов. Один из них – мы не хотим возлагать на плечи родителей лишние траты, а арендная плата накладывает свой результат. Мы ведем переговоры, надеемся найти в ближайшее время инвестиции, благотворителей, которые смогут нам помочь. Надеемся, что сможем расшириться в ближайшие три-четыре месяца.

— Насколько люди и компании готовы помогать?

Т.М.: Вообще люди готовы помогать. Но все же зависит еще и от бюджета – как правило, у компаний он формируется в конце года и найти сейчас средства на благотворительность очень сложно. Либо не могут выделить сейчас средства, либо пытаются найти пути перераспределения.

Много обращений мы посылали малому и среднему бизнесу, но либо не получаем ответа, либо отказ, хотя есть и исключения. Вообще стараемся выходить лично на руководителей. Без личной встречи, зачастую, эффекта мало.

Нам хотелось бы достичь своих целей уже к зиме, но не все зависит от нас.

Вообще у нас в планах создать центр, который предоставляет полный спектр услуг. Проживание, питание, лечение – это было бы очень удобно. Кроме тех направлений, что у нас есть, мы бы запустили бассейн, где будут заниматься с детьми, хорошая идея с иппотерапией.

— С какими еще проблемами сталкиваетесь?

Т.М.: Очень мало толковых специалистов, профессионалов, которые заинтересованы в работе, а не гастролировании.

Несколько затянулся процесс получения медицинской лицензии РЦ. Поскольку я и Адель – не медики, то мы не могли знать многих нюансов. Мы открывали центр, опираясь на собственные знания, ощущения. Однако никуда не денешься от требований законодательства. Было сложно, но мы все сделали, не без помощи грамотных специалистов из медицины, которые нас направляли в нашем деле.

А.З.: Одна из наших идей – создание детского сада для детишек с ограниченными возможностями. Это не обязательно полноценный детский сад, это скорее центр, где родители могут безбоязненно оставить своих детей под присмотром специалистов, чтобы заняться своими делами, что не все себе могут позволить. Очень тяжело реализовать идею детского сада для таких детишек, потому что к каждому требуется индивидуальный подход. И одним ребенком должен заниматься как минимум один специалист.

Мы хотим запустить реабилитацию не только детей, но и родителей. Например, пока ребенок занимается со специалистами, родитель может пройти массаж, проконсультироваться у психолога. Потому что родители ежедневно носят таких деток, занимаются с ними, им тоже необходимо отдыхать. Этого никто не предлагает.

Т.М.: В РЦ мы пытаемся создать максимально комфортную и уютную атмосферу. По окончании каждого курса все наши пациенты получают памятные грамоты. Казалось бы, мелочь, но детишкам это нравится.

А самое главное, в нашем центре каждый может оставить свой след, причем в буквальном смысле этого слова. У нас есть стена, на которой все, кто проходит у нас курс, оставляют красочный отпечаток своей руки. И каждый такой след уникален. А по прохождении нескольких курсов по отпечаткам можно даже проследить изменения в состоянии пациента. 

Фото: Роман Хасаев, РЦ «Добрые руки»

Понравился материал? Поделись в соцсетях
22 КОММЕНТАРИЯ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Игорь
Великие люди! Низкий поклон им! Только на таких России всё еще держится. Больше ни на кого надеяться не приходится.
0
0
Ответить

1
молодцы ребята — на таких татарстан держится
0
0
Ответить

Гость
Вот и получается, что больными детками занимаются те, кто сам сталкивается с такой проблемой. А где государство??? У нас такие огромные предприятия! неужели они не могут помогать больным детям?
0
0
Ответить

Александр
А что за центр? Где находится, адрес, телефон?
0
0
Ответить

мама
Попасть в государственные реабилитационные центры РЕАЛЬНО. если знать кому заплатить…
0
0
Ответить

циник
чистый альтруизм. выхлопа с такого центра никакого, зато в рай попадут.
0
0
Ответить

спортсменка
Тимур и Аделя, если в перспективе появится с помощью инвесторов возможность занятий особенных деток иппотерапией — не задумываясь внедряйте! колоссальные результаты. вам низкий поклон.
0
0
Ответить

Адель
Реабилитационный центр «Добрые руки». г.Казань ул Сафьян 8 тел: 8(843)203-20-62 имейл: rcdobryeruki@gmail.com Веб-сайт: http://rea.center группа Вконтакте https://vk.com/rc.dobrieruki
0
0
Ответить

Терапевт
Даже читать не буду!
1
0
Ответить

Иван
мама, попасть то можно, только занятий там «бесплатных»шиш да маленько, да и раз-два в год, потому что очереди бесплатников огромные. Спецов в таких центрах на всех не хватает.
0
0
Ответить

Марина
Даже если ты в государственный реацентр попадешь — там ни ты, ни твой ребенок никому не нужны, там цифры нужны — долбаные госуслуги. а нам там реально помогли, ребенок после двух сеансов микрополяризации стал намного спокойнее, хотим пройти еще Синхро С но очереди расписаны. Ждем, когда нам время освободится. Да, дорого, да, ссуды берем, ног лучше так, чем вообще никакой реабилитации
0
0
Ответить

22
В хорошем государстве население и дети в основной массе должны быть здоровы. Раз столько больных детей-государство гнилое. Но мы же все молчим, значит достойны таких главнюков во власти, которые создали эту систему.
0
0
Ответить

Иван
22, вы похоже не очень представляете ситуацию. Во вмногих странах есть очень много детей-инвалидов, Россия и ее власть тут не причем. Вопрос в том, где и как относится государство в таким детям.
0
0
Ответить

Отец
Лечились там. Хороший центр, но дорогой. Без поддержки со стороны государства многие семьи не смогут осилить лечение в таких центрах.
0
0
Ответить

Иван
Отце, увы, это так. Но хорошие спецы, к сожалению, тоже хотят зарабатывать.
0
0
Ответить

Елена
Мой сын Лев два года как после ДТП , ему 18 лет сейчас. Так вот два года мы слышим только отказы от государственных центров, типа ухаживайте и успакойтесь. А ведь мы знаем в чем все дело: Наш минздрав запрещает брать на лечение неперспективных пациентов, дабы не тратить зря время и занимать койкоместо, так представьте, что даже за деньги не берут крупные центры, 400-500 тыс за месяц лечения, и то не берут! Так что только такие центры, как «Добрые руки» могут спасти Россию, и это не громкие слова, это еще мало сказано!
0
0
Ответить

Лариса
Я врач-невролог, как вы можете делать микрополяризацию детям с диагнозом дцп с формой спастический тетрапарез и судорожной готовностью???? Даже микротоки усиливают мышечный спазм и активизируют судороги. Мамочки, будьте осторожны! Консультируйтесь с врачами, а не с шарлатанами!!!!!
0
0
Ответить

РЦ "Добрые руки"
Уважаемый невролог Лариса! К сожалению, информированность о современных методах реабилитации у наших врачей не всегда достаточна. Обратитесь в Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В. М. Бехтерева, разработчикам данного метода, если Вы их не считаете шарлатанами. В методических рекомендациях профессора Шелякина есть рецептура использования микрополяризации при различных заболеваниях, и даже при лечении эпилепсии. Если Вам интересна эта тема, мы готовы встретиться и обсудить интересующие Вас вопросы.
0
0
Ответить

Лилия
Знаем не по наслышке что помогают в этом центре. Собираемся сами туда на консультацию, одна надежда на этот центр!!!
0
0
Ответить

Айгуль Вазировна
Мы с ребенком тоже периодически проходим лечение в РЦ Добрые руки. Самое главное, что они предлагают конкретные методы и дают направление как и с чем работать нам, родителям. Большое спасибо за грамотные консультации и поддержку наших детей.
0
0
Ответить

Екатерина
Здравствуйте.Напишите пожалуйсто,ваш центр с проживанием?Спрашиваю,потому что мы не Казанские.
0
0
Ответить

Неравнодушный
В ДРКБ (Казань) можно абсолютно бесплатно пройти стационарное лечение, в т.ч. реабилитацию. Телефон: 8 (843) 269 89 00.
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite