Гузель Акмаева: «Рынок цветов – перенасыщен, и западные флористы удивляются, зачем нам по четыре цветочных ларька напротив друг друга»

Основатель студии флористики Fleur de Lys в интервью KazanFirst  развеяла основные стереотипы о цветочном бизнесе

Елена Орешина, Казань

Цветочный бизнес многие считают простым и очень прибыльным. Гузель Акмаева, основатель студии флористики Fleur de Lys, в интервью KazanFirst развеяла основные стереотипы о цветочном бизнесе, рассказала, почему привозить цветы из Эквадора дешевле, чем выращивать их в России, и как цветы помогают наладить деловые отношения

— Как вы пришли в цветочный бизнес?

—Жизнь привела. В 2012 году я выходила замуж, пришла к лучшим на тот момент флористам в городе, но они  не смогли сделать то, что мне было нужно. После этого я решила, что, значит, эта ниша не занята.

— Почему не они не смогли выполнить заказ – букет был очень сложным?

— Мой букет не был сложным, однако в нем присутствовали определенные сорта роз и второстепенных цветов. Хотя на тот момент уже существовала возможность привоза в Казань почти всего сегодняшнего ассортимента, мой заказ так и не был выполнен.

Я думаю, это связано и с тем, что на тот момент не было такой конкуренции, как сейчас. Люди были менее требовательны и флористические салоны ленились сделать что-то лишнее. Активное развитие этого бизнеса идет именно в последние два года.

Гузель Акмаева: «Рынок цветов – перенасыщен, и западные флористы удивляются, зачем нам по четыре цветочных ларька напротив друг друга»

— С чего вы начали свой бизнес?

— В первую очередь я пошла учиться. Потому что делать что-то и не разбираться в этом – не для меня. Я проходила флористические курсы в Москве и Казани. Много читала профильной литературы, изучала западные тенденции и новые техники.

— Чему учат на курсах?

— На курсах дают основы цветочной аранжировки и теории флористического дизайна. Помогают «влиться» и освоиться. А самое главное подсказывают, в каком направлении двигаться дальше.

— Сколько времени прошло с момента, как вы задумали открыть цветочный салон до его открытия?

— Задумывала я его давно. А с момента, как я решила, что готова открыть студию, прошло полгода.

Гузель Акмаева: «Рынок цветов – перенасыщен, и западные флористы удивляются, зачем нам по четыре цветочных ларька напротив друг друга»

— Многие предприниматели говорят, что у нас открыть свой бизнес, мягко говоря, сложно. С какими проблемами вы сталкивались?

— Я столкнулась скорее со сложностями личностного характера. Потому что открыть свой бизнес не так тяжело, тяжело его сохранить. Из других проблем — было трудно найти помещение, чтобы можно было существовать с арендной платой, с условиями, которые предоставляет арендодатель.

Да, существуют программы поддержки молодых предпринимателей и помощи малому бизнесу. Но никакой поддержки я не почувствовала, хотя и палки в колеса мне никто не вставлял.

— А вы пробовали обращаться за господдержкой или вам это не потребовалось?

— Мне это не было нужно. Но я пыталась обращаться за консультациями, когда возникали вопросы, например, по налоговой базе. К сожалению, я не только не получила их в полном объеме, но и получила еще и недостоверную информацию. В итоге мне пришлось обращаться в частные организации.

— Вы сказали, что были проблемы с помещением. Нынешнюю площадку для салона нашли сразу?

— Нет. Помещение я искала шесть месяцев. Сталкивалась с проблемами субаренды и высокой стоимости квадратного метра, необычными условиями договора. Но в итоге мне очень повезло.

Гузель Акмаева: «Рынок цветов – перенасыщен, и западные флористы удивляются, зачем нам по четыре цветочных ларька напротив друг друга»

— Сколько средств потребовалось, чтобы открыть бизнес, и где вы взяли деньги?

— Чтобы начать, потребовалась относительно небольшая сумма — чуть более полумиллиона рублей. Средства были собственные, заемными деньгами я не пользовалась. На предпринимателя, который пытается что-то сделать, и так большая психологическая и финансовая нагрузка. Когда у него за плечами еще груз выплат, при том, что предприниматель еще не получает свои средства, это вдвойне тяжело.

— Вы сказали, что активно рынок цветочных услуг развивается последние два года, и до этого среди салонов не было особой конкуренции. А как быть с конкуренцией сегодня?

— Рынок цветов перенасыщен. Многие западные флористы удивляются, зачем нам по четыре цветочных ларька напротив друг друга. Но если говорить о рынке флористических услуг, то он лишь на грани становления. В Казани до сих пор слабо развита культура дарения цветов, если сравнивать, например, с Европой. Покупатель не только не разбирается в наименованиях, но и в качестве цветка. Салонов и студий, которые готовы предложить что-то большее по приемлемым ценам, на самом деле можно пересчитать по пальцам. На город-миллионник это очень мало.

Конкретно в моей нише флористических услуг мы скорее не конкуренты, а партнеры. Пытаемся переучить людей покупать некачественные цветы в безвкусной подаче, показать другой взгляд на букеты.

— Сколько в Казани студий? Сколько рынок еще может принять?

— Затрудняюсь ответить на этот вопрос. Очень много фрилансеров, которые открывают студии-однодневки и так же быстро закрывают их после праздников.

У нас очень много цветочных магазинов-салонов, которые боятся рисковать и отличаются лишь тем, что имеют в ассортименте лишь проверенные временем сорта одних и тех же обычных цветов вроде роз, хризантем, гипсофилов. Многие салоны не ориентированы на то, чтобы вводить что-то новое, а флористы не обучены и не мотивированы на создание чего-то особенного. Поэтому с точки зрения предоставления именно флористических услуг, рынок не развит.

Гузель Акмаева: «Рынок цветов – перенасыщен, и западные флористы удивляются, зачем нам по четыре цветочных ларька напротив друг друга»

— По вашему личному опыту – как изменилось востребованность на особенные, уникальные цветочные композиции?

— Нам повезло, мы выбрали свою нишу и у нас практически сразу были клиенты, которым требовалось что-то особенное. Сейчас таких клиентов просто стало больше. Мы развиваемся, заказов очень много, и порядка 60% из них – необычные: то сделать цветочную карету с живыми рыбками на детский праздник, то трехметрового павлина из редких орхидей, то картину любимой из 50 сортов разнообразных цветов. Фантазии людей нет предела. А повод всегда найдется.

— Клиенты всегда четко знают, чего хотят, или приходится долго выяснять, что же им требуется?

— Клиенты всегда знают, что хотят «красиво!». Другое дело помочь понять и реализовать желание конкретного человека и случая. В первый раз на это требуется время, но в последующие разы мы уже знаем предпочтения постоянных клиентов и уточняем лишь небольшие детали.  

— Бывало так, что клиенты отказывались принимать работу?

— К счастью, у нас такого ни разу не было. Пару раз было такое, что клиент не забирал заказ, потому что у него отменялась встреча или событие. В этом случае мы просто продаем собранные композиции в «свободке», они расходятся.

Гузель Акмаева: «Рынок цветов – перенасыщен, и западные флористы удивляются, зачем нам по четыре цветочных ларька напротив друг друга»

— Где вы заказываете цветы?

— Мы сотрудничаем с крупнейшими в России ритейлерами по поставке цветов и аксессуаров, а так же с небольшими оптовыми компаниями, которых становится все больше. У каждого есть свои плюсы и минусы, но идеальных, к сожалению, до сих пор нет.

— Откуда привозятся цветы?

— Где бы цветок ни был выращен – в Эквадоре, Южной Америке, Африке, Израиле, Италии – почти  вся логистика идет в Голландию.

— А татарстанские, российские цветы использовать невозможно? Или у нас нет производителей?

— В России производство цветов — не самый популярный бизнес. Природные условия зачастую не позволяют соперничать по стоимости с цветком, выращенным в естественных условиях, например, в Эквадоре. Да и качество у западных селекционеров все же лучше – не первый год занимаются. Хотя свои исключения тоже есть. Например, красные розы Red Naomi и белые розы Avalanche.

Red Naomi выращивается в России по прототипу голландской розы. Вообще это один из самых популярных сортов. По всему миру насчитывается более пяти тысяч плантаций, где их выращивают. Для сравнения, английские розы David Austin выращивают всего на 50 плантациях по всему миру. Российские производители научились хорошо выращивать Red Naomi – они долго стоят, у них красивое развитие бокала, насыщенный цвет. И разницы между голландской и нашей розой практически нет. Наши даже зачастую стоят лучше, потому что они сразу приходят на реализацию. У них меньше времени на доставку, меньше химической обработки – поэтому и результат лучше.

Avalanche это одна из самых популярных белых роз. И ее так же выгоднее покупать в России, чем в Голландии. Качество и вид не страдают, но зато получается дешевле.

Гузель Акмаева: «Рынок цветов – перенасыщен, и западные флористы удивляются, зачем нам по четыре цветочных ларька напротив друг друга»

— Местные цветы – где их выращивают?

— Под Москвой, в Уфе, под Питером. Так же под Санкт-Петербургом выращивают французские розы. Француженка приехала в Россию, чтобы выращивать здесь цветы. Причина проста – французские розы очень плохо переносят транспортировку и не выдержат длительного путешествия. Да и к тому же страшно представить сколько стоила бы такая роза,  если транспортировать ее сюда из Голландии. Сейчас эта роза стоит 350-400 рублей за штуку.

— Выращивают ли в России еще какие-то цветы, кроме роз?

— Выращивают и кустовые розы и хризантемы, пытаются производить и редкие сорта, но цена на них не выгодная. В свадебный сезон очень популярны крымские пионы. У них отличное соотношение цены и качества. А все остальное гораздо удобнее и дешевле выращивать за границей. У нас конечно можно выращивать цветы, но для зимы придется строить теплицу. Помимо затрат на непосредственное выращивание цветка, ты должен платить за газ, за свет, за воду и так далее. Это не сравниться с затратами на производство цветка, например, в Эквадоре. И в итоге оказывается, что дешевле транспортировать цветы, выращенные в обычных условиях сюда, чем выращивать их в России.

Гузель Акмаева: «Рынок цветов – перенасыщен, и западные флористы удивляются, зачем нам по четыре цветочных ларька напротив друг друга»

— То есть у нас это направление развиваться не будет?

— Я думаю, что нет. Хотя два года назад один из крупных бизнесменов перешел из сферы финансов на выращивание цветов. Они построили несколько довольно больших теплиц под Москвой. И пока он не закрылся.

— Почему все поставки цветов идут через Голландию?

— Так получилось. Они смогли выстроить хорошую логистическую систему.  Голландия выступает как крупнейший цветочный аукцион.

Гузель Акмаева: «Рынок цветов – перенасыщен, и западные флористы удивляются, зачем нам по четыре цветочных ларька напротив друг друга»

— Как формируется цена на цветы уже на местах, в салонах?

— Это все индивидуально. В цену включаются как затраты на существование самого салона, списания испортившихся цветов, а так же другие издержки.

— Какова средняя цена у самых популярных и у редких цветов?

— Все зависит от конкретного цветка. Кенийская роза длиной 50 см стоит в среднем 45 рублей. Голландская роза такой же длины — уже 200. Лизантус (эустома) стоит от 120 до 150 рублей, голубая гортензия длиной 50 см обойдется в среднем в 350 рублей. Разброс в цене у фрезий — от 60 до 120 рублей за цветок.

— Цветы это очень хрупкий товар, как он сюда доставляется?

— Так как цветы быстропортящийся товар, нужно максимально сократить время доставки. Поэтому чаще всего используются авиаперевозки. Доставляются они в особых условиях – либо «на сухую», в специальных порошках, либо в жидкости, но такой цветок будет дороже.

— Что должен делать обладатель букета, чтобы цветы простояли как можно дольше?

— В первую очередь букет нужно как можно скорее поставить в чистую вазу со свежей, чистой водой. Специальное средство – хризал, способно в два-три раза продлить жизнь вашего букета. Оно служит как подпиткой для растений, так и обладает обеззараживающим действием, предотвращая процесс гниения.

Перед постановкой в вазу, стебли цветов нужно «обновить», подрезав их под углом в 45 градусов, увеличив площадь всасывания цветком воды.

Букеты и композиции стоит держать подальше от батарей и прямых солнечных лучей. А так же от большинства фруктов, которые выделяют губительный для цветов газ — этилен.

Идеальная температура для большинства цветов — +5, +8 градусов. Поэтому чем прохладнее в помещении, тем больше ваши цветы будут радовать вас.

Гузель Акмаева: «Рынок цветов – перенасыщен, и западные флористы удивляются, зачем нам по четыре цветочных ларька напротив друг друга»

— Сколько по времени вы храните цветы?

— У нас достаточно большой поток, поэтому поставки цветов у нас бывают примерно два-три раза в неделю. Но есть и такие цветы, вроде лимониума, статицы, берзелии или краспедии, которые и через месяц будут как новые – это сухоцветы.

— У нас все флористические салоны так следят за качеством?

— Я думаю, что салоны, которым важна репутация, стараются выдерживать эти правила. Для стабильного бизнеса нужны постоянные клиенты.

— Вы не планируете расширять салон в сеть?

— Развиваться в сеть я не планирую. Мы выбрали другой путь, нацеленный на качество и индивидуальность, и сейчас приходим к тому, что нам требуется большая площадь. Нашему клиенту важна атмосфера, а нынешние условия не позволяют ее дать. Кроме того, мы развиваем заказы по каталогам и планируем открытие интернет-магазина.

— Какие цветы вы заказываете в большем объеме?

— Мы делаем ставку на экзотику. За розами можно зайти куда угодно, мы же стараемся привозить что-то особенное, чего обычно нет в «цветочном за углом».  У нас покупатель может найти и разноцветные шары гортензий, редкие сорта ароматных французских или старинных английских роз, лаванду, ранункулусы, брунию и многое-многое другое.

Гузель Акмаева: «Рынок цветов – перенасыщен, и западные флористы удивляются, зачем нам по четыре цветочных ларька напротив друг друга»

— Во время экономического спада бизнесом заниматься все сложнее. А как это сказывается на цветочном бизнесе?

— Нынешняя ситуация пока никак не отразилась. Возможно, потому, что на данный момент нет кардинальных изменений. Я думаю, что осенью экономическая ситуация несколько ухудшится, но надеюсь, что на нас это особо не отразится. Цветы весьма специфичный бизнес, но есть в нем неоспоримые плюсы. Это конечно не товар первой необходимости, но пока есть влюбленные, дни рождения и особенные случаи — будет и потребность в цветах.

— Спрос на цветы как-то зависит от времени года?

— Конечно. Летом идет спад по обычным заказам, но мы компенсируем его свадебными заказами. Самое прибыльное время с нового года и до конца весны, потому что это время праздников, в которых цветы часто служат дополнением или основой подарка – 14 февраля, 23 февраля, 8 марта.

— Во время праздников цены на цветы сильно подскакивают…

— Цены на цветы поднимают не флористы, а поставщики. В свою очередь мы не можем оставить цены на прежнем уровне, иначе будем работать просто себе в убыток.

Гузель Акмаева: «Рынок цветов – перенасыщен, и западные флористы удивляются, зачем нам по четыре цветочных ларька напротив друг друга»

— Среди популярных праздников среди флористов вы назвали 23 февраля. Мужчинам стали дарить цветы?

— Да. Причем по опыту самые дорогие и необычные композиции мы изготавливали именно в подарок мужчинам. За год спрос на такие букеты вырос на 25%. Это большой процент. Мужчины тоже любят внимание. Другое дело, какой это букет. Кто-то просит украсить веник полевыми цветами для любителя бани, кто то дарит букет из красных роз с острыми перчиками чили. Для любителей более стандартных вариантов мы просто используем экзотические и необычные цветы вроде протеи, артишока или эрингинума.

— Цветами нередко оформляют залы для проведения мероприятий. Какие особенности есть?

— Особенности касаются прежде всего самого характера мероприятия – для конференций условия одни, для свадеб другие, для дней рождения третьи. Например, на свадьбах мы помогаем молодоженам подчеркнуть цветами и декором неповторимый стиль их праздника. При этом интерьер помещения чаще служит фоном, потому что каждая пара старается сделать что-то особенное, индивидуальное. Что касается конференций, здесь подход прямо противоположный. Цветочные композиции служат инструментом для создания особой атмосферы, способствующей повышению эффективности от мероприятия. Подчеркнуть фирменный стиль или привлечь внимание к определенной области — самое главное не переборщить. Цветы здесь лишь дополнение, но никак не центральная точка.

Гузель Акмаева: «Рынок цветов – перенасыщен, и западные флористы удивляются, зачем нам по четыре цветочных ларька напротив друг друга»

— Есть ли у вас проблемы с персоналом?

— С персоналом все очень сложно. Флористов в Казани практически нет. Это один из самых сложных моментов в бизнесе. Люди, у которых есть опыт работы с цветами, в 95% случаев приходят, проработав какое-то время в киосках или на рынке. Таких работников очень тяжело переучивать, гораздо проще научить человека с нуля.

Если  у человека есть вкус, есть творческий подход и желание работать – он научится. Одно дело научить человека составлять композицию и дать ему техническую базу, и другое, когда его сначала надо научить цветовому восприятию и так далее.

Гузель Акмаева: «Рынок цветов – перенасыщен, и западные флористы удивляются, зачем нам по четыре цветочных ларька напротив друг друга»

— Сколько может зарабатывать флорист? Из чего состоит его заработок?

— Как и везде – все зависит в первую очередь от самого человека. Так как на сегодняшний день вопрос профессиональных кадров стоит остро, опытный и трудолюбивый сотрудник может зарабатывать много.

Обычно заработок флористов состоит из оклада и процентов с дохода или продаж, плюс в некоторых случаях может быть прибавка, скажем, за услуги оформителя, ведение проекта, изготовление сопутствующих аксессуаров, пригласительных или открыток, ручной работы на свадьбу. Было бы желание. 

— Сколько времени может уйти на обучение одного флориста?

— Вообще уже за месяц видно, стоит человеку дальше этим заниматься или нет. Если говорить о том, чтобы всему научиться – то тут приходится учиться все время. Ведь каждый год появляются новые материалы, меняются тренды.

— Вы сами сейчас занимаетесь составлением букетов?

— Конечно. В первую очередь мне доставляет это удовольствие. Во-вторых, позволяет не отставать от команды и делиться с ней опытом. Плюс я стараюсь контролировать процесс, чтобы клиент всегда получал то, что хочет.

Фото: Роман Хасаев, Гузель Акмаева

Понравился материал? Поделись в соцсетях
9 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
ТАня
Очень интересное интервью!
0
0
Ответить

тим
Предпоследняя фотография…. ужасный букет…. перенасыщенный букет, его надо как минимум в 2 раза уменьшить.
0
0
Ответить

Андрей
больше бы подобных салонов. А то куда не зайдешь полу-тухлые розы в золотой упаковке
0
0
Ответить

35
Хотим, чтобы красота спасла мир как можно быстрее!!!
0
0
Ответить

Ольга
Хорошее интервью. Отдельное спасибо за советы как увеличить букету жизнь.
0
0
Ответить

Любовь
Все понятно,благодарю
0
0
Ответить

Любовь
Все понятно,благодарю
0
0
Ответить

Любовь
Просто в мечтах все кажется и цветненько, хотя сложности в любом деле никто не отменял.Очень подробно и откровенно рассказали, спасибо ещё раз.
0
0
Ответить

Любовь
Просто в мечтах все кажется и цветненько, хотя сложности в любом деле никто не отменял.Очень подробно и откровенно рассказали, спасибо ещё раз.
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite