Александр Красноцветов: «Если ты в Америке придешь в фонд и просто расскажешь о своей идее — ты ничего не получишь»

Cооснователь компании Displair в интервью KazanFirst

Изображение, спроецированное на воздух и клубы пара, реагирующие на действия человека. Это не фантастика, а настоящее астраханской компании Displair, которая занимается производством единственных в мире интерактивных без экранных дисплеев. Cооснователь компании Displair Александр Красноцветов в интервью KazanFirst рассказал с какими сложностями сталкивается проект, как им удалось реализовать производство, на которое требовалось $100 млн, за $3,5 млн, почему хардверные стартапы лучше выживают в Китае, чем в России и многое другое

Как и когда появилась идея создать безэкранный дисплей?

— Ходит легенда, что однажды основатель Displair Максим Каманин был в церкви, и наблюдая за пламенем свечи, за миражем, который возникает на фоне этого теплого воздуха, он подумал о том, как можно воспроизвести изображение в воздухе.

Технологически идея оформилась у Максима на пятом курсе, когда он размышлял о будущем — чем можно заняться. Летающие машины, изображение в воздухе и другие подобные изобретения, которые можно увидеть в фильмах, это будущее. Летающие машины мы не потянули, а изображение в воздухе попробовали.

Александр Красноцветов: «Если ты в Америке придешь в фонд и просто расскажешь о своей идее — ты ничего не получишь»

Как идея оформилась в продукт?

— Максима пригласили на форум «Селигер-2010» и сказали, что если он представит прототип безэкранного дисплея, то он сможет его презентовать Дмитрию Медведеву, на тот момент президенту России. Это было недели за две до форума. В тот момент прототипа еще не было, все было собрано буквально в последнюю ночь из подручных материалов. Собирать первый прототип Максиму помогали брат, отец и жена. Меня в проекте тогда еще не было.

После этого прототип дисплея был показан еще на нескольких мероприятиях. Все, кто видел устройство, очень его хвалили и отмечали, что такой дисплей обладает wow-эффектом — люди к нему тянутся, и устройство будет очень востребовано на рынке рекламы.

Максим вернулся в Астрахань, основал компанию, сделал стартап. Первый рабочий прототип дисплея был создан в 2011 году. Впереди были тяжелые два года поиска инвестиций, создания продукта, организации производства и совершенствования устройства.

Александр Красноцветов: «Если ты в Америке придешь в фонд и просто расскажешь о своей идее — ты ничего не получишь»

Displair сразу стал интерактивным?

— Первые образцы устройства были без интерактива. Когда мы создали прототип с интерактивом, еще не будучи компанией, мы пожалели, что слишком быстро это сделали. Потому что спрос на устройство без интерактива упал практически сразу.

Когда в проект пришли вы?

— Я появился в проекте в январе 2011 года. Мы с Максимом вместе учились в институте. Он пригласил меня как технического специалиста, хотя по образованию я айтишник. Но так как я очень люблю работать руками, я практически сразу перешел в его проект.

Кто инвестировал в проект на первоначальном этапе?

— Первые инвестиции проект привлек в январе 2012 года. На первоначальном этапе это были частные инвесторы, а основном – зарубежные. Мы получили немного, $50 тысяч. Нам повезло с ментором французом Адрианом Хенни, главным редактором East-West Digital News (ewdn.com). Он научил нас отдавать за инвестиции небольшой процент, при этом привлекая smart money, то есть умные деньги. Такие инвесторы помимо денег помогали нам советами, как лучше развивать бизнес.

В мае 2012 мы привлекли $700 тысяч от российского венчурного фонда Leta Capital и позже еще немного. На эти деньги мы расширили команду профессионалов по производству – конструкторов, разработчиков, дизайнеров и технологов, кто потянул организацию производства в Китае. Сейчас фонд является основным держателем акций в нашей компании.

Александр Красноцветов: «Если ты в Америке придешь в фонд и просто расскажешь о своей идее — ты ничего не получишь»

Сейчас проект существует за счет инвестиций?

— Нет, мы перешли на самоокупаемость. В конце 2013 года у нас были некоторые проблемы, и сейчас проект находится на стадии перерождения. Мы пытаемся воскресить то, что мы сделали. Мы совершенно поменяли политику, очень дорого продаем те штучные устройства, которые у нас есть и находим своих клиентов, чтобы на эти деньги двигаться дальше.

Из-за чего начались проблемы?

— Больше из-за внутрикорпоративных споров среди акционеров. В октябре 2013 года мы должны были выпустить продукт и начать получать деньги с продаж. У нас не было никакой «подушки безопасности», чтобы в случае каких-то задержек продержаться. Максим предвидел эту ситуацию еще в июле, обращался к акционерам, предупреждал, что деньги кончатся. В ноябре нам удалось привлечь небольшие средства, чтобы рассчитаться с сотрудниками.

С нашей стороны было ошибкой, что мы просрочили проект. Появление продукта в том виде, в котором его можно было продавать, чтобы он хорошо и стабильно работал, было запланировано на октябрь 2013 года, а появился он только в январе 2014. Несколько месяцев потребовалось на то, чтобы принять несколько волевых решений, обрезать часть функционала, но сделать стабильно работающий продукт.

Сколько дисплеев удалось продать компании до кризиса?

— В 2013 году у нас приобретали дистрибьюторские пакеты — по два устройства, чтобы раскачивать рынок, искать клиентов и ждать от нас серийный продукт. Проблемы, которые начались в конце года, все это перечеркнули. Те, кто у нас приобрел Displair, зарабатывают на аренде устройства. Представители  Displair есть в США, Испании, Болгарии, Казахстане, во многих городах России. Всего мы продали порядка 17 таких пакетов.

Александр Красноцветов: «Если ты в Америке придешь в фонд и просто расскажешь о своей идее — ты ничего не получишь»

— Есть ли  Displair в Татарстане?

— Теперь есть. Displair находится у президента Татарстана Рустама Минниханова. Он увидел наш продукт на Казанской венчурной ярмарке и захотел приобрести . Один из Displair’ов был куплен в 2013 году в казанский инноград.

Сколько всего инвестировано в проект?

— Всего в проект сейчас влито порядка $3,5 млн. Это кажется огромными деньгами, но с точки зрения создания продукта и запуска его в производство — это немного. Львиная доля от этой суммы ушла на пресс-формы. Почти столько же ушло на выплаты людям, которые их создавали. Когда у нас начались проблемы, нас обвиняли, что мы много денег потратили на топовых менеджеров и продвижение, и сейчас у нас ничего нет. На самом деле это не так, большая часть денег ушла на производство. Сейчас у нас есть конструкторская документация, технологический процесс, пресс-формы, комплектующие. В любой момент можно начать производство. То есть эти деньги превратились в результат, как и планировалось.

Когда мы были в Америке, нам говорили, что для запуска собственного производства нам необходимо минимум $100 млн. Но мы собрали все за $3,5 млн. Понятно, что сейчас для старта нам снова нужен маркетинг, продажи, хорошие партнеры по производству — в перспективе деньги будут нужны. Но мы пока и так живем.

Александр Красноцветов: «Если ты в Америке придешь в фонд и просто расскажешь о своей идее — ты ничего не получишь»

Сколько инвесторов вложили средства в Displair?

— Сейчас в Displair порядка 30 акционеров — половина членов команды, которым мы дали пакеты акций, половина инвесторы, кто так или иначе вкладывался в наш проект.

Есть ли у вас сейчас продукт для продаж?

— Сейчас у нас подготовлена вся документация, есть все пресс-формы и первая опытная партия. У нас есть 10 устройств в Москве, сейчас занимаемся их продажами.

Так как Displair это уникальный продукт и его единицы на рынке, причем не только на российском, мы подняли цену до $30 тысяч за устройство. Налаживаем партнерскую сеть.

От нас уже давно ждут массовый продукт — партнеры из  Китая, Америки, Канады постоянно нас спрашивают, когда мы начнем поставлять им Displair. Сейчас мы сформулировали условия,  на которых с нами можно работать. Как только мы выстроим партнерскую сеть и поедем в Китай собирать продукт, мы планируем вернуть первоначальную цену на устройство – $15 тысяч для конечного клиента, и около $11 тысяч для дистрибьюторов.

Сколько дисплеев планируете собрать в ближайшее время?

— У нас есть комплектующие, чтобы собрать первую партию из 50 устройств. Эта партия вполне вероятно будет реализовываться уже по более низким ценам. Собирать устройства мы планируем в Китае.

Где вы закупали комплектующие?

— Все детали покупали в Китае.

Александр Красноцветов: «Если ты в Америке придешь в фонд и просто расскажешь о своей идее — ты ничего не получишь»

Почему не в России?

— У нас возможно купить какие-то детали, но втридорога. К тому же, это те же поставки из Китая. В России не производят современные электронные комплектующие и пресс-формы. Когда нам были необходимы пресс-формы, мы рассылали заявки по всем заводам, в России и в Китае. Одни российские заводы отвечали, что они столько не потянут — нам требовалось 80 пресс-форм. А некоторые обещали выслать коммерческое предложение после китайского нового года. Китайский завод должен был нам ответить тогда же. По сути, это оказались перекупщики.

Вы сказали, что в конце 2013 года у вас начались проблемы с финансированием. Как это отразилось на коллективе проекта?

— До кризиса у нас в команде было более 50 человек. Сейчас мы оставили минимум людей с максимальной эффективностью. В постоянной команде сейчас пять человек и около десяти — на аутсорсинге. Это те, кто остался нам верен, и в любой момент, когда мы обращаемся к ним за помощью, они нам помогают.

Не собираетесь привлекать дополнительные инвестиции?

— Нет, остаемся на самоокупаемости. Пока нам это удается. Сейчас для нас главное — найти  клиентов и наладить производство. Сейчас мы очень медленно идем, стараемся ни от кого не зависеть. Выстраиваем четкую стратегию, чтобы не оказаться в таких ситуациях, в какой мы оказались в конце прошлого года.

Александр Красноцветов: «Если ты в Америке придешь в фонд и просто расскажешь о своей идее — ты ничего не получишь»

Вернемся к устройству — как работает  Displair?

— В Displair постоянно подается вода, которая превращается в аэрозоль. Поток частиц несется со скоростью 5 м/с. Сами частицы воды абсолютно сухие, размером порядка 2-3 микрон. На аэрозоль проецируется изображение. С обеих сторон от аэрозоля широкий защитный поток воздуха. А за аэрозолем — инфракрасная подсветка, благодаря которой дисплей становится интерактивным.

Для работы устройству необходимы только вода и электричество. Причем подходит обыкновенная вода из-под крана. Для очистки воды в Displair стоят фильтры. При желании устройство можно подключить к системе водоснабжения.

Расскажите подробнее про интерактивность?

— Мы проецируем изображение на плоскость водяного аэрозоля. Рядом с этой плоскостью создается плоскость инфракрасной подсветки – получается, за аэрозолем (относительно пользователя). Соответственно, когда вы подходите к устройству и касаетесь тумана, ваши пальцы подсвечиваются ИК-светом.  Рядом с проектором изображения стоит ИК-камера, которая видит эти инфракрасные пятна и воспринимает либо как просто касания, либо, если нам необходимо сделать какие-то управляющие жесты. Камера видит свет, а софт это все обрабатывает.

Пользователь ощущает поток воздуха. По сути, пальцы упираются в защитный поток воздуха за аэрозолем, туман обтекает пальцы, а картинка не рушится.

Ты видишь картинку. А в тот момент, когда ты ее осязаешь — ты ей управляешь. Мы пробовали располагать инфракрасную плоскость и спереди аэрозоля, относительно пользователя. Но тут получается, что ты управляешь картинкой, еще к ней не прикоснувшись. Это неинтересно. А в случае, когда ИК-плоскость за аэрозолем — ты чувствуешь, чем управляешь.

Я читала, что  Displair способен работать при температуре до -50 градусов…

— Частицы воды, которые используются в нашем устройстве, размером порядка 2-3 микрона,  абсолютно сухие. Когда над ними держишь руку, эти частицы облетают руку. У них настолько сильное поверхностное натяжение, что они не могут удариться и остаться на предмете, поэтому облетают. Именно за счет этих физических свойств наши физики рассчитали, что эти частицы не будут замерзать до -50. За то время, пока эти частицы вылетят и испарятся, замерзнуть они не успеют.

Если говорить о применимости… Displair рассчитан на внутреннюю рекламу, а внутри помещений не бывает таких температур. К тому же, кроме аэрозоля в Displair есть еще много всего — компьютер, блоки питания, проектор. Они при таких температурах откажутся работать.

Александр Красноцветов: «Если ты в Америке придешь в фонд и просто расскажешь о своей идее — ты ничего не получишь»

Как долго вы отлаживали интерактивную версию дисплея?

— Мы закончили работу по интерактиву буквально полгода назад, внедрив последние улучшения. Раньше система реагировала на шумы. Камера смотрит вверх и воспринимает подсветку. Лампочка так же дает яркий свет, причем она излучает во всех спектрах, в том числе в инфракрасном. Соответственно, когда устройство ставили напротив лампочки, а это всегда бывало в условиях выставки, система работала нестабильно. Мы внедрили систему модуляции — свет моргает по функции, которую знает камера. Соответственно, если лампочка горит не по функции, а она всегда горит статично, камера не обращает внимания на этот свет.

Ваш дисплей реагирует только на пальцы или может взаимодействовать с чем угодно?

— Экран будет взаимодействовать не только с пальцами, а с любыми предметами – будь-то указка, ручка, телефон и так далее. Есть игра, Fruit Ninja, в ней надо рубить фрукты. Можно взять нож и играть с ним – экран будет работать. В этом-то и фишка.

Кто разрабатывал программное обеспечение для  Displair?

— Все время, что мы создавали продукт, мы старались сделать его законченным, чтобы потом клиент мог сам что-то менять. При помощи нашего устройства клиент может показать какие-то промо-материалы — фото, видео, презентации. Для этого не требуется никаких особенных условий, положите файлы в папку, и все будет работать. Если надо показать что-то кастомизированное, единственное, что можно сделать для таких заказов — удобную оболочку. Есть операционная система, под нее можно написать нужную клиенту программу. Это можем сделать и мы.

Что такое кастомизированный софт?

— Это программа, написанная под конкретную компанию для конкретной акции, которая вряд ли пригодится кому-то еще и стоит дорого. Заранее предугадать такой заказ невозможно, можно только подогнать операционную систему, чтобы подобные вещи были применимы. Например, производитель или дистрибьютор спортивных товаров хочет, чтобы на  Displair крутился ролик с бегущим спортсменом, а потом с него падал кроссовок и начинал крутиться на дисплее. Подобные заказы мы делаем индивидуально.

Александр Красноцветов: «Если ты в Америке придешь в фонд и просто расскажешь о своей идее — ты ничего не получишь»

На какой платформе работает  Displair?

— Нынешняя версия Displair работает на  Windows. Мы просто «пришили» камеру, написали драйвера и все движения, которые делает человек на Displair, воспринимаются, как действия мышью.

У нас была версия на Android и на  Windows. Сейчас мы полностью перешли на  Windows из-за качества работы, стоимости и распространенности. В России работать на  Windows дешевле и все приветствуют, если продукт работает на этой операционной системе. В Европе и Америке Android-разработчиков больше, там больше востребованы оболочки для этой операционки.

Какие минусы есть у устройства?

— Недостатки устройства связанны с тем, что мы проецируем на воздух, а это не так-то просто. В свободной среде воздух ведет себя так, как ему нравится, поэтому у Displair есть какая-то нестабильность.

Технология новая, но мы считаем, что за ней будущее. Нам недавно сказали — сейчас телевизор работает лучше, чем наш дисплей. Но вначале телевизор был гораздо хуже, чем наш Displair, он был черно-белым. Всему нужно свое время. Сильный спрос на эту технологию будет через пять или десять лет — но это не повод столько ждать. Сейчас могло бы и не быть Displair, если бы мы три года назад не начали его делать.

На кого вы ориентируете свое устройство?

— Сейчас мы представляем мобильный, быстро устанавливаемый Displair с диагональю изображения 30 дюймов. Изначально он создавался для рекламы. То есть наш изначальный клиент — маркетолог, которому необходимо провести презентацию своего продукта так, чтобы был произведен максимальный эффект. Кроме этого Displair прекрасный имиджевый инструмент. Крупные компании, банки хотят наше устройство просто для галочки. И менее Displair подходит для среднего и малого бизнеса, который хотел бы привлечь внимание к своему, например, магазину. Это связано с высокой стоимостью устройства.

Сейчас безэкранные дисплеи появляются везде. Это становится трендом, и мы гордимся, что три года назад мы раскачивали его по всему миру. Мы первыми попытались сделать безэкранный дисплей маленьким и интерактивным. Когда лет через пять технология шагнет на несколько ступенек вперед, пойдет речь о том, чтобы Displair был у каждого дома — как гаджет или компьютер. И мы сразу пошли в эту сторону, к конечному клиенту. Цель — выйти на малый и средний бизнес. Например, в торговом центре, где 100 торговых точек, Displair будет нужен одному-двум предпринимателям, чтобы привлечь внимание к своему бутику. При низкой цене Displair будет продаваться абсолютно другими объемами. Сейчас эти люди хотят его, но подступиться из-за цены не могут.

Александр Красноцветов: «Если ты в Америке придешь в фонд и просто расскажешь о своей идее — ты ничего не получишь»

Как и когда планируете понизить цену на устройство?

— Сейчас Displair стоит $30 тысяч, а мы хотим снизить его стоимость до $1-1,5 тысяч. Это возможно, потому что мы знаем наши слабые места и почему продукт дорогой. Понемногу меняя каждую систему весь продукт можно сделать дешевле в разы. Это наша основная идея следующих разработок.

Как скоро это произойдет говорить трудно. Мы знаем, как это сделать технологически. Сейчас ведем переговоры с китайскими компаниями, которые делают части от нашего устройства. То есть где-то на производство более дешевых комплектующих необходим месяц, где-то — три и так далее. Думаю, серьезно понизить цену на устройство получится не раньше, чем через год, два.

Вы принимали участие в IX Казанской венчурной ярмарке. Чем было полезно это мероприятие?

— Нас пригласили организаторы. Максим приехал, но никого нового не увидел. Он сказал, что ярмарка классная, что никогда не видел всех лучших инвесторов вместе, но он их почти  всех знает. Соответственно, с точки зрения того, чтобы показать, что проект жив и набирает обороты, это была полезная ярмарка. Но с точки привлечения инвестиций…

В России наш хардверный проект уже вряд ли найдет инвестиции. К сожалению, в России у нас не умеют этого делать.

Нам есть, с чем сравнивать. Мы много общались с западными инвесторами, они рассказывали, как там все организовано, как там развиваются хардверные стартапы. Там совершенно другие деньги, сроки, варианты, фонды и так далее.

Как хардверные проекты продвигаются на Западе?

— Если ты в Америке придешь в фонд и просто расскажешь о своей идее — ты ничего не получишь. Там развита идея краудфандинга — взять взаймы у народа. В Америке есть два портала, на которых ты можешь разместить ролик о своем проекте, всю документацию к нему и рассказать, на какой стадии проект и что тебе требуется. Каждый, кому понравится твой проект, может дать тебе деньги. И, в зависимости от суммы, получает что-то от тебя — продукт, льготные условия для приобретения и так далее. Важно, что человек просит деньги у населения. И фонды в Америке выбрали очень простую схему — если твой проект поддержал народ, то твой продукт востребован и в него можно вложить деньги.

У нас есть копии таких проектов — собирают на какое-то творчество, благотворительность и так далее. Но я сомневаюсь, что хардверные проекты в России можно так поддержать — мало кто поймет, о чем идет речь и еще меньше будут готовы дать на это деньги. У нас вообще публика не настолько доверчивая, чтобы кому-то деньги давать. Американцы же порой это делают из спортивного интереса и возможностей у них больше.

У нас вообще  не умеют продвигать хардверные стартапы?

— Я не помню ни одного российского фонда, у которого в портфеле был бы успешный хардверный стартап.

В Сингапуре недавно был создан новый фонд, который ищет стартапы и учит их, как привлекать деньги в Америке. Когда я был в Сингапуре, организаторы фонда мне сказали — если бы у Displair был смарт-инвестор, он бы просто взял наш проект, перевез в Китай, где мы наняли бы команду, нашли заводы и спокойно делали продукт. С точки зрения бизнеса нам надо было просто сняться и приехать туда.

Почему именно в Китай?

– Там есть специалисты и площадки для производства, создана инфраструктура. Можно найти более дешевые материалы, при этом, не теряя в качестве. Возможно, через два-три месяца мы снимемся и перевезем проект в Китай.

Елена Орешина
Фото: Роман Хасаев
Понравился материал? Поделись в соцсетях
3 КОММЕНТАРИЯ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
аноним
фантастика какая-то… не верится, что это возможно…
0
0
Ответить

анон
молодцы ребята, прошли значительную часть пути. а что до России — ее огромная проблема, что в стране слишком много нефти. иначе бы пришлось шевелиться и за подобными стартапами выстраивались очереди инвесторов
0
0
Ответить

Анони
Пипец! ) Волшебная технология ) Она тупиковая по определению, признай уже, Саша. Или мозгов не хватает? Так у спецов, которых вы с Максимом кинули проконсультируйся. Ты все знал и в конце прошлого года и ходил довольный, а много народа голодные и злые сидели под елкой без денег на Новый Год. Ведете себя как истерички, которых все обидели. Забыл, как расхреначивали на право и на лево и ходили как петушки нахохленные от амбиций? Сколько времени впустую в переговорках трачено? Ручками ты работать любишь? ) Все видели, как языком работал.
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite