«Пока тяжесть привлечения инвестиций не перейдет в муниципалитеты, в России ничего не получится»

Глава наблюдательного совета Агентства по привлечению инвестиций Сергей Майоров в интервью KazanFirst. Часть вторая

Привлекать инвестиции в Набережные Челны городские власти доверили двум предпринимателям — Олегу Коробченко и Сергею Майорову. Так в 2012 году появилось первое в России частное агентство по привлечению инвестиций (АПИ). Первоначально бизнесмены скрывали, что АПИ не муниципальная структура. Но потом раскрыли тайну, говорит Майоров. Сейчас агентство ведет 10 инвест-проектов на общую сумму 935 миллионов рублей. Правда, ни один не реализован до конца, признается Майоров. Во второй части интервью KazanFirst он рассказывает о положении малого бизнеса, о программах его поддержки, о конкуренции с иностранными компаниями и сетует на близорукость федеральных властей 

— Чего не хватает сейчас власти в деле поддержки малого и среднего бизнеса?

— Я очень доволен взаимодействием с муниципальными властями [Набережных Челнов]. Они многое делают для поддержки и развития бизнеса. Особенно это стало заметно с созданием отдела по поддержке предпринимательства. Когда есть центр ответственности, тогда бизнес  начинает развиваться. Другое дело, что у муниципалитета желание огромное, а возможности минимальные. На уровне республики у нас тоже полное взаимопонимание и возможностей уже больше. Здесь тоже все в порядке.

— На федеральном уровне?

— На федеральном уровне больше вопросов, чем ответов. Наши предложения зачастую не бывают услышаны. Мы в Челнах видим основную проблему в следующем: Россия два года назад подписала соглашение о вступлении в ВТО. Но комплексного подхода к проблематике не было и нет до сих пор. Сегодня к нам приходят крупные серьезные иностранные игроки. Государство закрывает свой рынок соглашениями о локализации. И правильно делает.

На территории Челнов работают «Мерседес», «Форд». С каждым автомобильным производителем на территории России подписаны соглашения, что в течение 5 лет не менее 60% комплектующих должны производиться на нашей территории. Вроде все здорово. Иностранные компании хотят исполнить это соглашение, но технологическая база у местных производителей по большей части 60-х 70-х годов выпуска. Она явно не соответствует пятому технологическому уровню. Наше машиностроение не генерировало прибыли, чтобы можно было модернизировать производство.

Потому к нам приходят иностранные производители. У них дешевые длинные деньги. У них отработанная система качества менеджмента. Они открывают завод, допустим, в Набережных Челнах и все. Российские производители не попадают ни в качество, ни в цену. У иностранных компаний все лучше.

«Пока тяжесть привлечения инвестиций не перейдет в муниципалитеты, в России ничего не получится»

— А какая разница? Инвестиции в основной капитал идут

—  Вроде бы инвестиции есть, все здорово. Хлопаем в ладоши. С другой стороны, если бы эти инвестиции отдать нашим российским предпринимателям. Если бы у них была возможность, они то же самое сделали бы не хуже, чем иностранные компании. Мне оппоненты говорят, раз мы не смогли, пусть делают иностранцы. Но нашим производителям не были предложены те же условия, которые сейчас есть у [иностранных] конкурентов. Мы должны конкурировать не друг с другом – рынок теперь открыт. Конкурировать приходится с ведущими мировыми компаниями. Они имеют дешевые длинные доступные средства. У нас нет таких программ в части поддержки предпринимательства.

— Что вам нужно?

— Мы просим поставить нас в равные условия. Об отсутствии такой программы мы кричим, бьем в колокола. Мы можем нашу отечественную промышленность уничтожить. На Гайдаровском форуме я сделал предложение все средства, которые предприятие направляет на модернизацию, засчитывать на себестоимость. Не за счет прибыли, которая облагается налогом, а до налогообложения. Замминистра экономического развития Сергей Беляков меня поддержал. Сказал: «мы давно над этой проблемой бьемся, но [Федеральная] налоговая [служба] против». [Беляков] привел в пример Арабские эмираты. 40 лет назад там была безжизненная пустыня. Сделали правильную налоговую политику, приняли стратегические решения. Сегодня страна — оазис. Туда все ездят, чтобы отдыхать и работать.

В российском бюджете доля среднего и малого бизнеса всего 5%. Мы с начальником налоговой инспекции России сцепились. Я говорю – отмените все налоги. Вы сэкономите на зарплате, на сотрудниках, отпустите их, пусть идут в реальный сектор экономики, там уже некому работать. Давайте 5-10 лет не будем брать налогов – пусть расцветет промышленность. «Нет, мы на это не готовы», – отвечает он. Мы эти предложения озвучиваем везде, на всех площадках, куда можем попасть. Эти серьезнейшие проблемы никто не торопится решать. Даже проектов решения нет.

«Пока тяжесть привлечения инвестиций не перейдет в муниципалитеты, в России ничего не получится»

— Как сказывается вступление в ВТО на малом бизнесе?

— Сейчас у нас идет снижение темпов роста. В этом году уже спад. Все это видят и говорят, а мы не знаем что делать. Нет никаких системных продуманных решений, чтобы наш рынок рос. Республика прилагает усилия, муниципалитет прилагает, мы можем под каждым словом и решением подписаться. Но то, что творится на федеральном уровне – не выдерживает никакой критики. Основная поддержка может прийти только оттуда.

Никто не просит безвозвратных денег. Дайте длинные, дешевые, доступные. Долю малого и среднего бизнеса надо довести хотя бы до 50% в доле бюджетных поступлений. Эта задача, которую ставит президент Татарстана. Мы сегодня на 20-25% остановились. Это очень мало. Если взять Канаду – это 99%, в США – 80%. По сравнению с другими регионами мы неплохо выглядим, но в целом, по России – очень низкий процент. У нас основную часть бюджета наполняют корпорации, где-то естественные монополии. Пока это происходит, у нас ничего хорошего не будет. Это слишком неустойчиво. Откажутся газ покупать и все, мы ничего не создали. В СССР продавали сырье и сейчас сырье продаем. Надо уходить от сырьевой экономики и создавать технологическое производство, которое позволит нам захватить какие-то рынки. Если мы пятый технологический уровень проиграли, хотя в четвертом СССР был чемпионом, то в шестом уровне, о котором сейчас говорят, мы должны занять свою нишу.

— Какие условия по длинным деньгам?

— Должен быть определенный кросс-период. Если взять кредит в банке, то с первого дня придется платить проценты. Но на время запуска проекта предприниматель не может возвращать кредитные средства. Они должны быть доступными.

Есть банк малого и среднего предпринимательства, структура ВЭБа. Они заявляют, что дают кредиты под пониженный процент, но пониженный процент все равно надо с первого дня платить.

«Пока тяжесть привлечения инвестиций не перейдет в муниципалитеты, в России ничего не получится»

— АПИ — частная компания. Есть ли ещё частные агентства, которые занимаются привлечением инвестиций в Россию?

— Даже в Татарстане есть примеры частных компаний. Например, в Дрожжановском районе. Они у нас опыт перенимали. Агентство по привлечению инвестиций должно быть в каждом городе. Мы с [помощником президента России] Андреем Белоусовым обменивались мнениями. Он сказал, пока тяжесть привлечения инвестиций не перейдет в муниципалитеты, в России вообще ничего не получится. До малого и среднего бизнеса дойти, минуя муниципалитет, никак нельзя. Сегодня на уровне субъектов реализуются проекты, но это же мегапроекты. А в муниципалитетах что? Мы должны думать о развитии каждого населенного пункта. Первое, что надо создать, это отдел по поддержке предпринимательства. Потом агентство по привлечению инвестиций.

— Ваше агентство помогает создавать подобные организации в других районах и муниципалитетах?

— Мы делимся только опытом. Это все-таки прерогатива Агентства инвестиционного развития Татарстана.

«Пока тяжесть привлечения инвестиций не перейдет в муниципалитеты, в России ничего не получится»

Что такое «деловые обеды»?

— Еженедельный «деловой обед» для первых лиц был создан 90 недель назад. Была необходима неформальная площадка для общения представителей власти, бизнеса и общества. Каждый «деловой обед» участник получает анкету, где есть вопрос, какой бы вы хотели видеть тему «обеда» или кого бы вы хотели видеть на нем. Мы анализируем анкеты. Наша задача — обеспечить явку интересующих лиц, создать тему и согласовать её. Обычно обеды проходят по средам в полдень. Иногда дата меняется, но это крайне редко. Люди уже привыкли.

— Кого хотят видеть на обеде больше остальных?

— Первые «деловые обеды» проводились с представителями власти. В основном все хотели видеть власть, это нам показало, что у предпринимателей с чиновниками недостаточно общения. Были очень жесткие нападки на тех людей, которые приходили. После того, как ряд «деловых обедов» прошел, предприниматели увидели, что власть – это тоже наши челнинцы и они тоже работают. Много чего хотят сделать для улучшения, в том числе и в нашем городе. Мы перешли в режим хорошего конструктивного диалога. Начал происходить информационный обмен.

В начале «делового обеда» объявляем тему, гостя. После все представляются, говорят имя, фамилию, компанию, в которой работают. Реклама на «деловых обедах» запрещена. От неё уже все устали. После того, как все представились, даем слово главному гостю. Он рассказывает о своей деятельности, и мы переходим к вопросам. Для того, чтобы была дисциплина на «деловых обедах», применяем наказание: опоздавшие одевают оранжевые жилеты.

«Пока тяжесть привлечения инвестиций не перейдет в муниципалитеты, в России ничего не получится»

— Дисциплинирует?

— Знаете, каждый раз в оранжевом жилете не очень приятно сидеть. Мы не можем как-то повлиять на людей, а дисциплина должна быть, иначе все превратится в хаос.

После «делового обеда» люди ещё где-то час обмениваются между собой координатами, в том числе с главными гостями. Наедине задаются вопросы, которые не задали публично. Зачастую некоторые задачи решаются прямо там. Многие чиновники не боятся давать свой мобильный телефон. Не секрет, что в каждом обществе, не только в России, есть определенная напряженность в отношении власти и бизнеса. Бизнес считает, что власть плохая – мешает работать. Власть считает, что бизнесмены плохие – налоги платить не хотят. Еженедельный «деловой обед» дает возможность показать — мы все в одной лодке, и все делаем одно общее дело для процветания нашего города.

Мы постоянно наращиваем базу данных предпринимателей. Она у нас сейчас самая большая — в ней три тысячи предпринимателей. Осталось немного, ещё 19 тысяч.  Привлекаем к работе студентов, они нам постоянно её актуализируют.

— Расскажите о себе

— У меня четверо детей, четверо внуков, я коренной челнинец. В 2004 году выпустил книгу «Слово о роде Майоровых», много занимался и занимаюсь издательской деятельностью. Выпустили книги «Наш край – Нижнее Прикамье» Дубровского к его 70-летию, к 75-летию вышла книга «Чем славны Набережные Челны», если брать челнинские биографии, есть книга «Одноклассники. Письма в будущее». Книга основана на общении моих одноклассников. В ближайшее время выпустим седьмую книгу серии «Челнинские биографии» «Мы построили город». Следующее издание расскажет о нашем классном руководителе. Не отхожу от этой темы, мне это интересно, понятно, близко. Кропотливый труд, на некоторые книги по 4-5 лет уходит. Есть фотоальбомы, которые тоже с моим участием были изданы. Вышли две версии, готовится третья, уже инвестиционной направленности.

«Пока тяжесть привлечения инвестиций не перейдет в муниципалитеты, в России ничего не получится»

—  Как пришли в бизнес?

— В бизнес я пришел 20 ноября 1989 года. Открыл строительный кооператив «Престиж». Начал заниматься тем, что умел.

— Кто вы по образованию?

— По первому образованию я инженер-строитель.

— Почему решили уйти в бизнес?

— У меня возник внутренний дискомфорт: я с двумя высшими образованиями сижу начальником производственно-технического отдела, с неплохой зарплатой. Но  вокруг меня кооператоры – бывшие шабашники, которые деньги дипломатами носят, ездят на личных машинах, а я такой умный на автобусе. Я подумал, если у них получается, то почему у меня не получится? С этого все началось.

В 1992 году мы открыли торговый дом «Магнолия» — бренд, который до сих пор несем. Мы ушли от строительства — не пережили кризис. Сейчас занимаемся производством. У нас Набережночелнинский литейно-механический завод. На его базе открыто производство светодиодных светильников, так как основная часть изделия — алюминиевый радиатор – сопутствующая продукция. На территории КИП «Мастера» шьем тентовые конструкции, в том числе для главного конвейера «Камаза», для Минобороны, для других заводов.

Есть у нас один социальный проект. Набережночелнинское предприятие инвалидов. Пятый год оно работает. Инвалиды шьют спецодежду. К сожалению, никак не может выйти на хотя бы нулевой уровень доходности. Но пытаемся выстроить деятельность таким образом, чтобы минимизировать убытки, хотим в ближайшей перспективе вывести предприятие в ноль.

«Пока тяжесть привлечения инвестиций не перейдет в муниципалитеты, в России ничего не получится»

— Вы работали в «Камазе» и «Таифе». Чем работа там отличается от ведения собственного бизнеса?

— На «Камазе» я работал директором по продажам и совмещал должность генерального директора торгово-финансовой компании. Очень рад, что поработал на автогиганте, хотя долго отказывался. Не хотел идти туда. Мне было непонятно, пока я не пришел на завод. Там я понял, что у меня совершенно нет опыта работы в крупной корпорации. Она открывает совершенно другие горизонты: мышления, общения с другими людьми. Отработав год директором по продажам, я вернулся к себе, закрыл весь бизнес, который у меня был. Мне просто стало неинтересно им заниматься. Не было того масштаба.

 «Магнолия» занялась девелоперским бизнесом. У меня появился первый опыт работы с инвесторами. В строительной компании надо было генерировать собственные проекты, привлекать инвестиции в них. За короткое время мы запустили проектов на 7,5 млрд рублей в Челнах и Альметьевске. Общий переговорный пакет у нас достигал 2 млрд долларов. Но Связь-банк, который в нас инвестировал, кризис не пережил. Он не приказал долго жить, но были закрыты все проекты. По решению президента России банк был продан за 5 тысяч рублей в государственную компанию.

Михаил Ляпунов

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite