Камияр Байтемиров: «Пока существуют такие монстры, как агрохолдинги, интересы сельхоз- товаропроизводителя и переработчика никогда не будут совпадать»

Председатель Ассоциации фермеров и крестьянских подворий Татарстана в интервью KazanFirst

Несмотря на тяжелые условия, количество фермерских хозяйств и крестьянских подворий в Татарстане растет. Фермерам не выдают кредиты, у них проблемы со страхованием, агрохолдинги пытаются занизить закупочные цены, однако они не сдаются. Председатель Ассоциации фермеров и крестьянских подворий Татарстана в интервью KazanFirst рассказал, почему агрохолдинги обречены на провал, как кооперативы могут помочь поднять сельское хозяйство и почему агропромпарк «Казань», на который возлагались большие надежды, оказался убыточен

— Сколько сейчас в Татарстане фермерских хозяйств и крестьянских подворий?

— Количество фермерских хозяйств в любые годы имеет тенденцию роста. Если взять сегодняшний день, то количество юридически оформленных фермерских хозяйств в Татарстане около 6 тысяч.  Действующих крестьянских подворий (личных подсобных хозяйств, ЛПХ) в Татарстане более 318 тысяч.

Камияр Байтемиров: «Пока существуют такие монстры, как агрохолдинги, интересы сельхоз- товаропроизводителя и переработчика никогда не будут совпадать»

— Почему сельхозпроизводители объединяются в кооперативы?

— Со дня выхода закона «О крестьянском фермерском хозяйстве» в 1991 году сразу встал вопрос о развитии сельскохозяйственной потребительской кооперации, потому что тогда фермеры реализовывали свою продукцию через посредников. С середины 90-х годов фермерские хозяйства нуждались в финансовой поддержке. Тогда встал вопрос о создании сельскохозяйственных кредитно-потребительских кооперативов, которые также смогли бы финансово помочь фермерским хозяйствам и крестьянским подворьям.

Этап становления сельскохозяйственных  кредитных, обслуживающих и перерабатывающих кооперативов сейчас набирает силу и этому уделяется внимание со стороны федерального правительства, Министерства сельского хозяйства России и Татарстана.

— Можно ли эффективно развивать сельские территории, не создавая кооперативы?

– Альтернативы развития сельских территорий в целом, в том числе и фермерских хозяйств, нет. Потому что фермерские хозяйства наряду с производственными задачами выполняют роль социальной защиты деревни. Фермы становятся своего рода деревнеобразующими предприятиями. Они развивают вокруг себя инфраструктуру – вокруг ферм формируются кредитно-потребительские, снабженческо-сбытовые, перерабатывающие кооперативы. Это все дает работу селянам.

Камияр Байтемиров: «Пока существуют такие монстры, как агрохолдинги, интересы сельхоз- товаропроизводителя и переработчика никогда не будут совпадать»

— Почему именно сейчас остро стоит вопрос о создании кооперативов?

— Само развитие фермерства и экономики говорит о том, что необходимо перейти на другую ступень развития, как это сделано в других странах Европы, в США, Канаде. Там фермеры объединены в кооперативы по отраслевому принципу. Фермер является пайщиком, и заработанные средства в кооперативе через переработку, обслуживание возвращаются пропорционально его участию в этом кооперативе. Это работа на доверительных началах. Общее собрание решает, куда направить заработанные средства. Это одно из важнейших направлений развития сельского хозяйства. Мы считаем, что при надлежащей господдержке кооперация в Татарстане должна получить соответствующее развитие.

Созданием кооперативов мы помогаем организовывать законченный цикл производства, переработки и реализации. В этом заинтересованы все – и государство, и потребители, и фермеры.

Государство отвечает за здоровье нации, за развитие новых территорий и продовольственную безопасность. Фермеры получают законченный цикл производства и знают, что их продукция востребована. Создание такого кластера или корпорации позволяет прослеживать всю производственную цепочку, при  которой есть гарантии производителей, переработчиков. Потребитель же получает именную продукцию и гарантии качества.

Камияр Байтемиров: «Пока существуют такие монстры, как агрохолдинги, интересы сельхоз- товаропроизводителя и переработчика никогда не будут совпадать»

— Помогает ли государство развивать кооперативы?

— Да. Сейчас государство прислушивается к фермерам и организует финансирование таким образом, чтобы  фермерам было интересно развивать кооперацию. Работа Ассоциации и государственные субсидии позволяют выйти на новый уровень государственно-частного партнерства. Но этого недостаточно. Поддержка западных фермеров от поддержки нас нашим государством отличается в 20 раз.

Крестьяне на протяжении веков оставались теми людьми, которые несли на своих плечах государственную ношу. Но государство всегда к ним относилось, отчасти и сейчас относится, не так, как к другим категориям граждан. Где самые плохие дороги или вообще их нет? В селах. Где самый низкий уровень жизни и заработная плата? Опять в селах. Государство должно пересмотреть свое отношение к селянам. Селяне отвечают за продовольственную безопасность государства.

— Сколько сейчас кооперативов в республике?

— В Татарстане 36 сельскохозяйственных потребительских кооперативов всех видов (кредитные, снабженческо-сбытовые, перерабатывающие – KazanFirst).

Камияр Байтемиров: «Пока существуют такие монстры, как агрохолдинги, интересы сельхоз- товаропроизводителя и переработчика никогда не будут совпадать»

— Этого достаточно?

— Это капля в море. Если взять в общем объеме той продукции, которую производят фермеры и крестьянские подворья, необходимо более 300 кооперативов. В Татарстане более 3500 сельских поселений. В идеале, на каждые 2-3 поселения был один кооператив. Сейчас существующие у нас кооперативы работают на 10 и более деревень. Но по сравнению с другими регионами России мы в более выигрышном положении.

Сейчас мы создаем кооперативное объединение на юго-востоке республики, планируем организовать подобное объединение также и на северо-западе Татарстана. Но тех средств, которые есть в агропромышленном комплексе, явно не хватает, чтобы комплексно подойти к этой проблеме и чтобы фермеры и крестьяне ощутили реальную поддержку.

— Как быть с агрохолдингами – эффективна ли эта форма развития сельского хозяйства?

— Агрохолдинги сейчас играют отрицательную роль в социальном и демографическом плане. При концентрации производства и использовании технологий многие селяне остаются без работы. И они вынуждены уезжать искать места, где хорошо платят – едут в Казань и другие крупные города. С 2006 по 2010 год из сел уехало порядка 58 тысяч человек. К таким последствиям привели концентрация и специализация производства.

Ситуация, которая складывалась до 2010 года, была благоприятной для агрохолдингов. Но засуха показала все отрицательные стороны подобной формы объединения – в организационной работе и взаимоотношениях с фермерами и крестьянскими подворьями.

Камияр Байтемиров: «Пока существуют такие монстры, как агрохолдинги, интересы сельхоз- товаропроизводителя и переработчика никогда не будут совпадать»

— Именно поэтому обанкротился «Вамин»?

— Были и другие причины. Примерно в то же время иссякла господдержка, которую получал холдинг. Засуха и сокращение финансирования повлияли на финансово-хозяйственное состояние «Вамина» и других агрохолдингов. Получилось, что должно было получиться. Потому что ни в одной стране мира в сельском хозяйстве такая концентрация производства и земельных ресурсов недопустима.

Кроме того, со стороны государства не был решен ряд принципиальных проблем, причем не только по Татарстану, но и в целом по России. Это вопросы ценообразования, вопросы по государственному заказу, при котором крестьяне и агрохолдинги знали бы, по какой цене и в каких количествах они будут сдавать свою продукцию. Все это стало сопутствующими причинами банкротства «Вамина». Это в очередной раз показало, что организационно-правовая форма в виде концерна или агрохолдинга – нежизнеспособна.

Думаю, сыграла свою роль и определенная жадность к крестьянам. Когда переработка молока была сосредоточена в одних руках, то получение сверхприбыли диктовало цены на молоко. Это, конечно же, способствовало тому, что у крестьян, которые производят молоко, доходы оказались меньше, чем расходы, и началось сокращение поголовья скота.

Камияр Байтемиров: «Пока существуют такие монстры, как агрохолдинги, интересы сельхоз- товаропроизводителя и переработчика никогда не будут совпадать»

— Как сокращение поголовья скота влияет на молочную отрасль сейчас?

— Вследствие того, что у населения и у сельхоз товаропроизводителей в целом по всей России снизилось поголовье скота, потребность в молоке внутри Татарстана и за пределами республики выросла, цена на молоко увеличилась. Сейчас снова ходят слухи, что переработчики молока якобы договорились снизить цены, и что сейчас уже пошло снижение закупочных цен.

Поэтому одна из задач Ассоциации и самих фермеров состоит в том, чтобы производимое фермерами молоко перерабатывалось кооперативами. Пока существуют такие монстры как агрохолдинги, интересы сельхоз товаропроизводителя и переработчика никогда не будут совпадать. Только если для того, чтобы умерить аппетиты переработчиков не будет использоваться какой-то административный ресурс.

— По каким ценам сейчас закупается молоко у фермеров?

— Сейчас закупочные цены на молоко разнятся даже в пределах одного муниципального района. Сегодня установилась хорошая цена – от 21 до 26 рублей за литр. При таких ценах и фермерские хозяйства, и крестьянские подворья готовы увеличивать поголовье скота, особенно если государство окажет им поддержку.

Камияр Байтемиров: «Пока существуют такие монстры, как агрохолдинги, интересы сельхоз- товаропроизводителя и переработчика никогда не будут совпадать»

— Окупается ли производство молока при таких закупочных ценах?

— Да, окупается. В таких условиях фермерские хозяйства готовы увеличивать поголовье скота. В 2014 году фермерские хозяйства и крестьянские подворья, которые будут увеличивать поголовье дойных коров, получат на это субсидии из республиканского бюджета. Размер субсидий пока не определен.

— Осенью прошлого года закупочная цена на молоко увеличилась благодаря тому, что в Татарстане начали закупать молоко соседние регионы. Как с этим обстоят дела сейчас?

— В Татарстане продолжают закупать молоко другие регионы России. Благодаря этому республиканские монополисты по переработке молока были вынуждены поднять закупочные цены. Нам бы хотелось, чтобы цены, которые установились на молоко осенью и зимой, сохранились. Цена в 21-26 рублей за литр установилась также благодаря этому.

— Каким образом сейчас распределяются субсидии среди фермеров-растениеводов?

— Раньше с этим были большие проблемы. Крестьяне всегда имели меньше голоса, и им доставалось меньше средств. Кто был вхож в кабинеты, в том числе монополисты, им доставалось больше.

Ассоциация предложила, чтобы субсидии распределяли всем пропорционально пашне и произведенной продукции. Уже второй год распределение бюджетных средств идет по этому принципу. Сейчас с распределением субсидий проблем нет. Если взять в целом, в связи с тем, что деньги распределяются практически каждому фермеру, сумма субсидий, конечно, уменьшилась.

Камияр Байтемиров: «Пока существуют такие монстры, как агрохолдинги, интересы сельхоз- товаропроизводителя и переработчика никогда не будут совпадать»

— Как фермер может получить субсидию?

— Фермер сдает отчет о работе за год, в котором отмечены размеры участка и урожая. На основании этих данных исчисляется субсидия на следующий год.

— Достаточно ли выделяемых государством средств для развития малых и средних предприятий сельского хозяйства?

— При распределении средств 92% бюджета, выделяемого на развитие сельского хозяйства, идет на развитие и поддержку крупных и средних производителей, а 8% достается фермерам и крестьянским подворьям. При этом мы производим более половины валовой сельскохозяйственной продукции. Конечно, в итоге этих средств недостаточно, чтобы малые и средние формы предприятий сельского хозяйства эффективно развивались.

— Как обстоят дела с кредитованием крестьян –с этим были большие проблемы…

— Из 6000 фермерских хозяйств кредиты получают единицы. Но за этими кредитами приходится ходить по 3-4 месяца, и нет никаких гарантий, что фермер получит деньги. С крестьянскими подворьями дело обстоит проще – им кредиты выдают охотнее. Потому что они берут средства в небольшом объеме, на короткое время, вовремя возвращают – это удобно для банка. Фермерскому хозяйству же деньги, как правило, нужны на долгосрочные проекты и в больших количествах. Банки на это не идут из-за высоких рисков – боятся, что деньги просто не вернутся.

Камияр Байтемиров: «Пока существуют такие монстры, как агрохолдинги, интересы сельхоз- товаропроизводителя и переработчика никогда не будут совпадать»

— Если посмотреть по структуре задолженности банкам в сельскохозяйственной отрасли, как распределяются долги между агрохолдингами и  фермерскими хозяйствами и крестьянскими подворьями?

— Если мне не изменяет память, на фермерские хозяйства и крестьянские подворья приходится всего 0,2-0,3%. Все остальное – долги агрохолдингов. Если бы эти деньги были в свое время направлены на развитие малых форм хозяйства в АПК, сейчас Татарстан при соответствующем развитии инфраструктуры малых форм хозяйств и развитии рыночных отношений, при развитии первичного и вторичного рынка земли, был бы в другом состоянии.

— Сложно ли сегодня фермерам получить страховку?

— Страхование — это застарелая проблема, которая никуда не делась. Вышел новый закон о страховании, мы принимали участие в его разработке, но, к сожалению, наши предложения были учтены не в полной мере.

Из плюсов новой системы – сейчас при страховании 50% субсидии выплачивается страховой компании. Раньше надо было полностью заплатить страховой компании, и только потом деньги возвращались фермеру через субсидии. Кроме этого, сейчас почти 30 видов и методологий страхования. Фермер сам выбирает, какую статью взять и что застраховать.

Камияр Байтемиров: «Пока существуют такие монстры, как агрохолдинги, интересы сельхоз- товаропроизводителя и переработчика никогда не будут совпадать»

— Пытаетесь ли вы привнести еще какие-то изменения в страховую систему?

— Сейчас мы пытаемся создать сообщество страховых компаний, которые гарантированно страхуют фермерские хозяйства. Через фермерские хозяйства и страховые компании с участием государства на основе государственно-частного партнерства, как в Канаде, создается резервный фонд. Из этого резервного фонда при скачках цен выплачивается сумма, которая доводит хозяйство до рентабельности в 20-30%.

Это будет правительственный фонд, возглавляемый советом, который должен решать, куда и в каком размере направить средства. Эта методика успешно работает. Например, канадские фермеры уже 15 декабря знают, какая цена, по мнению аналитиков, может быть на рынке зерна на следующий год. А 15 января следующего года 50% этой стоимости выплачивается фермерским хозяйствам из резервного фонда. С каждой тонны или каждого килограмма проданного фермером зерна 2% отчисляются в резервный фонд, если год оказался прибыльным. Это делается, чтобы сохранить баланс интересов государства и фермеров.

В Татарстане мы пытаемся создать такой фонд, но пока безуспешно. Понимание проблемы есть, а решения нет.

Камияр Байтемиров: «Пока существуют такие монстры, как агрохолдинги, интересы сельхоз- товаропроизводителя и переработчика никогда не будут совпадать»

— Год назад в Казани  открылся агропромпарк «Казань» – площадка для реализации товаров местных производителей. Проект оказался убыточен. Почему?

— Идея и идеология агропромпарка была разработана Ассоциацией. Но, к сожалению, от этой идеологии дирекция агропарка и государство отошли. Мы предполагали, что государство должно было дать его в оперативное управление в потребительский кооператив второго уровня. Тот, в свою очередь, должен был работать с кооперативами первого уровня, которые находятся в районах республики. Тем самым мы бы развивали логистику движения товаров от посева до реализации. Оператор был бы заказчиком продукции, которая необходима потребителям. Но эта система не работает. Это основная проблема, из-за которой агропромпарк не может стать рентабельным.

Другая проблема, с которой мы столкнулись — агропромпарк начал свою работу, когда еще не было завершено строительство. Поэтому не были запущены все механизмы, которые помогли бы лучше ему функционировать. Свою роль играет и отсутствие грамотной транспортной развязки. В итоге загруженность агропромпарка всего 60%, покупателей мало, площадка убыточна.

— Как решаются эти проблемы?

—  Эти вопросы постоянно поднимаются на заседаниях совета директоров агропромпарка, некоторые проблемы выносятся на уровень муниципалитета и министерств, однако по многим моментам решения так и нет.

Если взять на уровне города – необходимо наладить транспортный поток. В самом агропарке необходимо наладить логистику, чтобы было ясно, кто, с каким товаром, на каком месте и когда стоит. Сельхозпроизводители должны не просто стихийно приезжать и выкладывать товар на продажу, а заранее заказывать себе место.

Камияр Байтемиров: «Пока существуют такие монстры, как агрохолдинги, интересы сельхоз- товаропроизводителя и переработчика никогда не будут совпадать»

— Что еще необходимо агропарку, чтобы стать рентабельным?

— Агропромпарк должен оказывать все услуги, которые необходимы сельхоз- товаропроизводителям. Фермер должен туда приехать не только продавать свою продукцию, он должен оттуда увезти что-то, необходимое для ведения его хозяйства. Когда мы составляли идеологию площадки, мы закладывали и учитывали спрос не только населения, но и спрос рынков, пунктов общественного питания, при котором бы агропарк занимался бы и оптовой реализацией продукции фермеров. Мы рассчитывали, что 30% будет отдано розничной торговле, а 70% — оптовой. К сожалению, этот баланс не сохраняется, и это тоже ведет к убыточности площадки.

Сельское хозяйство сезонно. И агропарк заранее должен работать над тем, чтобы зимой было что продавать – он должен заказывать фермерам и кооперативам, сколько ему требуется продукции, какой и в какие сроки.

Необходимо расширять спектр предоставляемых услуг – для потребителей, для фермеров, для оптовых покупателей. Надо предоставить возможность не только купить мясо, но и приобрести живой скот. Потребителю важно, чтобы он на месте мог получить свежую продукцию и полуфабрикат. При этом посетители должны иметь возможность оставить где-то детей и перекусить.

Сам агропарк можно использовать для проведения маштабных сельхозмероприятий – ярмарок, выставок, форумов и так далее. Все это поможет вывести площадку в прибыль.

— Планируется ли в ближайшее время привнести вышеперечисленное в работу агропромпарка?

— Мы бы очень этого хотели. Но все зависит от дирекции площадки и государства.

Елена Орешина
Фото: Роман Хасаев

Понравился материал? Поделись в соцсетях
2 КОММЕНТАРИЯ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Фермер
Камияра Мижагитовича надо в министры сельского хозяйства РТ. Он знает как вытащить аграриев
0
0
Ответить

Фермер 2
В министры Камияра Мижагитовича
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite