Рамиль Хайруллин: «У меня нет мандража, что я хочу в Госсовет. Если представитель автомобилистов нужен в парламенте – значит, он там будет»

Почему вице-президент федерации автовладельцев России по Татарстану идет в парламент республики

Елена Орешина, Казань 

Рамиль Хайруллин — один из самых известных общественных активистов Казани — в мае принял решение выдвинуть кандидатуру на выборах в Госсовет Татарстана. Решение оригинальное, тем более, что вице-президент федерации автовладельцев России баллотируется от КПРФ. Он уверен, в случае победы его организация будет эффективнее помогать водителям, а у него откроется доступ ко многим (закрытым для него сейчас) документам по содержанию и строительству автомобильных дорог. Для Хайруллина это первая избирательная кампания, потому он, как новичок, рассчитывает на помощь своих соратников по компартии. О мотивах, о политических раскладах, о том, с чем ФАР идет в парламент активист рассказал в интервью нашему изданию

— Вы активный общественный деятель. Почему вы решили пойти в Госсовет РТ?

— Предложение на самом деле было неожиданным. В принципе с КПРФ мы сотрудничаем порядка полутора лет. Первый раз на нас вышел [2-й секретарь рескома КПРФ Артем] Прокофьев и предложил провести совместный круглый стол с чиновниками исполкома.

У нас тогда возникли сомнения, что из этой встречи выйдет что-то путное — исполком упорно не хотел нас замечать. Мы же постоянно задаем им вопросы, что, как и почему в городе. Но мы попробовали провести круглый стол. Всех собрали, всё им высказали. Но проблема в том, что первый круглый стол получился общий – по ямам и разметке на дорогах, по автобусным полосам, знакам, парковкам и так далее. Так получилось, потому что у нас накопилось очень много вопросов. Поэтому эффекта не было.

Ко второму круглому столу, который состоялся через год после первого, мы подошли иначе. Мы вспомнили темы, которые поднимали в прошлый раз и сообщили, что за год так ничего и не изменилось. Исполком попытался сказать, что за это время они построили развязки, но мы отметили, что это не заслуга исполкома, это в основе своей федеральные и республиканские средства. В остальном все осталось так же, а где-то и хуже. Кстати, развязки, построенные к Универсиаде, уже тоже начинают сыпаться, хотя прошло не так уж много времени.

Так вот, после нашего сотрудничества, Прокофьев и [1-й секретарь рескома КПРФ Хафиз] Миргалимов предложили мне пойти в Госсовет. Это было неожиданно, потому что они меня приглашали на встречу по новому круглому столу. Потом я подумал и решил – почему бы и нет!

За четыре года деятельности ФАР в Татарстане я понял, что у нас в парламенте республике и в казанской городской думе нет представителей автомобилистов.

Это совсем другой уровень. Одно дело, когда мы пытаемся воззвать к совести наших чиновников как общественная организация, и другое дело, если это будет делать действующий депутат. У нас появится возможность оказывать более реальную помощь. Я иду в Госсовет только из этих побуждений.
Рамиль Хайруллин: «У меня нет мандража, что я хочу в Госсовет. Если представитель автомобилистов нужен в парламенте – значит, он там будет» — Когда вам сделали предложение участвовать в выборах в Госсовет?

— Когда началась чехарда со сбором документов. Предложение поступило в мае. В июне мы уже начали собирать документы для регистрации. Сейчас я зарегистрирован по Шаляпинскому [одномандатному] округу [Казани].

— А почему именно по Шаляпинскому?

— Тут все просто – я живу в Приволжском районе. Я считаю, что депутат должен выдвигаться от того места, где он живет. Для меня немного непонятно, когда человек живет, например, в Набережных Челнах, а выдвигается по какому-то району Казани. Он разве знает, с какими проблемами сталкиваются местные жители? В лучшем случае, он перед выборами приедет и несколько раз встретится с жителями, что-то им пообещав.

Я же знаю все проблемы Приволжского района, я сам там живу, постоянно езжу. Это будет проще для меня и полезнее для жителей. Естественно моя работа не будет ограничиваться одним округом, будет оказываться помощь всем автомобилистам республики.

— Кто ваш самый сильный соперник по этому округу, и как вы оцениваете свои шансы?

— Если говорить о кандидатах, я точно знаю, что по этому округу никого не выдвинула «Единая Россия». До 10 августа идет проверка подписей, поэтому по остальным кандидатам тоже пока рано говорить – неизвестно, кто будет наверняка. Пока есть несколько кандидатов от партий и самовыдвиженец, но сказать по ним ничего не могу.

Лично у меня нет неудержимого мандража, что я хочу в Госсовет. Если представитель автомобилистов нужен в парламенте – значит, он там будет. Если людям он там не нужен – то не будет. Все просто.

В гонку мы конечно включимся, как и все, в середине августа, когда начнется предвыборная кампания.  Но я к этому отношусь спокойно.
Рамиль Хайруллин: «У меня нет мандража, что я хочу в Госсовет. Если представитель автомобилистов нужен в парламенте – значит, он там будет»— Как планируете проводить предвыборную кампанию?

— С кампанией будет помогать КПРФ, я же все-таки от этой партии иду. Наверно будем делать и распространять листовки, публиковаться в СМИ – как и все. Встречи с избирателями пока не планируем. Я думаю, что это не тот метод, потому что я никого не знаю, и меня никто не знает. Во время таких встреч, как правило, даются пустые обещания. Я такого делать не хочу. Оценивать человека надо не по обещаниям, а по его поступкам.

— Ну все равно, какая-то программа у вас есть, с чем вы идете в Госсовет?

—  Программа проста. Как я занимался проблемами автомобилистов, тем же самым буду заниматься и дальше, только на другом, более высоком уровне. Надо решить вопросы с велосипедистами – они практически не могут безопасно передвигаться по городу. Автобусные полосы – надо провести полную ревизию и ликвидировать чуть ли не половину автобусных полос. Если не ликвидировать, то сделать, как в Москве, разрешить ездить по ним по выходным и ночью. Есть множество других проблем. Все эти вопросы в силах решить наш парламент, даже казанская городская дума. Но они на это не идут.

Я вижу проблемы, которые есть в городе, я хочу их решать. Но у меня нет возможностей. Я от лица ФАР пытаюсь взаимодействовать с властями, но меня внимательно выслушивают и ничего не делают.

— То есть избирательную кампанию вы будете ориентировать на автомобилистов?

— Да. Все же я уже четыре года работаю, как представитель автомобилистов. На них и буду ориентироваться. Обещать сделать все всем хорошо, я не буду.
Рамиль Хайруллин: «У меня нет мандража, что я хочу в Госсовет. Если представитель автомобилистов нужен в парламенте – значит, он там будет»— Если вернуться к Шаляпинскому округу, по которому  вы выдвигаетесь и к кандидатам. Почему сначала выдвинулся, а потом снялся председатель правления банка «Ак барс» Роберт Миннегалиев?

— Понятия не имею. Я сам узнал про то, что он выдвигается из новостей вашего портала, когда вы делали раскладку по кандидатам. А потом, через некоторое время, узнал, что он снялся, и очень удивился. Но по каким причинам не знаю. Может он решил по другому округу пойти, может по спискам.

Вообще Шаляпинский округ интересен. «Единой России» там нет.

— Тем не менее, по этому же округу идут кандидат от ЛДПР Руслан Юсупов, от «Коммунистов России» Сергей Беляев, от «Справедливой России» Наиль Миндубаев и от «Родины» Сергей Семенов. Как вы их оцениваете? Не считаете серьезными конкурентами?

— Про них толком ничего не знаю. Вообще я в выборных процессах участвовал давно, в качестве наблюдателя. Я ничего не буду говорить про этих кандидатов, потому что я уверен, что у них будет одно обещание – сделать все всем хорошо. Но лично я подобным заявлениям не верю, надо судить по делам.

Все просто – что мешало депутатам Госсовета РТ заниматься теми проблемами, которые они обещают решить сейчас? Ничего не мешало.

— ЛДПР, «Коммунистам России», «Справедливой России» и «Родине» мешало наверно то, что они не представлены в парламенте…

— Ну как партии же они существуют, ведут какую-то деятельность. Почему-то активная работа у них начинается только в преддверии выборов.

Вообще, у ФАР более-менее плодотворное сотрудничество налажено только с КПРФ, причем партия сама на нас вышла, еще до выборов. По сути, у каждой партии половина электората – автомобилисты, машины есть практически в каждой семье. Их проблемы можно решать при помощи партий, но ни одна из них ничего не сделала.
Рамиль Хайруллин: «У меня нет мандража, что я хочу в Госсовет. Если представитель автомобилистов нужен в парламенте – значит, он там будет»— Если посмотреть с точки зрения эффективности – не логичнее было бы пойти от «Единой России»?

— Может быть и логично, но от них предложений не поступало. Нам, вообще-то, все равно с кем сотрудничать, если это идет на пользу и в интересах жителей и автомобилистов.

«Единая Россия» года три назад пыталась с нами разговаривать, но в итоге мы ни к чему не пришли и в итоге перестали с ними контактировать, а они перестали нас приглашать. Просто сидеть и разговаривать ни о чем — не для нас.

— Вы пройдете в парламент – вы сможете влиять на решение городских проблем?

— Конечно. У меня будет законное основание запросить все данные – почему и на какие суммы ведется ямочный ремонт, кто им занимается, рассмотреть сметы. Сейчас это крайне закрытая информация. Мы даже не можем запросить дислокацию дорожных знаков и разметки, только через суд. И то, суд не всегда встает на нашу сторону. А действующий депутат сможет всю эту информацию запросить, с полной выкладкой – что и в каком размере и куда потрачено, какой от этого эффект, сколько выполнено и так далее.

— Чем федерация занимается сейчас?

— Летом у нас затишье, можно сказать – мертвый сезон. Все за городом, никто ничего делать не хочет. Как правило, летом мы подключаемся только для решения каких-то глобальных проблем. Например, какие-то спорные ситуации как это было на [улице] Карла Маркса 65. Там массово рассылали всем штрафы за перестроение для поворота направо. Проблема с помощью ГИБДД РТ успешно решена. Или всплывают какие-то факты, такие например, что половина автобусных полос в Казани фактически была вне закона в течение 5 лет и так далее. Но юридическая помощь у нас работает постоянно, помощь водителям мы оказываем всегда, практически круглосуточно.

Сейчас у нас идет анкетирование инспекторов ГИБДД, чтобы оценить их профессиональный уровень – оценивается деятельность полиции со стороны общественных организаций, народа, водителей.
Рамиль Хайруллин: «У меня нет мандража, что я хочу в Госсовет. Если представитель автомобилистов нужен в парламенте – значит, он там будет»— Если летом затишье, то когда всплеск проблем?

— Весна это самая горячая пора, когда начинаются основные проблемы с дорогами, потому что вместе со снегом тает асфальт. Ямы, ухабы, разметка… Впрочем, под конец лета проблемы с разметкой начинаются снова. Стирается свеженанесенная разметка. Городским властям снова надо задавать вопрос, что за краску они используют, что ее хватает на месяц-два.

— С какими вопросами обычно звонят водители?

— У всех разные вопросы. Но в основном – по штрафам, правомерно ли было наложено взыскание, можно ли их оспорить. Около половины из вопросов – касаемо автобусных полос, эта самая глобальная проблема Казани.

— А эвакуаторы? Я сама несколько раз становилась свидетелем, как машины эвакуируют не по правилам дорожного движения. То есть автомобиль припаркован правильно, а эвакуатор все равно пытается его увезти…

— Мы водителей сразу просим, чтобы они фиксировали местоположение своего автомобиля. Не обязательно выйти из машины и сфотографировать, хотя это было бы идеально. Но сейчас же у каждого второго есть видеорегистратор, для того, чтобы что-то доказать, нужна хотя бы видеозапись, как водитель паркуется. И с этой записью на разборе у ГИБДД можно все отменять и забирать машину.
Рамиль Хайруллин: «У меня нет мандража, что я хочу в Госсовет. Если представитель автомобилистов нужен в парламенте – значит, он там будет»— Можно ли на основе таких случаев возбудить проверки инспекторов ГИБДД?

— У нас нет такого права. Возбудить какую-то проверку может только прокуратура. Вообще мы просим водителей, чтобы они скидывали нам полную информацию по подобным случаям. Но водители ленятся это делать. Чтобы рассмотреть случай с представителями ГИБДД надо прийти не просто со словами водителя, а хотя бы с какими-то материалами (фото или видео), на которых видно, как расположены знаки, разметка и так далее. Отменять постановление со слов водителя никто не будет.

У нас налажен плотный контакт с начальником ГАИ города. Если возникают какие-то спорные ситуации, то они идут навстречу.

— А можно ли добиться моральной компенсации по таким случаям? Все же водители теряют время, силы, нервы…

— Как правило, нет. Если хотя бы в одном случае суд встанет на сторону водителя, будет создан прецедент, и все начнут подавать иски. Суды такие вещи не компенсируют. Очень сложно доказать полученный моральный ущерб. А если водитель и выиграет, то это будут копейки.

— Сколько человек работает в татарстанском отделении ФАР?

— У нас нет категоричного членства. ФАР это же федерация, которая объединяет автомобилистов, которые уже разбиты по каким-то группам или клубам. Если говорить про актив федерации, то это два юриста и еще четыре-пять человек. В остальном у нас идет постоянная ротация, потому что рутиной заниматься никто не любит. В основном люди приходят со своей проблемой, они ее успешно решают и уходят. Помогать кому-то другому им  неинтересно. Среди нас остались фанаты  своей работы.
Рамиль Хайруллин: «У меня нет мандража, что я хочу в Госсовет. Если представитель автомобилистов нужен в парламенте – значит, он там будет»— Как работают ваши юристы?

— У нас два юриста. Есть «горячая линия», на которую может позвонить любой автомобилист, если у него что-то случилось: наш автоюрист пошагово расскажет, как действовать в той или иной ситуации. Мы создавали «горячую линию», чтобы было куда обратиться в безвыходной ситуации.

Бывает, водители звонят и напрямую мне. Как правило, в день поступает пять-шесть звонков. Большую часть я перенаправляю нашим автоюристам, потому что они помогут более оперативно и качественно.

Еще у нас есть форум, на котором водители тоже задают вопросы. На форуме среди пользователей также есть несколько автоюристов, которые помогают форумчанам, консультируют.

— Горячая линия бесплатна?

— Да, вся юридическая помощь, которая оказывается по телефону «горячей линии», бесплатна. Если дело получает развитие, то водитель уже сам договаривается с юристом о дальнейшем сотрудничестве и условиях, уже на коммерческой основе. Сами юристы пошли на это охотно, потому что половина позвонивших – это потенциальные клиенты. «Горячая линия» априори должна была быть бесплатной и с полной помощью водителям, чтобы не оставалось никаких вопросов.

Многие не знают куда звонить. Мы плотно сотрудничаем с Казанским правозащитным центром (КПЦ), многие водители сначала звонят им. А КПЦ уже перенаправляет их к нам.

— Когда открылось татарстанское отделение ФАР?

— Неофициальная работа началась в 2010 году. В марте мы устроили первый автопробег, против повышения цен на бензин. В конце 2010 года я официально стал представителем ФАР в Татарстане, получив доверенность из центрального отделения.
Рамиль Хайруллин: «У меня нет мандража, что я хочу в Госсовет. Если представитель автомобилистов нужен в парламенте – значит, он там будет»— Какие права дает доверенность и кем она выдается?

— Доверенность выдается центральным отделением ФАР, из Москвы. Это доверенность на представление интересов организации. То есть я могу от имени ФАР и в интересах организации вести здесь деятельность.

— Получается, ФАР это целиком некоммерческая организация?

— Да, некоммерческая. Раньше мы были межрегиональной общественной организацией. С нынешнего года федерация была реорганизована и стала всероссийским  автомобильным движением. Я с нынешнего года стал не региональным представителем ФАР, а вице-президентом.

— То есть теперь в каждом регионе России есть представительство федерации?

— Нет, в каждом не получается. Очень много мертвых регионов. Они получают доверенность и начинают работать в своих интересах. Кто-то под прикрытием доверенности открывает коммерческую деятельность, чего делать нельзя. Сейчас мы ушли от практики выдавать документ всем подряд. Мы установили испытательный срок — полгода — если за это время человек не ведет работу в регионе, то ему доверенность не выдают.

— На какой срок дается доверенность?

— На год. Потом каждый год ее необходимо продлевать. Сейчас мы требуем ежегодных отчетов, если их нет, то и доверенность продлевать смысла нет.
Рамиль Хайруллин: «У меня нет мандража, что я хочу в Госсовет. Если представитель автомобилистов нужен в парламенте – значит, он там будет»
— Что должно бать в отчете – статистика по звонкам, обращениям, оказанной помощи?

— Нет, ничего такого. Нам же это необходимо чтобы понять, хочет регион работать, или нет, собирается развиваться, или все и так устраивает. В основном мы просим предоставить ссылки на публикации в СМИ. Потому что если региональное отделение ФАР организовывает какие-то мероприятия, то местные журналисты это освещают. Представитель федерации просто предоставляет несколько публикаций и сообщает, какая работа была проделана. Сразу видно, работает регион, или занимается чем-то своим.

— Вы сказали, что некоторые представители ФАР, получившие доверенность, занимаются коммерческой деятельностью. Можете привести примеры?

— Например, в Свердловской области продают видеорегистраторы, антирадары под маркой федерации. То есть покупают обычную технику, наклеивают наклейку ФАР и продают. Это незаконно, мы с этим боремся.

В нынешнем году мы зарегистрировали свой логотип, название как товарный знак. Теперь любое его использование будет считаться нарушением авторских прав. Здесь уже можно применять законные меры, в том числе судебные. А раньше это был незащищенный бренд, им пользовались все, кому не лень.

Кроме этого, в Свердловской же области на коммерческую основу поставлена и юридическая помощь водителям, в том числе и горячая линия. То есть обычные автоюристы, каких много, прикрываются федерацией. Так как люди доверяют ФАР, они пользуются услугами этих юристов.

— Как вы узнаете о подобных случаях?

— В регионе помимо этих деятелей есть и другие люди. Они просто нам сообщают о подобных случаях. Очень часто звонят водители, которые разоблачают коммерсантов. Много об этом пишут и на форумах. Подобные случаи мы проверяем и аннулируем доверенности. В нынешнем году мы поменяли несколько руководителей региональных отделений ФАР, потому что они занимались чем-то своим.

— За время работы ФАР в Татарстане, каких успехов удалось достичь?

— У нас же успехи точечные, мы их особо не считаем. Статистику мы не ведем, нам это не нужно. Мы уже четыре года занимаемся проблемами водителей, которые за это время никуда не делись. Наладили плотный контакт с ГИБДД. Это наш основной успех.

Первые пару лет у нас было чуть ли не противостояние с ГИБДД города. Они нас не замечали, не реагировали на наши обращения. Мы же пытались, в том числе с помощью СМИ, наладить контакт.

Фото: Роман Хасаев

Понравился материал? Поделись в соцсетях
3 КОММЕНТАРИЯ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Роман
Хайруллин хороший дядька, но зачем он с КПРФ связался. Хотя пусть уж он будет депутатом, а не Миргалимов
0
0
Ответить

Рамиль
я бы проголосовал за него, но я не хожу на выборы.
0
0
Ответить

водитель
фаровцы прикольная оргаинзация, но она всегда вне политики.
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite