Михаил Егошин: «Если вы посмотрите большинство европейских городов, то заметите, что там миллиарды долларов вкладывают в городскую среду»

Управляющий креативными пространствами и проектами из Санкт-Петербурга объясняет, как парки вытягивают городскую экономику, повышают уровень доверия между людьми и создают  безопасность

Управляющий креативными пространствами и проектами Михаил Егошин

Ян Гордеев — Казань

Перед каждым интервью должна быть вводная часть. Вроде представления героя беседы: что-то из серии знакомьтесь, сегодня мы будем  говорить об этом. Но мы зайдем с другой стороны.

2015-й в Татарстане объявлен Годом парков и скверов. Вроде все ясно, но от этой ясности не становится понятно, почему это так важно. Ну парки, ну скверы, какой смысл в них может быть кроме уже имеющегося? Управляющий креативными пространствами и проектами из Санкт-Петербурга Михаил Егошин буквально на пальцах раскрывает этот смысл. Он рассказывает, как парки вытягивают городскую экономику, повышают уровень доверия между людьми и создают безопасность. Собеседник  KazanFirst объясняет, почему европейские города вкладывают в парки и улицы миллиарды долларов и как эти деньги окупаются высокой социальной и инвестиционной привлекательностью. У Татарстана большой задел в этой сфере. Сделан только первый шаг, тему  парков  и скверов необходимо развивать дальше

Михаил Егошин: «Если вы посмотрите большинство европейских городов, то заметите, что там миллиарды долларов вкладывают в городскую среду» Сквер «Хэзинэ» в Чистополе

— Татарстан – первый регион в России, который объявил Год парков и скверов. На моей памяти паркам  такое внимание уделяется впервые на региональном уровне. В этом, безусловно, заслуга президента Рустама Минниханова, и это не пустые слова. Давайте поясню, почему важны парки и скверы.

Начну с очевидного. Россия — страна холодная. Вот я вчера приехал в любимую Казань (уже десятый или восьмой раз я здесь), город заметен снегом. А у нас очень мало мест, куда можно пойти. Вы никогда не задумывались, почему у нас так популярны торговые центры. Почему Москва, Петербург и Казань лидируют по количеству квадратных метров торговой площади на душу населения. Потому что людям нужны общественные места. Другое дело, что настал момент, когда другие пространства, кроме торговых, становятся популярными и востребованными у горожан.

— Объясните

— Объясняю. Есть концепция «третьих мест». Первое место – это работа. Второе – дом. И нужно третье место.

Если я буду гулять по Тель-Авиву или по своему любимому Белграду, то наверняка встречу своих друзей. Столкнуться с ними – большая вероятность. В России такая вероятность очень мала. Потому что у нас нет культуры фланирования, нет культуры посещения парков, прогулок по улицам. Наши улицы во многом для этого не предназначены.

Давайте издалека зайдем, рассуждая про парки. Почему мне нравится Казань? Здесь есть пешеходная улица. Не в каждом городе России можно встретить подобное. Я это знаю, поскольку в 50 российских городах побывал.  И вот задайте себе вопрос, кроме торговых центров, куда мы еще можем сходить?

Михаил Егошин: «Если вы посмотрите большинство европейских городов, то заметите, что там миллиарды долларов вкладывают в городскую среду»

— В музеи. В кафе, но они есть в торговых центрах…А музеи сильно ограничивают свободу посетителя…

— Во многом это стереотип. Есть еще библиотеки. Но как странно звучит предложение друзьям: а давайте в библиотеку сегодня вечером пойдем. Какая классная мысль! Будем играть там в игры! Странно, да?

В европейской культуре нет ничего странного провести выходные в музее или библиотеке. Но этот ресурс мы пока еще не используем. По сути, у нас очень мало мест для времяпрепровождения. Зимой – это торговые центры, библиотеки, дома культуры и другие культурные институции. Если вы спросите театралов, то они вам расскажут, что зимой резко вырастает посещаемость театров. Значит театры…

— У молодежи есть ночные клубы…

— Да. Все перечисленное означает, что у нас большой задел для развития третьих мест. Теперь вернемся к улицам. Я выхожу зимой на улицу – у меня цель побыстрее добраться из точки «А» в точку «Б», потому что очень холодно, потому что тротуары не чищены, по ним трудно ходить. Коммунальные службы каждую зиму испытывают шок, что в декабре идет снег. Но потребность в общении между людьми никуда не делась.

Мы относимся к северным странам. Давайте посмотрим, как в Скандинавии решали эту проблему. Они поняли одну простую мысль — в городе приятнее жить, если есть общение между людьми.

Михаил Егошин: «Если вы посмотрите большинство европейских городов, то заметите, что там миллиарды долларов вкладывают в городскую среду»
Сквер на улице Мира в Зеленодольске

— Какая очевидная мысль…

— Ну да. Есть такой  показатель — он называется социальный капитал города. Его сложно замерить, многие относятся к нему с пренебрежением, но социальный капитал есть. Это уровень доверия между людьми.

Если мы вспомним домодернистские общества, то увидим, что договоры между людьми заключались на словах и закреплялись пожатием руки. Потому что был высокий уровень доверия, а он, в свою очередь, означает высокий уровень безопасности.

Было замечено: чем больше у людей поводов для встреч, для коммуникации, тем выше уровень безопасности в населенном пункте. В любом.

Чем выше уровень доверия, тем выше безопасность, тем быстрее развивается экономика. Люди хотят общаться, встречаться, хотят есть, растет потребление. Это факт. Плюс хочется оставаться в таком городе.

Михаил Егошин: «Если вы посмотрите большинство европейских городов, то заметите, что там миллиарды долларов вкладывают в городскую среду»
Парк имени Урицкого в Казани

Скандинавские – северные – страны имеют самый высокий уровень ВВП на душу населения. Дания, Норвегия, Финляндия. Путешествуя по ним, можно увидеть такую особенность: они очень большое внимание (даже зимой) уделяют паркам, скверам и улицам. Настала пора, когда нам надо над этим задуматься. Необходимо привести в порядок наши парки, вычистить их от мусора, превратить эти архаичные островки советского прошлого в благоустроенные территории.

— Но ведь этого явно недостаточно.

— Да. Потому что если вы идете по чистой улице или по парку, у вас еще не возникает потребность проводить там время и общаться. И вообще, даже задерживаться там больше чем на пять минут.

Для этого должны появляться сервисы (а они будут появляться), которые бы развивали бы эти третьи места. Мы не потеряли нить разговора?

Михаил Егошин: «Если вы посмотрите большинство европейских городов, то заметите, что там миллиарды долларов вкладывают в городскую среду»
Парк Победы в Набережных Челнах

— Ни в коем случае…

— Ну все равно, давайте сформулируем тезисы. Первый — Татарстан как обычно первый из регионов задумался о парках. Я убежден, что это не прихоть из разряда «а давайте займемся этим». Это вполне осознанный шаг для развития городской среды, а она, в свою очередь, подтягивает уровень доверия между людьми, а уровень доверия привлекает инвесторов, а это означает деньги в развитие экономики.

Если вы посмотрите в большинство европейских городов, то заметите, что там миллиарды долларов вкладывают в городскую среду. Например, в Барселоне сделали новый парк. Вложили несколько миллиардов, чтобы инвесторы воспринимали город как центр креативных людей.

Это уже похоже на ярмарку невест: выберите меня, потому что я самый комфортный город для жизни, для бизнеса, для культурных проектов и туризма. Инфраструктура должна служить источником дополнительного заработка.

Михаил Егошин: «Если вы посмотрите большинство европейских городов, то заметите, что там миллиарды долларов вкладывают в городскую среду»
Городской парк в Альметьевске

Еще тезис – парки начинают приводиться в порядок. Но кроме порядка  — и это четвертый тезис — необходимо создание среды. Парки должны быть живыми, не просто ухоженными, чистыми.

Что такое среда? Это навигация, это сервисы, связанные с потребностью людей.

Давайте приведу пример. Был парк Горького в Москве. Один из самых известных. В чем его секрет?

В течение десяти лет там стояли нелегальные постройки, киоски с шаурмой, шла в прямом смысле криминальная торговля. Но пришел господин [Сергей] Капков (руководитель департамента культуры мэрии Москвы – KazanFirst). Он снес старые аттракционы, вычистил парк и создал место, в котором хотелось бы проводить время. Там нет аттракционов, но есть сервисы. Люди хотят есть, соответственно появились сервисы, где они могли делать это комфортно и вкусно. Люди хотят проводить время друг с другом, занимаясь спортом. Там есть самый большой каток в России. Люди хотят сидеть в интернете. Там есть Wi-Fi. Если говорить про лето, то люди хотят читать книги, полежать на траве…

Михаил Егошин: «Если вы посмотрите большинство европейских городов, то заметите, что там миллиарды долларов вкладывают в городскую среду»
Сквер Лемаева в Нижнекамске

— Да, там стоят шезлонги…

— Абсолютно точно. Мы почему-то думаем, что люди, которые посещают культурные локации – это инопланетяне. То есть они немного лучше нас, у них нет базовых потребностей, им не нужно ходить в туалет, им не нужно есть, им не нужно лежать. Потому в наших парках этих сервисов никогда не было. А если городская среда начинает поворачиваться к потребностям людей (самым обычным, что называется насущным потребностям), то люди начинают задерживаться в этой среде.

Появились в парках шезлонги, появилась новая культура. Зачастую мы боимся этой культуры. Мы опасаемся, что на этих прекрасных шезлонгах рассядутся алкоголики и будут водку пить, а потом эти прекрасные шезлонги разломают или разворуют. Такая проблема есть, безусловно. Но как подсказывает мне мой опыт, как только появляется культурный проект культурной локации, появляются люди, которые пользуются этим сервисом, и алкоголиков в нем не появляется. Они обходят его стороной.

— Культурные сервисы вытесняют хулиганов. Я правильно понял?

— Если есть сервис для девиантного поведения, появятся подонки. Если есть сервис адекватных людей, появятся адекватные люди. Не бывает так в городе, что в одном районе живут ангелы, а в другом сплошь бесенята. Население везде более менее однородно.

Постепенно Казань будет приходить к тому, к чему приходит Москва. Она еще не пришла, только совсем недавно появилась структура, – называется Мосгорпарк – которая занимается парками.

Чем быстрее парки будут поворачиваться к потребностям горожан, тем быстрее горожане будут подключаться к изменениям городской среды. Например, кроме прогулок, парки могут быть отличной локацией для больших ярмарок. Тем более Татарстан издревле славился ярмарочной культурой. Есть традиции, которые забыты, но их надо возрождать.

Люди приезжают в Будапешт на местную ярмарку или в Страсбург на их ярмарку, в Петербурге тоже есть ярмарка, и это пользуется популярностью. Так что есть большой задел для роста, чтобы парки становились центрами,  где можно проводить время с друзьями, с детьми, чтобы парки  были удобны пожилым людям. Летом жарко.  Мы хотим зелени, прохлады. Зелени в городе всегда мало, это не лес. Но кусок леса под боком, где будут сервисы для горожан, создать можно.

Михаил Егошин: «Если вы посмотрите большинство европейских городов, то заметите, что там миллиарды долларов вкладывают в городскую среду»
Парк 1000-летия Казани

— Вернемся к экономическому эффекту преобразований городской среды.

— Смотрите, есть два ключа экономических. Ключ первый – доверие. Мы уже говорили о нем. Чем выше уровень доверия на определенной территории, тем больше капиталов приходит на эту территорию. Простой пример. Если я сплю в квартире с незапертой дверью, я точно знаю, что ко мне никто не зайдет. Потому что я доверяю людям, и они доверяют мне.

Посмотрите какая странная штука. В каждом нашем торговом центре есть охранники. В каждом магазине охранники, на каждой точке есть вахтеры. Представьте сколько у нас рабочей силы задействовано из-за отсутствия доверия между людьми. Многие скажут, что нельзя отказаться от охраны в школах, в детсадах. Я не призываю отказаться от служб безопасности.

Но вспомним 90-е годы. В каждом подъезде, на каждой лестничной клетке стояли металлические двери, на окнах металлические решетки, лампочки были закрыты металлическими сетками. Кнопки лифтов делали из металла, а кружки для воды закреплялись цепями.

Сейчас – не везде – но во многих местах это уже архаика. Мы движемся к уровню доверия. Казань в этом отношении проделала большой путь. Она сейчас более миролюбивый город, чем многие другие.

Итак, чем больше времени люди проводят друг с другом, чем больше они общаются, тем больше доверия, тем больше мы экономим на безопасности, потому что люди сами себе ее обеспечивают. Девиантное поведение тут же выхватывается и пресекается.

Второй аспект – мы начинаем зарабатывать больше. Вынуждая людей выходить из дома, вылезать из своей скорлупы, мы создаем дополнительный траффик. Спросите у предпринимателей, как они зарабатывали до, во время и после Универсиады.

Михаил Егошин: «Если вы посмотрите большинство европейских городов, то заметите, что там миллиарды долларов вкладывают в городскую среду»

— Мы общались с крупными бизнесменами  на эту тему. Они отмечали, что во время Универсиады и в дни подготовки к ней горожане чувствовали праздник и старались совершать большие покупки. Это факт.

— Да, люди чувствовали праздник. Атмосфера праздника — это тоже сервис. Сервис событийный, не менее важный, чем сервис городской среды. Поясню с экономической точки зрения. Инфраструктура должна обслуживаться. Если завтра в парки не придут команды, которые не насытят их жизнью, которые не будут там делать эвенты, большие и маленькие события, то в конечном итоге  инфраструктура начнет деградировать и разрушится. Если парками и скверами не заниматься с этой точки зрения, то они придут в запустение.

Там, где плохо, будет еще хуже. Там, где идут исправления, будет лучше. Есть куча примеров, когда городская среда вытягивает депрессивные районы. Когда креативные пространства исправляют  криминальные пространства.

Например, подземка в Нью-Йорке. Очень долгое время не могли решить проблему преступности в городском метро. Там грабили, даже насиловали, отнимали ценные вещи. И сколько бы полиции не было – преступности не становилось меньше.

Вопрос с чего они начали?

— Не знаю.

— Ответ простой. Они начали с того, что на центральных станциях выкрасили стены в белый цвет. До этого стены были закрашены граффити. Это неплохо, но, оказывается, в замкнутой среде создает эффект разбитого окна. Есть такое наблюдение в психологии. Если в большом застекленном здании выбить 30% стекол, то люди будут хотеть разбить остальные. Плохое притягивает плохое. В нью-йоркском метро стали приучать людей держать себя в руках. Постепенно ситуация исправилась.

Приведу другой пример. Красноярск. Я участвую в развитии тамошнего парка. Он находится в депрессивном районе между ТЭЦ и заводом Сибирского тяжелого машиностроения. Представьте себе: справа гора, где стоят самовольные постройки и общежития заводов, где живут беднейшие люди. С другой стороны – с севера – железнодорожная ветка и гаражи. Прекрасное место для парка. Других культурных институций в радиусе 5 км не наблюдается. Парк чистый, опрятный, там стригут газон. Но он абсолютно пустой.

Если посмотреть на поведение людей, зашедших в парк, они через него сразу проходят. Мы начали программу изменений. Одно из новшеств – установили в парке летний кинотеатр. Несложная вещь. Но нам говорили, что люди не будут в него ходить. Второй тезис — в кинотеатр будут приходить алкоголики. Не смейте размещать стулья, их сломают, говорили нам.

За два с половиной года не было ни одного инцидента. В понедельник в семь вечера туда приезжают люди из разных частей города, чтобы провести там время. Когда людей много, возникают сервисы. Приезжают кофейни на колесах, возникли лотки с едой. Они конечно стихийно возникли, потом их привели в систему. Но без траффика глупо использовать это пространство. Максимальное число, которое побывало в парке, — почти 700 человек, в среднем 400-500. В Казани большой потенциал для этого.

В Казани все есть, есть вся инфраструктура. Осталось только придумать программу, привести туда людей, заставить их проводить там время.

Приведу другой пример (в Казани пока этого нет). Ресторанные дни. Это то, что захватило сейчас европейские города. Ресторанный день проводится четыре раза в году, вы можете открыть на несколько часов свое заведение. Почувствовать себя ресторатором, продавать печенье или отдавать его бесплатно за слова благодарности, за улыбку. Все это создает эффект праздника. Ярмарки хэндмэйдеров тоже привлекают людей.

Второй аспект – это человеческий капитал. Татарстан — лидер в этой сфере. А это большой плюс для закрепления через людей европейских практик на нашей почве. Надо создавать повестку. Да, мы потратим деньги на инфраструктуру. Но, повторюсь, за ней кто-то должен следить.

Михаил Егошин: «Если вы посмотрите большинство европейских городов, то заметите, что там миллиарды долларов вкладывают в городскую среду» Парк Горького в Казани

— Это должны делать власти, муниципалитет?

— Сами люди. Более того, власть к этому готова. Если президент Минниханов возвращается из Копенгагена и говорит  ребята, там круто. Это означает, что власть готова принимать идеи горожан, есть спрос.

В Тель-Авиве я наткнулся на сквер. Там человек 80 сидят. Что они там делают. Оказалось, там есть несколько сервисов. Первый – маленький контейнер, который выступает в роли маленькой библиотеки. Можно взять книгу, расположиться на траве и читать… Но для этого нужна культура.

Я много говорю слово «сервис», но что это такое? Например, в парке Нидерландов поставили лавочки С-образной формы. Оказывается, если лавочка в виде четырехугольника, то у людей не возникает потребность общаться. На С-образной лавочке вероятность того, что незнакомые люди начнут общаться, повышается на 50-70%.

На улицах Хельсинки можно найти общественные мангалы. Они выглядят как урны, маленькие и железобетонные, но сверху есть отверстие для угля и решетка. Можно принести овощи и сделать барбекю. Можно собраться компанией. Но должны быть правила поведения и культура. Поэтому два пути. Либо появятся люди, которые будут использовать парки, либо возникнут один-два парка, где будут показывать, как нужно использовать их. А потом этот пример распространится на остальные. 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
14 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Лилия
главное, чтобы все для людей. и этот призыв правомочен
0
0
Ответить

Таймураз
В России нельзя миллиарды долларов в развитие городов вкладывать. Дойдут только миллионы рублей, все осталньое осядет в карманах честных чиновников и подрядчиков.
0
0
Ответить

Бубен
правильно, жить проще, если к людям норм относятся и заботятся о них
0
0
Ответить

Казанец
Казань неплохо так сделали за последние пять лет, многие приезжают и не узнают. Если бы тот же темп продолжить, то город реально будет похож на европейский. Правда, с жилкой надо что-то делать. Снести, например.
0
0
Ответить

Марья
действительно — хоть теперь-то кто-то об этом думает! а то привыкли, деньги красть
0
0
Ответить

Онтон
Казани не хватает нормальных скверов, где как в европе можно посидеть на траве пикничок замутить и т.д. пока все парки почти отстойные
0
0
Ответить

Фаиз
Чего на хватает Казани? Отвечу: парков зеленых с вайфаем и газонами, урн урн урн! И людям воспитания.
0
0
Ответить

Олеся
А вообще что в парках Казани происходит? Когда начнутся события?
0
0
Ответить

ЛАРИСА
КАЗАНЬ МОЖЕТ БЫТЬ НО НЕ НАДО С ЧЕЛНАМИ СРАВНИВАТЬ!В ОБЩЕСТВЕННЫЕ МЕСТА ХОДИТЬ ДЕНЬГИ НУЖНЫ А ЗАРПЛАТА В СРЕДНЕМ КАК У ПРИЛИЧНОГО ПЕНСИОНЕРА 15000 ДАЛЕКО НЕ ПОЙДЕШЬ!?
0
0
Ответить

кучум
Отличный материал, как и сама тема!!!
0
0
Ответить

Наиль
материала и тем у Нас для всего много, как и людей ,которые в первый же день этот материал и загасят….! а в целом,только за!!!
0
0
Ответить

Ильдар
бла-бла-бла и все такое, распил, откат а все такое
0
0
Ответить

Иван
а еще в европейских городах гей-парады проводят, так что вперед в европу, давайте проведем раз уж начали равняться =)
0
0
Ответить

александр
А может сперва достаток и здоровье народа повысить , а потом думать о том куда бы деньги потратить.
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite