Сергей Миров: «Мы не перестали любить Россию. Но то, каким боком она к нам поворачивается, нам ее любить просто не позволяет»

Известный продюсер и режиссер документальных фильмов Сергей Миров, которого в Татарстане знают, прежде всего, как организатора фестиваля «Сотворение мира», приехал во вторник в Казань

Сергей Миров

Лейсана Набиева — Казань 

Известный продюсер и режиссер документальных фильмов Сергей Миров, которого в Татарстане знают, прежде всего, как организатора фестиваля «Сотворение мира», приехал во вторник в Казань. Он провел в «Штабе» открытый семинар, как создавать территориальные культурные события и социокультурные бренды. 

О знаменитом фестивале татарстанцы не могут забыть и через четыре года после того, как его перестали проводить в Казани (в 2012 году «Сотворение мира» пришлось перенести в Пермь, после чего проект благополучно закрыли), и мечтают о его возрождении. В интервью KazanFirst Миров рассказал, стоит ли на это надеяться. 

— Над чем вы сейчас работаете? 

— Сейчас такое время, что достаточно сложно громко объявить то, над чем я работаю. Потому что с одной стороны страшно сглазить, а с другой стороны, любые полработы могут быть неправильно поняты. 

— А последняя ваша работа? 

— Мы создавали фестиваль английского блюза в Москве. Он ни шатко ни валко двигается. Мы его переносим на большое поле внутренней Горбушки в Москве.

Но в связи с тем, что сейчас безумно сложная как финансовая, так и идеологическая ситуация… 
Сергей Миров: «Мы не перестали любить Россию. Но то, каким боком она к нам поворачивается, нам ее любить просто не позволяет»

— Почему же сложная? 

— Она сложная тем, что не понятно, что завтра будет. А любое событие — это история долгоиграющая, она требует как минимум годичной подготовки. Если вы обратите внимание, сколько всего за год изменилось, то, в общем, предугадать год назад то, что сейчас, было практически невозможно. 

Я нацелился на такую страну, которая называется Армения. Мне очень интересно сделать работу для них. Большая часть армян сейчас живет не в Армении. Так и артистов известных процентов 80 живет не в Армении, начиная с Шарля Азнавура.

Хочется сделать, чтобы армяне, та же самая Шер, тот же Азнавур привозили в Армению своих друзей — не то чтобы возвращаясь, а отдавали дань этой стране камней. 

Я сейчас работаю над большим социальным проектом. Могу сказать, что я затеял, но не буду рассказывать, с кем. Видите ли, родина сейчас в XXI веке — не совсем географическое понятие, так же как и национальность — не совсем генетическое понятие. Для меня сейчас очень важно слово «русский» сделать международным брендом и Россию сделать глобальной, а не замкнутой в государственных границах. 

— В 2008 году в самый разгар грузино-осетинского конфликта — первый фестиваль «Сотворение мира» в Казани открывали дуэтом грузинской и осетинской певиц. 

— …Иры Томаевой и Этери Бериашвили. 

— Вы говорили неоднократно в интервью, что такой дуэт должен был показать — вот, нормальное сотрудничество, не нужно враждовать на национальной почве. Вспомним нынешнюю ситуацию в стране, конфликты, в которые Россия вовлечена: Украина, Сирия. Но трудно поверить, что песня двух артистов из враждующих государств как-то повлияет на ситуацию. 

— Есть древнегреческая пословица, мудрость: «государство строят двое — герой и певец». Если с певцами сейчас все более-менее понятно, осталось разобраться с героями. 

Певцы — люди, для которых не существует границ, национальностей и так далее. Им мешают герои, мешают те люди, которые сейчас держат в руках оружие. Самое сложное здесь всегда было и будет — целеполагание. Если мы понимаем, что все делается ради блага народа, ради освобождения от неформальных внутренних оков, то можно простить многое. Но очень сложно воспринимать, когда это делается в качестве спецоперации. 
Сергей Миров: «Мы не перестали любить Россию. Но то, каким боком она к нам поворачивается, нам ее любить просто не позволяет»

— Вы в Казани, а здесь все помнят «Сотворение мира». Закономерный вопрос, почему закрылся фестиваль? 

— Совершенно объективные причины. Дело в том, что в последний раз, когда мы пытались сделать фестиваль в 2012 году, и в результате потом все равно перенесли его в Пермь в последний момент. И, кстати, провалили его там… 

У вас же на площади Тысячелетия [перед Универсиадой] была безумная реконструкция. Свернуть эту реконструкцию на несколько дней перед фестивалем было реально невозможно — я знаю, я приезжал, смотрел.

Мы с людьми из мэрии объездили несколько мест, нашли несколько относительно подходящих, но потом выяснилось, что существуют чисто логистические причины, почему нельзя. А дальше, наверное, можно уже сказать впрямую, у вас произошло такое стихийное бедствие, которое называется Универсиада. Это, конечно, потрясающая акция, очень важная вещь во многих смыслах. Но это именно стихийное бедствие, поскольку все деньги, которые были в Казани, закончились на много лет вперед. 

Ну а дальше начались проблемы у Андрея Макаревича, когда его имя перестало открывать все двери, а, наоборот, стало проблемой. Ну и поэтому пока мы законсервировали «Сотворение мира». Но у меня есть очень серьезная надежда, что мы его сможем восстановить. 

— Наверное, о сроках спрашивать бесмыссленно. 

— Абсолютно. Вы же понимаете, все зависит не от меня, не от него и даже не от тех людей, кто раньше принимал решение. Вот и все.
Сергей Миров: «Мы не перестали любить Россию. Но то, каким боком она к нам поворачивается, нам ее любить просто не позволяет»

— Есть «Кубана», которая переехала в Латвию. Как думаете, переезд из Перми в другую страну решил бы проблему? 

— Нет. Вы понимаете, любой переезд в другую страну сейчас для «Сотворения мира» был бы смерти подобен. Потому что это некая политическая акция — мы тут уже действуем против интересов России, нравится нам это или не нравится. Значит, мы отвергаем российское начало фестиваля, будь это Украина, будь это Латвия, будь это Израиль. 

Мы думали, кстати, про Израиль, потому что это немножко другой уровень. Но в Израиле нет денег вообще (смеется). А это опять-таки принципиальная задача, чтобы фестиваль был бесплатным, чтобы он был открытым. 

Организация одного фестиваля «Сотворение мира» обходилась в $3 млн, рассказал Миров на семинаре 

— Кстати, известная история, что проводить фестиваль изначально в Казани предложил Андрей Макаревич. Какие другие были варианты, и почему именно Казань (кроме роскошного вида на мечеть и Кремль)? 

— Вот то самое слово, которое стало очень непопулярным — толерантность. Когда мы в первый раз приехали в Казань, а раньше я слышал только легенды из 90-х, что это самый бандитский город России. И когда мы приехали в 2006-м в первый раз, или в 2007-м, произвело совершенно потрясающее впечатление, насколько город яркий, открытый, дружелюбный. Иногда даже зашкаливало. Меня, например, удивила летом девочка, которая тупо по городу шла в открытом купальнике. С распущенными волосами. И никто ее не то, что не упрекал, не останавливал — толком не обращали внимания. И это в городе, где достаточно много мусульман. 

Я в 80-е годы преподавал на студенческой практике нефтяного института на Кавказе, в горах Осетии, под Владикавказом. Там самой большой проблемой были постоянные драки между нашими студентами и местной молодежью.  Когда пытались выяснить, в чем дело, местные говорят: «Ну слушай, что это такое, почему ваши девки к нам в магазин голые ходят?» Я говорю: «Девочки, пожалуйста, так не ходите». — «Мы живем в XX веке, цивилизованная страна».

Извините, но у них другие порядки, наденьте хотя бы шорты перед тем, как идти в магазин — но уговорить их было невозможно. 

Слово «толерантность» имеет две стороны. Я на радио «Маяк» в свое время делал программу, которая называлась «Чужой монастырь». Суть ее была в том, что бывалые путешественники, или люди, которые долго прожили в других странах, рассказывали об обычаях этой страны, и объясняли, почему-то, к чему мы в своей стране привыкли, лучше там делать не надо. О чем не надо разговаривать, как одеваться. Очень важные вещи. 
Сергей Миров: «Мы не перестали любить Россию. Но то, каким боком она к нам поворачивается, нам ее любить просто не позволяет»

— Есть такое мнение, что большим артистам с Запада Россия неинтересна, и они приезжают к нам разве что за большой гонорар. Как удалось пригласить их на «Сотворение мира»? 

— Саша Чепарухин, наш арт-диреткор, мой очень хороший друг, фантастический человек в общении. В письменном общении, уговаривании людей, получении рекомендаций одних и пересылке другим — очень он грамотно ведет эту деятельность.

Собственно, большинство людей, которые были на наших фестивалях, были по личным связям с ним, по рекомендациям людей, которые слышали — это тот пиар, который необходим. Покойный Кит Эмерсон, к сожалению, которого не стало неделю назад, на афтепати первого фестиваля сказал потрясающую фразу — он сказал: «Вы здесь сделали страшную вещь. Теперь все мы в своих райдерах будем писать, чтобы было как в Казани». 

Вот именно оргвопросы, которые решались с помощью мэрии, комитета молодежи в Казани и то, что мы придумали образ фестиваля, то, как все происходило — на музыкантов произвело потрясающее впечатление. И дальше было уже легко, потому что они все делились друг с другом впечатлениями. 

Все отношения складываются из нескольких ступеней, нескольких этажей: отношение к России, отношение к музыке, отношение к людям, с кем ты работаешь. Это как-то накладывается. Что-то играет в одну сторону, что-то в разные стороны. Самое главное, что если имидж России работает в отрицательную сторону, мы должны своей работой, своими идеями пересиливать его, что ли. 

— Как в России поживает фестивальное движение — как оно развивается, и развивается ли? У нас есть «Нашествие», другие фестивали. Есть ли смысл вообще в большом их количестве? 

— А кроме «Нашествия», по сути, ничего и нет. Есть «Дикая мята», конечно. 

Есть два подхода к организации событий. Опять-таки все живет, если это нужно и низам, и верхам.

Но обычно все происходит, потому что нужно верхам, и люди наверху не очень задумываются над тем, как это будет коррелировать, согласовываться с интересами внизу.

Сейчас у «Нашествия» тоже проблемы. Мало того, что у людей понижение интереса к року вообще. Во-вторых, еще и рок-мир сильно разделился. Вплоть до того, что «я с этим — да на одну сцену, да никогда». И это противная история. Нужна новая составляющая. Но ее еще никто не придумал. 
Сергей Миров: «Мы не перестали любить Россию. Но то, каким боком она к нам поворачивается, нам ее любить просто не позволяет»

Сейчас ко мне обращаются московские музыканты именно с этой целью: «А давай, Серега, еще разочек сделаем, как 30 лет назад, сделаем эти все »Замыкая круг», давай сделаем общую песню, которую мы все сможем собраться и спеть».

До меня было несколько попыток. Я делал несколько попыток. Но они все не увенчались успехом. Сейчас очень сложное в этом плане время: я прекрасно понимаю, что написать песню, в которой будут участвовать только одни мои единомышленники — это опять-таки отвергнуть тех людей, с которыми мы думаем по-разному. А их нельзя отвергать, потому что это не будет примирением. Нужна некая общая идея, которую нужно придумать. 

Сейчас все в обостренном, обозленном состоянии. Все мы находимся в состоянии достаточно странном. Мы не перестали любить Россию. Но то, каким боком она к нам поворачивается, нам ее любить просто не позволяет. И вот это безумно непонятное состояние. 

Возвращаясь к вашему вопросу, в последние полгода я гораздо больше занимаюсь писательской работой, конкретно через несколько дней должна выйти моя книжка про группу «Секрет». Меня попросили написать первый том, вторым томом я еще занимаюсь. Там не только «Секрет» как таковой, там история, как поднимался рок в 70-80-е годы. Как вообще отношения людей [трансформировались]. Конечно, это про «Секрет», но «Секрет» же тоже на что-то смотрел, на что-то опирался, вот об этом там рассказано. 

Дальше — мне уже поступило несколько заказов, как выяснилось, я писать умею, если не состоится фестивальная история, придется переквалифицироваться в Достоевские. 

Я печатался в журналах, в сборниках. В редакциях заинтересовались, видимо, даже старые свои произведения я буду прописывать. Никогда не занимался печатью, все как-то в интернете. 

— У вас был top4top. Почему проект не стал популярным, почему он сейчас в таком анабиозе, ведь это была интересная площадка? В 2014 году в комментариях вы говорили, что отдали половину акций и теперь просто ждете перезапуск.

— Он умер. Умер совсем. Хотя сайт почему-то не закрыли, но я туда даже не заглядываю. Там ничего не сделано [из задуманной реорганизации]. Я отдал 50% акций, потому что он сказал: я вложусь, я сделаю, но на самом деле этот тип социальной сети уже не может больше работать. Мы не можем предложить им лучше того, что предлагает Facebook и «Вконтакте». Был момент, когда звездные блоги некоторым образом работали, но сейчас у всех есть свои странички, и они общаются. Достаточно удобно. 

— Вы очень занятой человек. Интересен ваш распорядок. Как проходит ваш типичный очень загруженный день? Вы пишете себе план на день, кому позвонить, с кем поговорить? 

— Это все не то, это все легенды, что занятой человек… Ну да, когда человек занимается административной работой, нужно выстраивать свой план на завтра, на послезавтра, на неделю вперед и так далее. Да, у меня есть ощущение, что я работаю все 24 часа в сутки. Но, грубо говоря, я вчера утром играл в футбол — есть разные люди, мы по понедельникам собираемся и играем в футбол. И во время игры мне пришла в голову идея, которая очень нужна была для моей будущей книги. Но когда я сел за компьютер, она не приходила (смеется). Поэтому это и называется «я работаю все время». А так достаточно свободным себя ощущаю. 

И еще нужно понимать, что существует нудная история под названием «тусовка». То есть периодически нужно светить своей физиономией в правильных, нужных местах, чтобы тебя не забыли. Это очень важно. Это действительно работа, оказаться вот там — это сфотографироваться вот с тем-то, чтобы потом этот увидел тебя на этой фотографии и «а, вот к кому нужно обратиться». Это важная штука, но когда это становится уже безумно скучно, или когда вдруг тусовки проходят в таком обществе, куда лучше не заходить, становится совсем работой. 
Сергей Миров: «Мы не перестали любить Россию. Но то, каким боком она к нам поворачивается, нам ее любить просто не позволяет»

Ну что, мы там стоим, иногда пьем вино, иногда водку, просто развлекаемся — тоже работа. Была в свое время тема такая: по четвергам (к сожалению, двое людей из этих уже умерли) была такая продюсерская баня в Москве. Кто хотел, кто мог, приходил, делились впечатлениями, возможностями, полями. Все это стреляло, работало. 

Работа в нашей ситуации — очень усложненное понятие, но честно скажу, я не смог бы ни за какие деньги сидеть в офисе с 9 до 6. Я бы умер. Да, я точно так же могу сидеть дома по 12 часов, не вставая, за своим компьютером, потому что я в этот момент что-то туда переношу оттуда (показывает наверх) туда (показывает в компьютер). А могу тупо сидеть и раскладывать пасьянс. Потому что канал закрыт. Если встану — точно ничего не получится, а поиграю — что-то придет. 

— Есть множество шикарных фестивалей в мире, вы рекомендовали бы какой-то из них обязательно посетить, скажем так, любому образованному человеку? 

— Книжки читать посоветую любому культурному образованному человеку. 

Понимаете, в интернете сейчас есть все. По этому поводу любой культурный человек, следя за своими музыкальными кумирами, может заглянуть на их выступление на любом фестивале и увидеть атмосферу того, что ему нравится. Эта индустрия колоссальная работает на деньги.

Конечно, открытых фестивалей сейчас практически нет. Все, человеку не надо ничего советовать, кроме того, что надо расширять свой кругозор.

У меня есть свои любимые артисты. Но я не то, что не хочу никому их навязывать, но это очень мое личное. Я вырос в такое время, что через «Битлов». Потом кого-то еще я дошел до Леонарда Коэна.  Я понимаю, что для меня это музыкант и певец номер один. Или Майкл Фрэнкс. Для себя открываю людей, которых никогда раньше не слушал, не слышал, потому что руки не доходили. 

Оказывается, потрясающе проследить историю Фрэнка Заппы, тоже ныне покойного, это фантастическая история. 

Или еще потрясающая вещь, которую я могу посоветовать людям, которые сидят в интернете. Оказывается, в любой творческой карьере есть своя драматургия. Ну, Beatles мы все знаем наизусть, а кто-то, может, из вашего поколения уже и не знают. Ну предположим, если взять — мне удобно, я в машине езжу — подряд записи с 63-го по 70-й годы, я слежу за драматургией, как развивалось их творческое направление.

А если вы послушаете The Rolling Stones или Пола Маккартни от и до, сразу становится видно — вот здесь человек молодился, молодился, гнался за публикой 15-ти лет, а потом понял, что не надо. И возвращается обратно к тому стилю, который является основным. Это же безумно интересно — взять и проследить судьбу своих кумиров. 

Вот вы знаете, чем отличается кино от телевидения? И театр. Для того, чтобы посмотреть спектакль или фильм, человек обычно выходит из дома, покупает билеты. А телевидение приходит к нему само. И оно дома захватывает, берет за уши, чтобы не оторваться. Работают совершенно другие законы восприятия и передачи информации. Телевидение — гораздо больше пиар, чем искусство.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
8 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Артем
Сергей. Верните Казани сотворение)
0
0
Ответить

Знающий
При нем в Казани делали международного уровня фестиваль
0
0
Ответить

Ленар
Даааа…. Хороший был фестиваль
0
0
Ответить

Алена
Миров оказался человеком довольно интересным. И таким.. пафосным что ли. Вообще говорить умеет. Балабол в хорошем смысле.
0
0
Ответить

Элина
Очень интересный человек. Безумно любопытно увидеть организацию фестиваля и его «кухню» с другого ракурса и из первых уст.
0
0
Ответить

Ааа
Ппп
0
0
Ответить

Лейсан
Ну, конечно! От кормушки и халявных денег отдвинули. И теперь и страна для них плохая. Тьфу! На куй нужен этот фестиваль с белоленточниками и во главе с Макаревичем? Беда, когда художники, музыканты рассуждают на публике политические вопросы, не разбираясь в них. Но у нас демократия. А эти же самые люди кричат, что у нас душат людей и не дают высказываться. Хорошо бы еще и проверку устроить на тему куда ушли денежные средства огромные с предыдущих фестивалей.
0
0
Ответить

Ок, друг!
Своих бы еще знать и ценить надо: а то всё на запад, запад. Знай наших!
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite