«У мусульман прекрасное чувство юмора, и они всегда очень хорошо принимают мои спектакли», — интервью с Лораном Деколь

Один из самых известных мимов Франции и лучший ученик Марселя Марсо приехал в Казань

Ольга Гоголадзе — Казань

Если у кого-то были представления о мимах, как о нелепых клоунах, которые умеют только выбеливать лица и изображать прозрачную стенку, то Лоран Деколь разбил их вдребезги. Таких Артистов (да-да, именно с большой буквы) в Казани ещё не было. Спектакль «Слова тишины», который в эту субботу он сыграл в «Углу», без единого слова поняли и дети, и взрослые, и заядлые театралы, и те, кто бывает на спектаклях раз в пять лет. Ученик французского гения пантомимы Марселя Марсо показал, как один человек может создать на трёх квадратных метрах целый мир.

Мим был поразительно открыт для публики, постоянно импровизировал и мгновенно обыгрывал любую реакцию зрителей. Глядя на такого мастера пантомимы, невозможно поверить, что долгое время он занимал правительственные должности: руководил отделом культуры в регионе Франш-Конте и был советником министра культуры и искусств Габона. Кажется, что артисты такого уровня и бюрократия просто несовместимы.

Тем интереснее было поговорить с ним после спектакля. В интервью KazanFirst Деколь рассказал, какая дорога привела его на госслужбу, высказал своё мнение о чувстве юмора мусульман и поделился главным секретом хорошего мима.

— Вы так обрадовались матрёшке, которую вам подарили зрители! Неужели у вас ещё не набралась целая коллекция?

— Нет! У нас дома была одна, и мы её потеряли. В этот раз жена мне сказала: «Едешь в Россию — без матрёшки не возвращайся!». И тут мне её так удачно подарили. Приеду домой и обязательно её разыграю. Скажу, что забыл купить. Посмотрим, как она отреагирует!

— Мимы давно стали одним из символов Франции. Как, по-вашему, молодёжь будет и дальше стремиться перенимать это искусство? Или с уходом великих мастеров оно сойдёт на нет?

— Думаю, если бы не великий Марсель Марсо, это искусство никто бы не ассоциировал с Францией. Оно популярно во всём мире, и я убеждён, что оно будет существовать всегда. Возможно, немного в других формах. Я провожу мастер-классы в самых разных странах, и молодые ребята всё время ищут новые способы его подачи. Например, в «Цирке дю Солей» очень много мимов.
«У мусульман прекрасное чувство юмора, и они всегда очень хорошо принимают мои спектакли», — интервью с Лораном Деколь
— Я знаю, что вы выбрали пантомиму потому, что играть Мольера вы могли только на французском, а так весь мир вас понимает без слов. Но хоть раз в жизни вы сомневались в своём решении?

— Хороший вопрос! Да, сомнения были. Одно время я пытался освоить профессию драматического актёра, играл на классической сцене. Но понял, что в обычном театре мне чего-то не хватает.

— Вы гастролируете по всему миру. Приходится как-то адаптировать спектакли с учётом особенностей восприятия в разных странах?

— Обычно — нет. Единственное, чего я стараюсь избегать — это шуток на религиозную тему. В основном это касается мусульманских стран. Но обычно я никак не меняю программу. Несмотря на расхожие стереотипы, у мусульман прекрасное чувство юмора, и они всегда очень хорошо принимают мои спектакли. Конечно, я сейчас не говорю о террористах. Я никогда перед ними не играю.

— Вы были советником министра культуры в африканской республике Габон. Как вас туда занесло?

— В 1999 году я решил сделать перерыв в творческой карьере. И он, неожиданно для меня самого, затянулся на 10 лет! Просто на тот момент я очень много выступал, был безумно востребованным и популярным. И когда понял, что становлюсь «продуктом», решил остановиться. Поэтому когда мне поступило предложение стать советником министра культуры республики Габон, я его принял.
«У мусульман прекрасное чувство юмора, и они всегда очень хорошо принимают мои спектакли», — интервью с Лораном Деколь
— Как вы считаете, у вас могла сложиться политическая карьера?

— Да, мне нравилась эта работа. До сих пор периодически приходится выступать в подобных местах. Более того, ко мне обращаются многие политики, чтобы я научил их, как производить хорошее впечатление на публику. Имя одного из них я не буду называть, скажу только, что у него очень красивая жена (Карла Бруни, кто же ещё? — KazanFirst).

— По-вашему, у кого больше власти: у политики или у искусства?

— Думаю, если артист честен и откровенен, то его власть безгранична. Такие артисты ставят очень много вопросов, к которым политики должны прислушиваться. Я в это верю.

— Что из того, чему вас научил Марсель Марсо, вы пронесли сквозь всю свою жизнь, периодически повторяя про себя: «Как же прав был мой учитель!»?

— Больше 20 лет назад он сказал мне одну вещь, которую я осознал относительно недавно. «Искусство мима — это искусство не делать жестов». То есть быть настолько экономным в жестах, чтобы практически их не делать.

— А что вы говорите своим ученикам? Какую главную мысль вы хотите до них донести?

— Я говорю им, что мим — это не только виртуозность в исполнении, но и актёрская игра. Важно воплотить характер персонажа, оживить его, чтобы все поверили.

— Какие главные ошибки делают начинающие мимы?

— Самое главное — не пытаться впечатлить публику. Они стремятся стать виртуозными, забывая о том, что важнее всего показать историю и вовлечь в неё зрителя. В этом спектакле у меня есть любимый эпизод. Он очень простой: я словно сажаю семечко, и оно вырастает в огромное дерево. Технически это очень просто, каждый смог бы изобразить. Но вот заставить публику в это поверить — в этом и заключается мастерство.

— Вы где-то подсматриваете своих персонажей? Либо за столько лет работы они начали жить собственной жизнью?

— Нет-нет, я всё ещё нахожу их. У меня очень много блокнотов, в которых я постоянно делаю заметки, чтобы не забыть добавить в своё выступление черту очередного случайно встреченного человека. Может быть, в следующем моём спектакле появитесь и вы!

— Есть образ, который вы подсмотрели много лет назад и с тех пор с ним не расстаётесь?

— Да! Это самовлюблённый, самоуверенный, высокомерный бодибилдер, который в итоге оказывается пустышкой.
«У мусульман прекрасное чувство юмора, и они всегда очень хорошо принимают мои спектакли», — интервью с Лораном Деколь
— Как вам удаётся создавать на сцене целые миры в одиночку?

— Этот вопрос я сам себе задаю! Точного рецепта я не знаю. Конечно, в самом начале очень много работы: нужно мыслить и совершенствоваться. Но в этом присутствует и что-то сверхъестественное. Я не являюсь кем-то необычным, ни в коем случае. Но есть вещи, которые гораздо сильнее меня, и, будучи на сцене, я не в силах их контролировать. Я могу только передать их публике.

— Можно ли научиться быть артистом? Или с этим рождаются?

— Мне кажется, что художественная чувствительность даётся каждому от природы. Только одни её развивают, а другие — нет. И всё же, некоторые очень много работают, но быть убедительными у них не получается. Не хватает им сумасшествия. А чтобы быть по-настоящему хорошим артистом, нужно обязательно быть сумасшедшим. Только тогда можно принять ту силу, что гораздо сильнее нас.

— Артист должен быть транслятором?

— Да, именно так! Поймите меня правильно: я не религиозный человек и совершенно не интересуюсь мистикой. Но настаиваю, что хороший артист всегда словно связывается с какой-то высшей силой и транслирует её зрителям. Это как настоящая любовь, которая с годами становится только крепче. На сцене происходит то же самое.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite