В Казани ожидается эпидемия «Виниломании»


Коллекционер музыки, дизайнер Сергей Насекин

Ольга Гоголадзе — Казань

Если вы встретите меломана, который не будет утверждать, что лучше винила ничего нет, обязательно сфотографируйтесь с ним на память. Это редкий, вымирающий вид. Но вероятнее всего, он просто выдаёт себя за ценителя музыки. Потому что истинные меломаны знают: круче пластинок может быть только выступление любимой группы персонально для тебя.

Известный коллекционер музыки, архитектор, дизайнер и меломан с 35-летним стажем Сергей Насекин взялся объяснить, чем же так ценен винил, как у него появилась идея провести серию лекций о музыке в «Штабе» и как спекулируют российские производители на переиздании альбомов. Кстати, на интервью он приехал прямиком с казанского книжного рынка, где всегда можно найти старые пластиночки и куда он обязательно заглядывает каждое воскресенье. Рассказчиком он оказался невероятно интересным: кажется, о хорошей музыке он знает всё. О том, как её слушать, впрочем, тоже.

— Сначала появилась любовь к музыке, а раньше носителей было только два: виниловые пластинки и «катушки». Хорошие пластинки 30 лет назад стоили очень дорого, потому что единственная в Союзе студия грамзаписи «Мелодия» выпускала только альбомы советских исполнителей. Импортные привозили иностранные студенты, в основном, родом из африканских и азиатских стран. Некоторые учились в Казани, большинство — в столице. Поэтому те, кто поступал в аспирантуру в Москве, наводили связи с африканцами. Те, возвращаясь с каникул, брали с собой пластинки. На чёрном рынке они стоили минимум 60 рублей, а самые модные — до 100 рублей и больше (при средней зарплате 120 рублей). Это был целый бизнес!
В Казани ожидается эпидемия «Виниломании»

— Та самая легендарная «Горбушка»?

— Да, только не в том виде, в каком она существует сейчас. Раньше в ДК имени Горбунова был клуб филофонистов, которые собирались по воскресеньям и обменивались пластинками. Конечно, там же были и спекулянты, у которых можно было их купить. Я, будучи студентом, постоянно ездил в Москву — в то время билет на поезд стоил семь рублей туда-обратно. И все изменения «Горбушки» происходили на моих глазах. Жаль, фотографий не сохранилось. Сначала они собирались в фойе ДК, потом стали выходить на улицу, позже там появились торговые палатки, а в 90-е это превратилось в огромный рынок. В какой-то момент «Горбушка» была самым большим в Европе рынком музыкальной продукции и видео. Сейчас они переехали на завод «Рубин», и нынешняя «Горбушка» не имеет отношения к той, что была раньше.

— Что это была за тусовка?

— Профессиональные меломаны. Один парень по прозвищу Борода сейчас владелец самого большого музыкального  магазина на Тверской, он называется «Трансильвания». Другой стал директором компании «Союз». Многие стали известными людьми.
В Казани ожидается эпидемия «Виниломании»

— Теперь подросло новое поколение «виниломанов»?

— Да, но и старое никуда не делось. В Казани довольно много коллекционеров, у одного из них около 10 000 пластинок. У меня где-то 2000. В нашем городе вообще многие интересуются винилом, хотят купить, продать или обменять свои пластинки. Поэтому прошлой весной у нас родилась идея провести ярмарку по примеру Европы. Под эгидой «Виниломания» мы устроили её в клубе «Бонифаций». Боялись, что вообще никто не придёт, но всё прошло очень успешно, там побывало сто с лишним человек. Мы познакомились с молодыми людьми, которые очень увлечены винилом, продали много пластинок и поняли, что эта тема городу интересна. Теперь под той же маркой мы планируем проводить мероприятия в «Штабе». Встречи людей, которым интересна современная музыка, старая музыка, электроника, джаз, рок — всё, что угодно.

— На что они будут похожи?

— Каждый четверг я и мои знакомые меломаны будем проводить серию ди-джей-лекций, назовём это так. Форматы будут самые разные в зависимости от спикера. Обязательной формы подачи материала здесь нет и быть не может. Кто-то про джаз расскажет, кто-то про электронную музыку. Кто-то просто придёт и поставит свою любимую пластинку, познакомит с неизвестным стилем. Естественно, можно будет задавать вопросы, общаться. Осенью обязательно устроим ярмарку.
В Казани ожидается эпидемия «Виниломании»

— У вас уже был пилотный выпуск «Виниломании», как ощущения?

— Да, её провёл Артем Зисер, который принес с собой целую коллекцию альбомов Фрэнка Заппы. Он рассказал об истории восхождения звезды музыканта и поставил избранные записи его группы Mothers of invention. На первую встречу пришло человек десять, и я очень доволен. Потому что лучшие мероприятия всегда начинаются с небольшого количества людей. Думаю, потом ещё подтянутся.

— Кого вы ждёте на этих «виниловых четвергах»?

— Я жду здесь и молодых, и не очень молодых людей, кому по-настоящему интересна музыка. Услышать от знающих людей интересные вещи — это всегда полезно. Раньше такие посиделки были неформальными. Меломаны собирались у кого-то на квартире и ставили пластинки для своих знакомых. Могли сидеть час, два, три, пить сухое вино и мило проводить время. Здесь будет примерно то же самое, только более организованно.
В Казани ожидается эпидемия «Виниломании»

— Почему люди слушали винил раньше? Понятно, выбор был невелик. Но сейчас, в эпоху MP3, к чему такие сложности? Что это: ностальгия, снобизм или звук с пластинок действительно настолько сильно отличается от цифровых носителей?

— Здесь всё вместе. Бесспорно, есть снобизм. Однозначно, звук у винила лучше. Это и эстетика, потому что обложки многих пластинок очень интересно оформлены. Я как дизайнер очень это ценю. Например, обложки для Pink Floyd и Led Zeppeline делала фирма Hipgnosis, у них заказывали дизайн все «монстры» рока. Для дебютного альбома группы Velvet Underground обложку сделал сам Энди Уорхол. На ней изображён ярко-жёлтый банан, стоит подпись художника и некрупная надпись «Peel slowly and see» («Оттяни медленно и увидишь»). На ранних изданиях пластинки это была наклейка на конверте, и если её отлепить, под ней обнаруживался очищенный розовый (!) банан, нарисованный на самой обложке. Сейчас такое издание 1966 года с неотодранной наклейкой стоит $11 000. Кстати, первый альбом Velvet Underground купила, может быть, 1000 человек. Но их музыка настолько повлияла на всех, что каждый из этой тысячи стал музыкантом.
Ещё одна причина слушать винил — это его способность перенести тебя в прошлое. Ни один фильм, допустим, 1982 года не передаст всю атмосферу того времени столь же ярко, как это может сделать пластинка.

— С «олдскульными» альбомами всё просто, их всегда можно найти в переиздании или у мамы на антресолях. А если захотелось послушать, например, Pompeya?

— Сейчас любая группа, выходя на определённый уровень, обязательно выпускает винил — в том числе Pompeya. За рубежом абсолютно всё выходит на пластинках. CD сейчас никому не нужны. В наши дни у человека два варианта: либо он качает музыку с интернета, либо покупает винил.
В Казани ожидается эпидемия «Виниломании»

— А мне казалось, что даже проигрывателей для них уже не найти…

— С этим как раз нет проблем. Сейчас снова вернулась мода на «вертушки», их продают в любом музыкальном магазине. Продавцы говорят, их раскупают, как горячие пирожки. 18-летние дочки моих друзей просят папу купить им проигрыватель, чтобы слушать винил. Это настоящая мода, а не ширпотреб, навязанный глянцем. У людей заново проснулся интерес к «живым» носителям музыки, которые можно подержать в руках. Те, кто постарше, берут впридачу ламповый усилитель.

— Пресловутый тёплый ламповый звук?

— Он действительно тёплый, действительно ламповый и действительно хороший — это не блажь, а чистая правда. Я тоже смеялся над «эстетами» лет 15 назад, а теперь у меня такой дома стоит. Он заставляет забыть про любой стресс, за вечер можно послушать 5-6 пластинок. С CD так не получится, через 2-3 диска уже тяжело, хочется в тишине посидеть.
В Казани ожидается эпидемия «Виниломании»

— Дорогое удовольствие, нет?

— Наоборот, это не развлечение только для богатеньких дяденек, которым за 50. Сейчас можно купить б/у-шную «вертушку» на книжном рынке, не самую дорогую иглу, советский усилитель — и тысяч за десять рублей обзаведёшься приличной аудиосистемой. С пластинками  ещё легче, только в Казани есть два секонд-хэнда с винилом. Единственное, что мне непонятно — почему переиздания старых альбомов в России такие дорогие. Я же знаю, сколько стоит напечатать пластинку.

— Кстати, сколько?

— Мои друзья в Лейпциге открыли небольшой заводик по производству пластинок. Интересно, что некоторое оборудование стало таким раритетным, что его приходится завозить со старых заводов в Ташкенте. Мне устроили настоящую экскурсию, и я спросил, во сколько обходится тираж. Оказалось, 1000 экземпляров без картонной упаковки стоит 1500 евро, то есть себестоимость одной пластинки — полтора евро. Плюс 1-3 евро за картонную упаковку и какие-то деньги за пересылку. В общем, одна пластинка будет стоить максимум 5-6 евро. Почему у нас их продают за 20, я не понимаю. В Америке они в специализированном магазине, со всеми торговыми накрутками (причём, не переизданные), стоят $12-15. У нас даже по докризисным ценам пластинка «Кино» стоила 1600 рублей. Думаю, это настоящее свинство.
В Казани ожидается эпидемия «Виниломании»

— Вы охотитесь за пластинками для своей коллекции по всему миру?

— Да, я много путешествую и в любом городе на Земле посещаю виниловые магазины. Как показывает практика, они есть абсолютно везде, даже в Китае. Два раза в год обязательно езжу на ярмарку винила в Голландию. Это для меня обязательная программа.

«Виниломания» будет проходить каждый четверг в креативной резиденции «Штаб».
4 июня её проведёт Сергей Насекин. Послушать его и узнать всякие интересности об истоках краут-рока можно будет по адресу: ул. Татарстан, 20. Начало в 19.00


Опубликовано 02.06.2015

4 комментария

Эмиль Зайнуллин

Продам пластинки по 100₽

Anjelica Nikolaeva

Терпеть не могу,когда у женщин растрепанные волосы

Элла Хайдарова

Anjelica, это вроде мужчина же )

Anjelica Nikolaeva

Элла, рядом с ним сидит женщина в красном платье. Волосы спадают на глаза,честно говоря,прическа мужчины мне тоже не нравится растрепанностью , творческая личность,мне не понять.

Комментировать