«В кризис мы ничего не потеряли и даже приобрели»

«В кризис мы ничего не потеряли и даже приобрели»


Игорь Зильберг заинтересовался IT еще в школе. В старших классах он начал зарабатывать в этой сфере, делая дипломные проекты. В 2007 году ему пришла идея создать компанию для поддержки сайтов. Сегодня среди клиентов его студии SmartHead такие бренды как Coca-Cola, Volvo, Audi, Chrysler, Panasonic, Vichy и другие. Мало кто знает, что одна из известнейших продакшен-студий России располагается в технопарке «Идея» в Казани. В интервью KazanFirst Зильберг рассказал об особенностях бизнеса, о конкурентах и о влиянии экономического кризиса на IT-компании

— Как и когда у вас возникла идея создать компанию по разработке и поддержке интернет-проектов?

—У меня брат в свое время уехал в Москву и долгое время работал в сфере рекламы, в том числе в цифровой среде. В 2007 году он познакомил меня с руководителем агентства Red Keds Виталием Быковым. Тогда возникла идея открыть в Казани компанию, которая будет заниматься только поддержкой сайтов.

— Почему именно поддержка сайтов?

– На тот момент практически не было компаний, которые бы занимались этим. Для рекламных агентств и крупных студий, занимающихся разработкой сайтов, их поддержка была некой обузой, с которой непросто справляться компании, не специализирующейся на этой услуге. Для поддержки нужны несколько иные подходы и процессы, нежели для производства новых креативных продуктов.

«В кризис мы ничего не потеряли и даже приобрели»

— С чего вы начали работу?

В компании изначально работали два человека – я и моя одногрупница Юля Ионова, которая уже имела опыт работы контент-менеджером. Начали мы с подготовки и размещения контента на сайтах. Потом немного расширились. Стало понятно, что можем заниматься не только поддержкой, но и вопросами разработки. Для этого у нас было достаточно компетенций, технических знаний, а у меня был опыт в сфере разработки программного обеспечения.

— Изменился ли как-то профиль работы SmartHead?

— Сегодня SmartHead все так же занимается поддержкой сайтов. Добавилось большое направление по разработке и производству различных проектов – от корпоративных сайтов до интерактивных инсталляций и баннерных кампаний. Но мы сохраняем специализацию на технической стороне вопроса. Практически не занимаемся креативом и  дизайном. Мы проектируем, программируем, поддерживаем, размещаем и анализируем. То есть делаем все, что связано с технологической стороной реализации цифровых рекламных кампаний и вообще it-проектов.

«В кризис мы ничего не потеряли и даже приобрели»

— Сколько человек в вашей команде; есть ли проблема с кадрами?

У нас — 27 человек. Найти квалифицированного сотрудника с адекватными запросами по зарплате — сложно. Проблема существует, так же, как и в любой другой компании. Мы ищем сотрудников всеми возможными способами – через знакомых, агентства, сервисы по подбору персонала. С недавнего времени SmartHead начал сотрудничать с Институтом информационных технологий и информационных систем КГУ, выделяя гранты на обучение перспективных, на наш взгляд, ребят и открыв на его базе Digital-лабораторию. Надеемся, что это принесет плоды в решении кадрового вопроса. 

—Среди ваших клиентов Coca-Cola, Volvo, Audi, Chrysler, Panasonic, Vichy и другие – что вы для них делаете?

– Необходимо понимать механизм нашей работы. Мы сотрудничаем с рекламными агентствами, которые разрабатывают рекламные компании для этих брендов. SmartHead занимается технической стороной вопроса. Мы реализуем проекты, как того хочет заказчик. Юридически нашими клиентами являются рекламные агентства, а фактически мы разрабатываем продукт для бренда.

«В кризис мы ничего не потеряли и даже приобрели»

— Кто инвестор вашего проекта?

— Первоначальные инвестиции были от моих партнеров, сейчас никто не вкладывается, компания обеспечивает себя сама.

—Сейчас все говорят об экономическом кризисе. Чувствуется ли его влияние на вашу работу?

— Как будет сейчас предсказать сложно. Во время кризиса 2008 года оборот SmartHead вырос. Многие крупные бренды перераспределили свои бюджеты от более затратных и масштабных рекламных форматов вроде телевидения, в более эффективные интерактивные каналы коммуникации. В принципе, мы ничего не потеряли и даже, наверно, приобрели. Я не помню точные цифры по обороту, но сложных времен у нас тогда не было. Может быть, если сейчас получится так же. Я не склонен серьезно менять стратегию работы на основании каких-то ожиданий кризиса. Понятно, что стоит рассчитывать на худший вариант развития событий. Но это нужно делать всегда, независимо от того, обещают экономический кризис или нет.

— Есть ли у вас конкуренты в Казани?

—В Казани нет компаний, которые бы работали в нашей нише или схожем сегменте. По крайней мере, я о них не знаю. По России есть компании, которые специализируются, например, на работе с рекламными агентствами или, которые занимаются исключительно контентной поддержкой. В принципе, сомногими мы можем считаться прямыми конкурентами по некоторым специализациям, но конкурентов в плане общего профиля деятельности не много.

«В кризис мы ничего не потеряли и даже приобрели»

— Кто ваши основные заказчики?

—В основном мы работаем с заказчиками из Москвы и из-за рубежа. У нас есть несколько заказчиков в Казани, но это скорее исключение, чем правило.

— Как вы себя рекламируете?

—В SmartHead не предусмотрен рекламный бюджет. В основном новые клиенты приходят к нам по рекомендации или узнают о нас из подобных интервью или рейтингов. У нас есть человек, который занимается выстраиванием новых отношений с клиентами, но это ювелирная ручная работа, а не ковровые бомбардировки рекламой.

— Почему вы выбрали технопарк «Идея» как основную площадку своей деятельности?

— С Технопарком «Идея» у нас давние отношения, начавшиеся еще до того, как я начал заниматься компанией SmartHead. С директором технопарка Сергеем Юшко я знаком со студенческих времен, когда он был руководителем кафедры инженерной графики в КГТУ. Потом я работал в компании, которая так же находилась в технопарке «Идея». Когда мы в 2007 открыли SmartHead, первое время мы снимали небольшой офис на Хади Такташ, а через год переехали в технопарк, в  инновационно-технологический центр.

Технопарк выбрали по нескольким причинам. Хорошие отношения с руководством, привлекательная ценовая политика площадки, возможность сделать интерьер в том виде и так, как мы считаем нужным сделать, а не так, как ставит условия владелец бизнес-центра, возможность совместных проектов с технопарком и другие. На самом деле в Казани найти 250 метров свободного пространства с возможностью сделать собственный ремонт на выгодных условиях непросто. В Казани очень мало интересных для нас офисных площадей.

«В кризис мы ничего не потеряли и даже приобрели»

— Предоставляются ли вам льготы?

—Молодым компаниям технопарк предоставляет площади по льготным ценам. Первый год аренды самый дешевый, а потом цена постепенно растет. Сейчас SmartHead снимает помещение на обычных коммерческих условиях, как любая другая компания.

— Как дальше будет развиваться SmartHead?

— Наша цель – увеличивать прибыль компании, не уменьшая ее ценности и условий комфортной работы. Каких-то конкретных значений этой цели нет. У нас сервисный бизнес, он весьма сложно масштабируется. Это не производство продукта, где можно поставить четкий план, сколько произвести. Мы продаем интеллектуальный ресурс и для того, чтобы продать его в два раза больше, нам необходимо более чем в два раза увеличить штат и решить существенное количество проблем роста.

— Расскажите о себе. Почему вы выбрали информационные технологии?

—Я начал заниматься информационными технологиями еще в первом классе, выбрав кружок информатики. Класса с восьмого уже было понятно, чем я буду заниматься. В отличие от многих других молодых людей у меня не было проблемы выбора. В старших классах я уже делал небольшие проекты для себя, делал дипломные проекты, начал этим зарабатывать. Потом пошел учиться в КГТУ(КХТИ) на факультет управления и автоматизации. Там начал работать лаборантом компьютерного класса на кафедре инженерной графики и там же познакомился со своим первым работодателем, директором небольшой IT-компании. Работал разработчиком, техническим директором. В 2007 году начал работать в SmartHead. Это мой первый собственный проект.

«В кризис мы ничего не потеряли и даже приобрели»

—Сейчас набирают популярность бизнес-акселераторы для стартапов – эффективный ли это инструмент для развития бизнеса?

—Я слышал про бизнес-акселераторы. Знаю многое о предпринимательстве, стартапах и что вокруг них происходит.  Но это не моя сфера деятельности. Я занимаюсь предоставлением услуг, а не развитием продуктов. В целом я считаю, что развитие инновационного предпринимательства и продуктов сейчас – модный тренд, который полезен и кому-то дает хорошую почву для развития. Но насколько это эффективное и грамотное расходование средств, энергии и сил людей — это большой вопрос.

Получали ли вы от республики гранты на развитие компании?

—Мы рассматривали возможность, но пока не подавали заявок. В принципе, сама льготная аренда в технопарке для молодых компаний это уже в определенной степени подарок. Просто есть вещи, которые на данный момент кажутся более интересными и выгодными, есть желание направить усилия на них, нежели чем на получение грантов.

К тому же, никто не дает гранты на создание качественного сервиса или развитие отношений с клиентами или качества управления проектами. А каких-то продуктовых инновационных разработок у нас нет. Конечно, мы могли бы заняться деятельностью, направленной только на получение грантов, многие компании на этом вполне себе неплохо существуют, но это не в сфере моих интересов.

Елена Орешина

Фото: Роман Хасаев


Опубликовано 21.03.2014

Комментировать