Супруга ректора КГМУ признала вину с оговорками

Как в Казани медикам дарят 80 тысяч рублей за пожизненную инвалидность.

В начале этой недели задержаны начальник одного из подразделений Главного бюро медико-социальной экспертизы по РТ Елена Румбешта и ее подчиненная Елена Фуражкина. Обе обвиняются в получении крупной взятки по предварительному сговору. За такое преступление предусмотрено наказание до 12 лет лишения свободы. 

Деньги взяла, а не помогла

В зал судебного заседания, где было назначено рассмотрение ходатайства следствия об избрании обвиняемым меры пресечения, 53-летнюю Елену Румбешту пригласили первой. Ее ввели в наручниках и посадили в «клетку». В усталой, сгорбленной женщине в темном пальто, которая старательно прятала лицо от камер журналистов, трудно было узнать эффектную улыбчивую брюнетку - руководителя бюро №1 Главного бюро медико-социальной экспертизы по Татарстану, жену депутата Госсовета РТ и ректора КГМУ Алексея Созинова. Но к уголовному делу супруги он не имеет никакого отношения. Пока. 

Согласно показаниям Румбешты, утром 22 января, когда она пришла на работу и поднималась в свой кабинет по лестнице, к ней подошла медрегистратор Елена Фуражкина и сообщила, что нужно помочь одному человеку. Женщина ловко опустила в пакет, в котором начальница принесла на работу обед, тугой сверток, и, как позже призналась Румбешта, сразу было понятно, что там деньги. Затем на телефон руководителя бюро №1 МСЭ пришла СМС, что к ней на прием придет мужчина, которому нужно подтвердить бессрочность инвалидности III группы. 

Тот, о ком сообщили, пришел ближе к обеду. Это был довольно крепкий мужчина, который к тому же трудоустроенный. Не узрев необходимости давать ему пожизненную инвалидность, Елена Румбешта ее продлила на год. И, как утверждает обвиняемая, тут же сообщила об этом Фуражкиной по телефону и назначила встречу, чтобы вернуть деньги. Но в кабинет ворвались оперативники и изъяли сверток с купюрами, которые оказались мечеными.

Старший следователь СО СКР по Приволжскому району Казани Айрат Асхадуллин поведал, что причастность Румбешты к преступлению не вызывает сомнения - в ее кабинете были изъяты заранее помеченные оперативниками купюры в сумме 70 000 рублей, которые ей были переданы за предоставление III группы инвалидности бессрочно. Он заявил, что преступление является особо тяжким, но учитывая, что обвиняемая частично признала свою вину, она может быть помещена под домашний арест.

- В целом я согласна, - сообщила Румбешта, когда судья дал ей слово. 

Она лишь напомнила, что группу инвалидности она установила всего лишь на год, а не бессрочно, и что переданными ей средствами не воспользовалась. Обвиняемая также уточнила, что вину свою признала, но с оговорками.

- Следствие только начинается, потом, видимо, какие-то нюансы уточнятся, - успокоил ее судья Александр Щелыванов. 

Что же касается ходатайства следователя, то Румбешта попросила, если есть возможность, дать ей подписку о невыезде. Гособвинитель Анна Буканина признала доводы следствия обоснованными и попросила ходатайство удовлетворить. Адвокат Неля Желтова заявила, что такая мера пресечения кажется ей слишком суровой и чрезмерной, потому что у её подзащитной есть хронические заболевания и на ее иждивении находится 6-летняя внучка.  

- Но в случае, если все же суд изберет такую меру пресечения, я бы попросила дать ей возможность совершать ежедневные прогулки, посещать больницы, общаться с близкими родственниками, с внучкой, с матерью, - выступила адвокат.

В перерыве адвокат Румбешты рассказала журналисту KazanFirst, что ее подзащитная не отрицает, что взяла деньги, но она их даже не трогала. По версии защиты, обвиняемая сразу отказалась от своих незаконных действий - получения взятки и поэтому не заслужила такую суровую меру пресечения, о которой просит следствие.

- У нее сердечная недостаточность, а она ночь провела в полиции, - пожалела Неля Желтова обвиняемую.

Однако судья удовлетворил ходатайство следователя и отправил Румбешту под домашний арест до 22 марта. При этом ей запрещено получать почту, кроме как из органов следствия и суда, запрещено пользоваться интернетом, кроме как для связи с адвокатом, следователем и судом, запрещено общаться с остальными фигурантами дела. Но зато суд разрешил Румбеште выходить из дома для получения медицинской помощи, для сопровождения членов семьи в медучреждения и позволил гулять рядом с домом ежедневно с 12 до 14 часов.

Допросили и отпустили


Вторая обвиняемая - 52-летняя Елена Фуражкина - пришла в суд без сопровождения и наручников. Потому что следователь ее даже не задерживал на 48 часов. Просто допросил и отпустил. 

Судя по материалам дела, 19 января 2018 года к медрегистратору обратилась ее знакомая и, зная о том, где та работает, попросила содействия в получении для мужа-инвалида III группы бессрочной инвалидности. В подъезде дома, в котором проживала Фуражкина, супруги передали ей 40 тысяч рублей в качестве вознаграждения за услугу, а 22 января добавили «в неустановленном месте» еще 40 тысяч.

Медрегистратор сообщила «соискателям» инвалидности, что сама она не может ничем помочь, но есть возможность передать деньги своей начальнице. 10 тысяч она оставила себе, а остальные 70 000 в тот же день передала Румбеште, подкараулив ее на лестнице. Вину женщина, в отличие от своей начальницы, признала без оговорок - полностью. Что она и подтвердила на судебном заседании. 

Адвокат Равиль Абдразаков попросил суд приобщить к материалам дела копию паспорта и справки об инвалидности слепой матери подзащитной 1935 года рождения, которая «нуждается в постоянном уходе». Кроме того, сама подзащитная - инвалид II группы и тоже нуждается в медицинских услугах. Следователь так же попросил для Фуражкиной домашний арест, прокурор его поддержала. Но сама она и ее адвокат настаивали на подписке о невыезде.

- Чтобы она могла покупать продукты и посещать медицинские учреждения, - добавил защитник. 

Пока судья был в совещательной комнате, адвокат Абдразаков признался журналисту KazanFirst, что ее подзащитную могли «подставить».

- Первый раз привезли нормальные деньги, а второй раз - уже меченые, - рассуждает адвокат. - Она же их не просила. Они умоляли помочь. Она пошла навстречу. Но так как она эти вопросы не решает, передала деньги тому, кто решает. Она же их не присвоила.

Однако суд все же удовлетворил ходатайство следствия, избрав Фуражкиной меру пресечения в виде домашнего ареста до 22 марта - с такими же ограничениями и послаблениями, как и ее начальнице.


Читайте также: Дело Миронова: от роли хорошего застройщика к криминальной славе


Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite