«Татэнергосбыт» не хочет отдавать АСВ 1,5 млрд рублей и ищет «черную» бухгалтерию ТФБ

Юристы до самого вечера спорили в суде и сожалели, что не посмотрели матч сборной России.

В Арбитражном суде РТ продолжается рассмотрение иска конкурсного управляющего Татфондбанка - Агентства по страхованию вкладов (АСВ) к АО «Татэнергосбыт». АСВ требует признать недействительной сделку по списанию более 1,5 млрд рублей с расчетного счета АО «Татэнергосбыт» в ПАО «Татфондбанк» по кредитному договору от 20 июля 2016 года. Списание произошло 1 декабря 2016 года – за несколько дней до введения в банке временной администрации (ее в ТФБ назначили 15 декабря).

Конкурсный управляющий намерен вернуть как можно больше денег в конкурсную массу, для чего оспаривает множество операций, совершенных Татфондбанком накануне краха. Иск к «Татэнергосбыту» был подан АСВ еще 22 июня 2017 года, и вот почти год вопрос с деньгами остается нерешенным.

В апреле этого года представители «Татэнергосбыта» ходатайствовали о проведении судебной экспертизы, в ходе которой аудитор должен был установить наличие у Татфондбанка скрытой картотеки, в которой могли учитываться все неисполненные операции ввиду того, что денег в банке не было. В результате спор компании с АСВ был выделен в отдельное производство.

На заседании 14 июня обе стороны представляли сразу несколько юристов. Интересы «Татэнергосбыта» отстаивали четыре человека, конкурсного управляющего - шесть. Процесс вызвал интерес и у вкладчиков Татфондбанка, которые быстро заняли все сидячие места в зале, и многочисленному составу юристов было попросту негде сесть. Судья Наиля Гарапшина попросила принести из коридора лавку, в итоге их принесли для каждой стороны по одной.

Суд судом, а футбол футболом

В начале процесса выяснилось, что в суд пришли ответы от нескольких организаций, готовых провести экспертизу. Юрист «Татэнергосбыта» заявил, что компания уже отправила на счет Арбитражного суда РТ 107 тысяч рублей, которые пойдут на оплату экспертизы, а после назвал организацию, способную за эти деньги выполнить необходимую работу.

Представитель АСВ Сергей Синько возразил: речь об экспертизе ведется в рамках отдельного производства, а в ходе основного дела о банкротстве Татфондбанка о ней речи не шло. И тут же ходатайствовал об отложении дела, чтобы иметь возможность ознакомиться с новыми документами. Как только представитель «Татэнергосбыта» высказал свое недоумение, между юристами началась словесная перепалка с просьбами успокоиться и вести диалог только через судью. Наиля Гарапшина попросила успокоиться обоих и ходатайство АСВ отклонила.

Представители конкурсного управляющего во время процесса переписывались между собой в мессенджерах, то и дело прося друг друга посмотреть в телефон. Один из юристов АСВ, когда процесс шел уже более часа, переключился на свой ноутбук, следя за ходом игры сборной России с Саудовской Аравией.

Получив отказ от суда, Синько ходатайствовал о приостановлении спора в рамках основного производства, пока не будет доведено до финала дополнительное производство – с теми же участниками и по тому же вопросу.

- Данное ходатайство действительно было заявлено нами в рамках обособленного спора, в этом нет никаких сомнений. В рамках обособленного спора мы вам это ходатайство предоставили и вы на это ходатайство написали возражения и предоставили суду. Поэтому отрицать получение вами ходатайства о проведении экспертизы – это достаточно странно, - заявил юрист «Татэнергосбыта» и посоветовал коллегам внимательнее изучать Арбитражный кодекс. По его мнению, АСВ занимает двойственную позицию, так как в спорах с другими ответчиками ходатайствует об отложении заседаний, мотивируя как раз-таки экспертизой, инициируемой «Татэнергосбытом».

- Этот тезис подтверждает, что АСВ 50 раз знакомо с нашим ходатайством и признает значимость этих событий, - отметил представитель «Татэнергосбыта».

Юрист АСВ Сергей Синько снова попросил суд отложить процесс, поскольку он не видел в письменном виде ходатайств «Татэнергосбыта» об экспертизе в рамках основного производства.

- Вы уже просили, я очень прошу не повторяться, - обратилась к юристу Наиля Гарапшина, уже второй год рассматривающая дело о банкротстве Татфондбанка, и попросила представителя «Татэнергосбыта» тезисно высказаться об экспертизе.

Что это такое - картотека?

Юрист истца объяснил, что не согласен с позицией АСВ, которое без точного диагноза Татфондбанку - был он платежеспособным на момент заключения спорной сделки или нет – якобы хочет установить скрытую картотеку.

- Картотека неразрывно связана с неплатежеспособностью. Скрытая картотека - это не любая картотека. Это картотека, которая вызвана объективной невозможностью в удовлетворении всех предъявленных банку требований. То есть неплатежеспособностью. Неплатежеспособность - это причина, а картотека - это следствие, а не наоборот, как это пытается представить АСВ. Скрытая картотека - это искажение бухгалтерского учета. Кем оно было допущено – мы не это обсуждаем. Нам важен сам факт. В данном случае банк искажал бухгалтерский учет, чтобы скрыть свое реальное финансовое положение, - заявил юрист «Татэнергосбыта».

Сергей Синько ответил, что платежеспособность - это правовое понятие, в то время как термин «картотека» используется только на практике.

- Это, по сути, специальный счет, на котором отражались неисполненные документы. Неисполненные ввиду недостаточности денежных средств. Вот это вольная трактовка и прочтение второй статьи закона о банкротстве (представителями «Татэнергосбыта». - Ред.) не выдерживает никакой критики. Идентифицировать платежеспособность или неплатежеспособность понятием «скрытая картотека», на наш взгляд, неправильно, - парировал юрист АСВ.

Не утихали споры и в процессе обсуждения вопросов, которые нужно поставить перед экспертами (если судья, конечно, решит проводить экспертизу). АСВ не понравилась формулировка «высоколиквидные активы», которую упоминает противоположная сторона. «Татэнергосбыт» не устроило то, что АСВ предлагает изучать операции, проведенные Татфондбанком по каждому дню отдельно, начиная с конца ноября и до введения временной администрации.

- Вопрос к эксперту сформулирован таким образом, что не направлен на установление платежеспособности, поскольку «Татэнергосбыт» просит сравнить, хватало ли высоколиквидных активов. Причем в этом вопросе делает ссылка, что требования необходимо исполнять в течение пяти дней, а не в течение одного дня, как это прописано нормативами, - заявил юрист АСВ Александр Павленко, подчеркнув, что нужно устанавливать достаточность денежных средств у ТФБ.

Кроме этого Павленко высказал предположение, что «Татэнергосбыт» настаивает на конкретном эксперте, поскольку тот неоднократно проводил аудит в самой компании и может быть заинтересованным лицом. Потом юрист предложил два других варианта аудиторских компаний, способных выполнить качественную экспертизу.

Стороны продолжали высказывать свои возражения, когда по истечении двух часов процесса (плюс часовая задержка) Сергей Синько шокировал уставший зал ходатайством о прекращении производства по данному вопросу и объединении споров (оспаривания сделки и проведения экспертизы) в один:

- Насколько мне известно, «Татэнергосбыт» не является лицом, участвующим в деле о банкротстве, он участник обособленного спора, - заявил Синько. Стоит отметить, что этот ход юристы АСВ обсуждали между собой на первых минутах процесса.

Судья Наиля Гарапшина удалилась в совещательную комнату, а участники процесса начали активно обсуждать счет проходившего в тот момент футбольного матча и то, что они на игру не успели. 

Через 15 минут вернувшаяся в зал судья огласила вердикт, суть которого следующая: экспертизе быть, аудитор, предложенный АО «Татэнергосбыт», должен определить достаточность высоколиквидных активов у Татфондбанка на период с 29 ноября по 15 декабря 2016 года, а также факт ведения банком скрытой картотеки. Цена вопроса - 1 560 098 360 рублей 66 копеек.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
ПОДРОБНЕЕ В СЮЖЕТЕ: 135 материалов в сюжете

Дело ТФБ: главное, что нужно знать о расследовании краха банка

«Татфондбанк» стал первым крупным финансовым учреждением, у которого отозвал лицензию федеральный регулятор. ЦБ обвинил руководство организации в выводе средств, мошенничестве, а также неблагонадежной финансовой политике. В результате топ-менеджеры банка во главе с руководителем ТФБ Робертом Мусиным стали фигурантами уголовных дел. А в отставку был вынужден уйти премьер-министр Татарстана Ильдар Халиков.

1 КОММЕНТАРИЙ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Пострадавший кредитор
Позорный договорной суд. Доводы юристов АСВ никто слушать не хотел. Цель- оставить кредиторов банка без денег. Шайка мошенников разворовала банк, теперь лешализует сделки с предпочтением своих. Злоупотребление правами становится нормой в РТ. Своим можно все, а вкладчиков жалеть не надо.
-1
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite