IMG_5453

Елена Ежова: В детстве плакала чуть ли не каждый день, а сейчас благодарю маму, что воспитала из меня спортсменку


Спортивный обозреватель KazanFirst пообщался с либеро «Динамо-Казань» Еленой Ежовой, которая вместе с командой готовится к своему 22-му сезону в профессиональной карьере.


Александр Егоров — Казань

— Елена, если вбить в поисковике ваши имя и фамилию и кликнуть «Новости», он выдает ссылки на интервью либо с заведующей лабораторией морской экологии Института океанологии РАН, либо с ульяновской бизнес-леди. Волейболистка Елена Ежова — непубличный человек?

— Да нет, если добавите слово «волейбол», все сразу вылезет! Я общаюсь с журналистами после игр, короткие интервью даю часто. Но каких-то долгих, обстоятельных бесед не припомню.

— Хотя поводов для этого за вашу долгую карьеру было предостаточно. Один из самых веских – дебют в сборной России в прошлом сезоне на 21-м году профессиональной деятельности. Как вы восприняли вызов в национальную команду?

— Приятно удивилась – не ожидала, что меня пригласят. Я раньше как-то привлекалась в сборную России, но были бумажные проблемы. Сначала – двухлетний карантин, чтобы сменить спортивное гражданство, потом мешал лимит на натурализованных игроков, поскольку в сборной уже играла девочка, которая тоже поменяла украинское спортивное гражданство на российское. В общем, сыграть не складывалось.

— С Украины вы уехали в 1996 году. С тех пор постоянно живете в России?

— Да, но на Украине осталась сестра. Сейчас в гости ездить стало тяжелее. Раньше сел в самолет, час — и там, а сейчас только один поезд ходит, а если лететь, то через Белоруссию или Турцию.

— Какие впечатления остались от Рио?

— Эмоции были очень сильные, все-таки поехать на Олимпиаду — это большое событие для спортсмена. Но есть и разочарование: мы могли бы показать более качественный волейбол и добиться другого результата. Так что осадочек после Рио остался.

IMG_5455

«В Казани настолько хорошо, что не чувствую, что работаю здесь»

— Вы так давно в профессиональном волейболе, что по себе знаете разницу между потерянной подачей и проигранным очком. Как удается так долго оставаться в обойме?

— Не знаю. Наверное, Бог дал здоровья, которое позволяет играть до сих пор.

— Вам комфортно рядом с молодежью? Некоторые игроки «Динамо-Казань» еще не родились, когда вы уже профессионально играли.

— Никаких проблем, разницы в возрасте я не замечаю, разве что только с самыми юными нашими девочками. Напротив, в такой компании чувствуешь себя моложе, да и тренировки держат в тонусе.

— Почему вы выбрали Казань?

— Мне безумно нравится клуб «Динамо-Казань»: отличная организация и условия работы, хороший коллектив — и девчонки, и руководители. Мне здесь настолько хорошо, что я не чувствую, что работаю, — тренируюсь в свое удовольствие. И даже на большие деньги Казань не променяю.

— Но все-таки ваш дом сейчас — Москва?

— На сегодняшний день — Москва, но я уже задумываюсь над тем, чтобы переехать в Казань. Все будет зависеть от того, как сложатся футбольные дела у сына, который уже пять лет занимается футболом. Сейчас он тренируется в «Рубине». Если у него будут перспективы стать хорошим вратарем и его возьмут в интернат, то я точно перееду.

— У вас есть замечательная возможность увидеть эволюцию Казани: впервые вы сюда приехали в 2003 году.

— С того времени город не узнать! Тогда Казань только начала перестраиваться, все было в руинах, дороги — убитые… Я приехала и ужаснулась: куда я попала?! Сегодня мы с вами живем в красивом европейском городе с великолепными дорогами, удобной организацией движения, не знаем, что такое пробки. Я в восторге от Казани!

— Удобно для работы и есть где отдохнуть?

— Да, но выходные я провожу с сыном: у него тренировка, школа, потом можем куда-нибудь поехать, в кино сходить или еще куда-нибудь.

— На матчи «Рубина» тоже ходите?

— По возможности, но получается редко. «Рубин» играет по вечерам, когда Илье пора ложиться спать.

С детства приучаете сына к режиму?

 А его и приучать не надо: просыпается он рано, идет на тренировку – ехать из дома до «Рубина» прилично. И все само собой получается, к вечеру он просто устает.

«Трибуны мне не мешают, лишь бы яйца на площадку не кидали»

— Какова ваша роль в команде?

— Вторая либеро. Работа в раздевалке? Она, по большому счету, не нужна, потому что у нас собраны игроки высокого уровня, все всё прекрасно понимают. Конечно, бывает, что перед играми скажем друг другу пару слов, но накрутки никому не нужны.

— Как вы стали либеро?

— Я была связующей, но как только ввели амплуа либеро, тренер не задумываясь перевел меня на эту позицию, поскольку я была невысокого роста и с хорошей защитой. И я ему благодарна: если бы продолжала играть «связкой», то закончила свою карьеру еще лет пятнадцать назад — из-за роста: сейчас связующие тоже высокие.

IMG_5451

— Не было ли сожаления, что ваше новое амплуа в принципе не позволяет вам набирать очки?

— Первое время — да, мне тяжело было перестроиться. Связующая ведет игру, это интересно: ты задумываешь комбинации, решаешь, кому доверить атаковать. А либеро просто принимает мячи. Но с годами пришло понимание, что переквалификация позволила мне продолжать играть на высоком уровне. А куража в игре либеро тоже хватает: вытащишь какой-нибудь мертвый мяч  и такой подъем приходит! Есть свои прелести и в нашем деле.

— Но в России ваши спасения мало кто оценит: на волейбол, особенно женский, у нас ходят мало зрителей.

— А мне кажется, что в последнее время на трибунах собирается больше народу, чем несколько лет назад. Но все-таки на мужиков лучше ходят. Наверное, из-за того, что мужчины играют зрелищнее, в их волейболе больше мощи, силы.

— Вы игры мужчин смотрите?

— Я и мужской, и женский волейбол люблю смотреть, если игра интересная, специально прихожу на матчи мужчин. А если «Зенит» играет с 12-й командой Суперлиги — это неинтересно.

— Что-то из мужского волейбола появилось в женском?

— Силовая подача в прыжке. Сегодня каждой команде одна-две волейболистки такую подачу исполняют — в прошлом сезоне у нас Даша Столярова и Ира Воронкова прилично прикладывали. Игра стала мобильнее. Если раньше просто пасовали высокую передачу, то сейчас появляются комбинации. Тренеры больше влияют на игру заменами. Стало намного интереснее. В то же время забеги – это черта сугубо женского волейбола, мужчины не забегают.

— Как вам играется в Польше, Италии, Турции, Азербайджане, где собираются полные залы?

— Я не обращаю внимания на болельщиков, даже таких сумасшедших, как в этих странах. Если важная игра, то иногда через несколько минут после начала вообще не слышишь, что происходит на трибунах. Полная концентрация на игре. Иногда меня спрашивают, слышала ли что-то, что кричали с трибун во время матча. А я и правда ничего не слышала. Как такое происходит – не знаю.

— Какие-то специальные приемы используете, чтобы концентрироваться на игре?

— Нет. Возможно, опыт сказывается. В нашей команде практически все могут это делать. Во всяком случае, я не знаю ни одного человека, который сказал бы: «Мне мешают трибуны». Или: «Зал будет болеть за соперниц, как же мы будем играть?» Главное, чтобы яйца не кидали на площадку.

— И такое в вашей карьере бывало?

— В моей — нет, но кто-то мне рассказывал такое. Кажется, «Краснодар» играл то ли в Турции, то ли в Баку, и зрители на площадку бросали яйца. Бывает, и туалетная бумага с трибун летит.

IMG_5454

«Команда и руководство вместе всегда, а не только на банкетах»

— Почему свои последние контракты вы заключаете на год? Вам так комфортнее?

— Так предлагают (улыбается). Но я внутренне уже готова к тому, что в один прекрасный день мне скажут: «Лена, пора». К этому все идет.

— Игра с кем в одной команде оставила у вас наиболее яркие впечатления?

— С Гамовой, конечно же. Катя и начала при мне свою блестящую карьеру, и закончила. И то, что мы не год и не два играли в одной команде, для меня важно, я этим горжусь. Горжусь, что играла в одной команде с Таней Грачевой, Настей Беликовой — много хороших волейболисток, с которыми довелось выходить на площадку.

— Не жалеете, что до сих пор не поработали под руководством Николая Карполя?

— Как можно о чем-то жалеть, если почти вся моя карьера связана с лучшими клубами России — московским и казанским «Динамо»? Любопытство — да, возможно, попробовала бы поиграть в команде Николая Васильевича, о котором много слышала от девочек. Но смогла ли бы я работать с таким эмоциональным человеком — не знаю. С другой стороны, это великий тренер, о котором никто из девочек не отзывался плохо. Как бы ни вел он себя на площадке, как бы ни эмоционировал, в то же время для девчат делал всё: помогал им, ставил на ноги, мог заступиться в любом кабинете. И никогда никого не оскорблял лично.

— Ваш нынешний главный тренер Ришат Гилязутдинов работал с Карполем, но совершенно противоположный по темпераменту человек. Как вам с ним работается?

— Тренироваться всегда непросто, но у Ришата Сиразутдиновича все тренировки интересные. Когда интересно, нагрузки легче переносятся, чем скучная тяжелая работа. Гилязутдинов делает тренировки разными, не повторяется, на его занятиях нет рутины. Работать с ним мне очень комфортно, к тому же Ришат еще и хороший психолог. Считаю его лучшим тренером России.

— В чем секрет успехов «Динамо-Казань»?

— В сплоченности. Клуб — это большая семья, команда и руководство всегда вместе, а не только на банкетах. Мы всегда можем подойти к руководителям и обо всем поговорить, зная, что тебя в беде не бросят. Причем удивительно то, что состав игроков и персонала меняется, а эта атмосфера остается.

— Людей подбирают грамотно?

— Не думаю, что отбор идет исключительно по человеческим качествам. Но мне кажется, что на тех людей, специалистов высокого уровня, которые приходят в клуб, здешняя атмосфера действует благоприятно.

— О «Зените» говорят то же самое.

— Не могу судить о «Зените», но мне со стороны почему-то тоже так кажется.

— Вам есть с чем сравнивать: вы играли в Краснодаре, где и женская, и мужская команды — в составе одного клуба. В Казани клубы разные, но есть ощущение большой волейбольной семьи.

— Так и есть. В Краснодаре» такого ощущения единства, как здесь, не было: команда отдельно, начальство — отдельно. В Казани же на моей памяти не было ни одного случая, чтобы обещанное не выполнялось — напротив, если у тебя возникли какие-то непредвиденные проблемы, всегда помогут. Здесь созданы сумасшедшие условия для команды, какие в России никому даже не снились. И игроки, видя это и не отвлекаясь ни на что, выкладываются по полной. И идет отдача в виде результата.

— Ваши коллеги из других клубов знают, что в Казани волейбольный рай?

— Знают, но все равно удивляются, когда все это видят собственными глазами. Настя Самойленко, которая к нам приехала играть и всего пару дней в Казани, была уже наслышана о наших условиях, но когда все это увидела, была приятно поражена.

«Детства у меня не было, плакала каждый день»

— Помните свой первый контракт с МГФСО, куда вы пришли в 1996 году?

— В материальном плане, конечно, не сравнить с сегодняшним днем — небо и земля. Но нам тогда безумно повезло в том плане, что руководителем МГФСО был Леонид Юрьевич Березин. И для того времени он создал для команды великолепные условия. Мы ни в чем не нуждались, у нас было и жилье, и база, что для тех лет было просто фантастикой.

— С мамой перед отъездом в Москву советовались?

— Она меня в Москву и отправила. Если бы не мама, которая была и моим тренером, не стала бы волейболисткой. Все мои друзья гуляли на улице, мне тоже хотелось, а надо было ехать на тренировку. Я сопротивлялась, но мама меня за шкирку — и в спортзал. Детства у меня не было, плакала я чуть ли не каждый день, а сейчас каждый день благодарю маму за то, что она настояла на своем и воспитала из меня спортсменку.

— Когда поняли, что волейбол — это ваше?

— Наверное, еще до приезда в Россию пришло понимание, что у меня неплохо получается, а результаты становились все лучше и лучше. А после того, как попала в киевский спортинтернат, во мне проснулся азарт.

— В 90-е годы наши спортсмены старались уехать в Европу, а вся ваша карьера связана с Россией.

— Я никогда не рвалась в Европу. Наоборот, не хотела туда ехать. Наверное, потому, что мне везло с клубами: везде, где я играла, всегда платили вовремя, создавали хорошие условия, и куда-то ехать со своей родины смысла не было. Да, в Европе тогда платили лучше, но меня все устраивало и здесь. И устраивает до сих пор.

— В вашей карьере есть опыт выступления в Высшей лиге Б: в 2003 году вы приехали играть за «Казаночку».

— Да, тогда муж подписал контракт с «Динамо-Таттрансгаз», а я собиралась вообще заканчивать с волейболом — мы планировали рожать. Но позвонил тренер мужа: «Лена, поиграй в местной команде, а как забеременеешь — уйдешь в декрет». И я, чтобы не сидеть дома, согласилась, тем более что уровень был полулюбительский — тренировались один раз в день. И пошло-поехало: сразу же вышли в Высшую лигу А, потом и в Суперлигу. Но я там за «Казаночку» уже не играла – ушла в декретный.

IMG_5452

— Каково было возвращаться в большой спорт после родов?

— Физически было тяжеловато, но за год я соскучилась по волейболу и работала с огромным желанием. Московское «Динамо» подписало со мной контракт еще когда я была беременна, по срокам все получилось очень удачно: после родов я полгода была с сыном, а потом поехала на сборы.

— Когда вам, находящейся в положении, предложили контракт, что почувствовали?

— Было очень приятно. Тем более что предложение поступило от такого клуба, как московское «Динамо».

— Свое первое чемпионство помните?

— Да, с московским «Динамо» в 2007 году, как раз после декрета.

— То есть на 11-м году вашей профессиональной карьеры. Эмоции были?

— Сумасшедшие! Все-таки первое чемпионство, тем более после родов, когда все давалось тяжело. Но знаете, и второе чемпионство, и следующие титулы я переживала не менее эмоционально: победы не надоедают, ради этих мгновений мы и пашем весь год. То, что переживаешь в те несколько секунд, когда выигран решающий мяч, а с ним и титул, не передать никакими словами, это надо пережить.

— Говорят, что спортсмену нужно вовремя уйти. Для вас важно уйти победителем? Будете играть до титула?

— Честно говоря, очень хочется выиграть Лигу чемпионов, а вот уходить не хочется. И потом, не все зависит от меня, я же не знаю, будут ли продлевать со мной контракт. Здоровье тоже очень важно: если почувствую, что всё, больше не могу, то уйду сама, чтобы не занимать чье-то место и не подводить команду. Слава богу, пока здоровье не подводит.


Наша справка

Елена Игоревна Ежова (в девичестве – Кузьмина), волейболистка «Динамо-Казань»

Амплуа: либеро

Дата рождения: 14 августа 1977 года

Место рождения: Мелитополь (Запорожская область, Украинская ССР, СССР)

Профессиональная карьера:

1999-2002 МГФСО (Москва)

2002/2003 Университет-Технолог (Белгород)

2003-2005 Казаночка (Казань)

2005/2006 Декретный отпуск

2006-2010 Динамо (Москва)

2010/2011 Динамо (Краснодар)

2011/2012 Динамо-Казань

2012/2013 Динамо (Москва)

2013/2014 Факел (Новый Уренгой)

С 2014 года – в Динамо-Казань

Достижения:

Четырехкратная чемпионка России (2007, 2009, 2012, 2015)

Двукратная обладательница Кубка России (2009, 2016)

Обладательница Кубка ЕКВ (2017)

Пятикратный серебряный призер чемпионата России (2003, 2008, 2010, 2013, 2017)

Двукратный серебряный призер Лиги чемпионов (2007, 2009)

Бронзовый призер чемпионата России (2011)

Бронзовый призер Лиги чемпионов (2012)


Читайте также: Летний кубок «Зенита»: почему Алекно не верит в Вербова, а десантники не купаются в фонтанах


 


Опубликовано 12.08.2017

Комментировать