Криминал
Фото: KazanFirst
Автор материала: Аделя Рахматуллина

«Наше дело вели три оперативника: один совершил самоубийство, другой уволился, третий сидит в тюрьме»

Суд по делу о лже-омоновцах, кошмарящих наркоторговцев, допросил шизофреника и девушку главаря банды, которая почему-то не стала соучастницей.

Интересных свидетелей допросил Верховный суд Татарстана, рассматривающий уголовное дело о лже-омоновцах, которые находили наркоторговцев и устраивали маски-шоу, а потом вымогали у них деньги «за свободу». Двое из вызванных свидетелей уже отбывают срок, оба за кражу -  это Равшан Низамов и Григорий Иванов. Последний вообще заявил, что имеющиеся в деле показания от его имени он не давал, его никогда не допрашивал следователь и подпись в протоколе допроса не его. Даже суд отметил, что отличие подписи на протоколе допроса и на расписке из суда очевидны и без экспертизы. Адвокаты попросили суд исключить протокол из дела как недопустимое доказательство, так как есть основания полагать, что он сфальсифицирован. Теперь предстоит выяснить, откуда вообще взялся «допрос» Иванова. Но сами подсудимые не верят, что это сейчас можно установить, и намекают на «странность» всего этого дела.

- Наше дело вели три оперативника: один совершил самоубийство, другой уволился, третий сидит в тюрьме – так, для сведения, - выкрикнул предполагаемый главарь банды Артем Малямов, за что тут же получил замечание.

Напомним суть дела: на скамье подсудимых Артем Малямов, Артур и Артем Ахмедзяновы, Максим Химишинец, Артем Кайданов и Артем Колесников. Самому младшему из банды 22 года, старшему – 46 лет. По версии следствия, мужчины переодевались в одежду спецназа и кошмарили бизнесменов/в скобках наркоторговцев/, устраивая маски-шоу, - вымогали деньги по 50-150 тысяч рублей. Всего в деле шесть доказанных нападений, а ущерб составляет около полумиллиона. Следствие считает, что формой СОБРа подельников обеспечивал единственный из всех ранее не судимый Колесников (он был сотрудником Росгвардии). Все преступления происходили в 2020 году, а организатором группы считается 41-летний Малямов. Потерпевшими по делу проходят семь человек. Некоторые из них торговали наркотиками, поэтому, собственно, и стали «клиентами» ОПГ – те знали, что в полицию наркоторговцы обращаться не будут.

В отличие от предыдущего свидетеля, у Низамова нашлось что рассказать суду. В октябре 2018 года Малямов попросил Низамова подвезти его «по делу». Как выяснилось позже, Малямов со своей девушкой Эльмирой Закиевой хотели купить наркотики для личного употребления. Ну как купить – отобрать, да не нужное количество, а все запасы. Со слов Эльмиры, так же допрошенной в качестве свидетеля, идея употребить пришла им обоим. Девушка позвонила своему знакомому - некоему наркодилеру Айрату - и договорилась с ним о встрече. Малямов в машине с Низамовым ждали неподалеку. Как только Айрат подошел к Эльмире и отдал товар, к нему подбежал Малямов и под локоток посадил в автомобиль. Там он начал угрожать пистолетом и расправой, пытался заставить Айрата отдать все наркотики, которые есть у него в запасах. Наркодилер не соглашался, и тогда Малямов просто прострелил ему ребра. После этого молодой человек стал сговорчивее и позвонил своей девушке, чтобы та вынесла товар Малямову.

Как признался Низамов, такого развития событий он не ожидал и очень испугался за свою жизнь, поэтому спорить с Малямовым и останавливать его не стал. После этого мужчина даже попал в психиатрическую больницу с нервным срывом. Там ему поставили диагноз «шизофрения». Более поздняя экспертиза, которая проводилась перед вынесением приговора, показала, что Низамов является ограниченно-вменяемым.

- Представляете, у вас в машине стреляют!? Такое не каждый день происходит! – эмоционально вскрикнул свидетель.

Интересно, что показания Эльмиры Закиевой не сходятся ни с показаниями Низамова, ни с ее собственными, данными в ходе предварительного следствия. Я заметила эту женщину еще в коридоре – блондинка в маске, усыпанной стразами, постоянно вздрагивала. На суде Закиева слишком сильно волнуется – женщину буквально трясет, ее голос постоянно срывается на плач. Такая реакция вполне понятна – она принимала непосредственное участие в эпизоде с простреленными ребрами. Сама назначила встречу наркоторговцу, а после употребляла отобранные у него вещества. Но по делу женщина почему-то все равно проходит как свидетель, а не как соучастник. К слову, с 2018 года женщина успела выйти замуж, развестись и получить судимость за кражу.

В связи с наличием существенных противоречий прокурор огласил показания Закиевой, но некоторые ключевые моменты она не признала. Например, то, что домой после указанных событий возвращалась на машине вместе с Малямовым и Низамовым. Женщина утверждает, что поехала с другим своим знакомым. Также она заявляет, что с некоторыми показаниями еще в ходе оформления протокола была не согласна, вносила замечания, но следователи говорили, что «так будет лучше» и угрожали Закиевой статьей за соучастие. Имена и должности следователей Эльмира не запомнила и не смогла назвать их суду.

- Мне говорили, что я могу пойти следом как соучастница, – в слезах оправдывалась женщина.

Следующее заседание состоится 7 апреля, на нем хотят допросить некоторых свидетелей защиты.

Теги: лже-ОМОНовцы , маски-шоу , суд , резонансный процесс , громкое дело
Перейти на полную версию сайта