photo_1500971146_8

Максим Пантелеймоненко: Отсчет профессиональной карьеры веду с момента прихода в «Зенит-Казань»


Спортивный обозреватель KazanFirst поговорил с доигровщиком татарстанского клуба, который после шестилетнего перерыва вернулся в лучший клуб Европы. Волейболист рассказал, как продвигается решение его трудового спора с прежним клубом, вспомнил свой первый приход в «Зенит», отметил изменения в облике Казани и ответил на другие вопросы.


Александр Егоров — Казань

35-летнего Максима Пантелеймоненко новичком «Зенита» не назовешь — с 2009 по 2011 год этот доигровщик уже защищал цвета казанского клуба, выиграв с ним два титула чемпиона России, а также Кубок и Суперкубок нашей страны. Покинув Казань, Максим добавил в свою коллекцию еще четыре титула, в том числе победу в Лиге чемпионов и клубном чемпионате мира с «Белогорьем», но последние полтора года не играл. Тем не менее в «Зените-Казань» посчитали, что Пантелеймоненко поможет команде. И заключили с ним однолетний контракт.

— Ваш агент Владимир Касторнов сказал, что гордится вашим нынешним контрактом с «Зенитом». Можете объяснить почему?

— Это больше вопрос к агенту. Безусловно, Касторнов хороший агент и знает свою работу, а в случае с «Зенитом» в пазл сложилось всё: и высокий профессионализм агента, и заинтересованность клуба, и, конечно же, мое желание.

— Как завершилась ваша краснодарская эпопея? (Краснодарское «Динамо», с которым Пантелеймоненко был связан последние три сезона контрактом, отлучило игрока от волейбола и не выплачивало ему зарплату. По версии спортсмена, так новые руководители клуба «наказали» его за то, что он не согласился на существенное понижение своей зарплаты. — Ред.)

— Она не завершилась. Судебный процесс с клубом идет, адвокат, представляющий мои интересы, выигрывает дела. Просто ждем — последний год или даже больше я получаю зарплату только через судебных приставов. Напрямую от клуба — никаких поступлений.

— В футболе есть Палата по разрешению споров, которая оперативно решает очевидные вопросы финансовых взаимоотношений между клубами и игроками, вроде вашего. В волейболе что-то подобное есть?

— Никогда над этим не задумывался. Наверное, нет, но хотелось бы, чтобы такой орган появился. Пока не совсем понимаю, как это должно выглядеть, но для меня очевидно, что нашему волейболу не хватает профессиональной лиги или той же Палаты по разрешению споров, которая решала бы ситуации, подобные моей. Никто не говорит о том, что клубы надо «прижимать», нужно просто цивилизованно решать спорные моменты, чтобы ситуация не зашкаливала и профессиональное не переходило в личное.

foto_1

— При этом краснодарское «Динамо», не идя вам навстречу, действовало во вред себе. Удивительно!

— Наверное, у клуба очень много денег и он может себе позволить держать игрока, не давая ему играть. Но рано или поздно через суд эти деньги все равно придется выплачивать.

— После Краснодара вы по-другому взглянули на Казань и «Зенит»?

— Мне всегда приятно приезжать в Казань, потому что здесь началась моя по-настоящему профессиональная волейбольная карьера. Многие вещи, с которыми я столкнулся в «Зените»: работа Владимира Романовича (главного тренера Алекно. — Ред.), партнеры по команде, с кем посчастливилось здесь играть, перевернули мои взгляды на волейбол. Да, волейбол с детства мой любимый вид спорта. И я считал себя профессионалом до первого своего приезда в Казань. Но сейчас твердо уверен: отсчет моей профессиональной карьеры игрока начинается с моего прихода в «Зенит» в 2009 году. Что касается города, то пока я знакомлюсь с Казанью.

— На ваш взгляд, Казань сильно изменилась за те шесть лет, что вас здесь не было?

— Нереально изменилась! Когда есть возможность, я гуляю по городу. Я прошелся от «Кольца» до центрального ЗАГСа, а потом и до «Тандема».

— Вы ведь еще застали строительство развязки под Кремлем?

— Да! Я тогда жил на правом берегу Казанки, в комплексе «Берег», и каждая поездка на тренировку была тихим ужасом: пробка начиналась от деревянной мечети, что перед выездом на «Миллениум». А сейчас где пробки? Я их пока не вижу, и мне все ребята говорят, что пробок в Казани нет. Правда, я еще не изучил все развязки города, иногда теряюсь, куда ехать, но это дело времени.

— Вам 1 сентября исполнится 36 лет. Полтора последних года вы были без игровой практики. Насколько сложно было поддерживать себя в тонусе, не выходя на матчи, в столь зрелом возрасте?

— Волейбол — командная игра, этим видом спорта я занимаюсь всю жизнь. Игровикам всегда сложно готовиться в одиночку, но делать это в какие-то периоды приходится — в отпуске или после травм. Но когда это переходит грани разумного — да, очень непросто. И выход только один – держать себя в форме. Альтернатива — расслабиться, лежать на диване и плевать в потолок, ожидая, когда приставы выбьют у клуба и выплатят тебе твою зарплату.

photo_1500971082_10

— Со «зрелым возрастом» я, возможно, погорячился, поскольку в нашем чемпионате есть Сергей Юрьевич Тетюхин…

— Да, Сергей — пример для всех, кому за тридцать.

— Тем не менее ваши пока еще 35 лет как-то сказываются на карьере?

— Возможно, при подписании контракта это и играет какую-то роль. Но когда ты находишься в зале, какая разница — двадцать тебе или тридцать пять? Все решается на площадке, с кровью и потом.

Как проходит начало предсезонки? Как правило, у всех игровиков первый после отпуска сбор — один из самых тяжелых.

— Легко не бывает, но мне, наверное, чуть проще, чем другим новичкам. Во-первых, с тренером по физподготовке Сергеем Николаевичем Алексеевым я давно знаком и знал, что он будет на сборе. Во-вторых, во время отпуска по привычке постоянно держал себя в тонусе, находил время для тренировок.

— Главную задачу на нынешний сезон знаете?

— (Смеется.) В «Зените» об этом даже не говорят, потому что и так всем понятно: задача — выигрывать всё.

— Вы едва ли не единственный в составе «Зенита» выигрывали клубный чемпионат мира – единственный титул, который еще не брала казанская команда. Разговоры о том, что надо победить в этом турнире, уже были?

— Пока не говорят. Но мне кажется, что эта тема больше для тех, кто не в клубе, она нагнетается извне. В «Зените» все всё прекрасно понимают: второе место здесь неприемлемо.

— Как для советского хоккейного ЦСКА…

— Думаю, ближе к началу чемпионата и об этом тоже заговорят, причем очень активно.

— Клубный чемпионат мира — турнир специфичный. Вы с «Белогорьем» его выиграли в Бразилии, но в этом году он пройдет в Польше. Фартовая для «Зенита» страна, к тому же рядышком. Насколько для игроков важно, что не нужно лететь через океан?

— Наверное, в Польше европейским командам будет более комфортно — все-таки перелет через океан отнимает очень много сил. Плюс не будет такой разницы во времени и резкой смены климата… К тому же, как говорит Игорь Юдин, который выступал в Польше, играть там приятно.

— Чувствуете себя новичком в нынешнем коллективе «Зенита»?

— Знаете, практически со всеми ребятами я пересекался либо здесь, в Казани, либо в других клубах, так что процесс вливания в команду происходит незаметно. Мне вообще кажется, что помимо пары игроков, с которыми я не был раньше знаком, из новых лиц в команде – только доктор.

— То есть клуб остался прежним?

— Нет, он профессионально вырос, из имени «Зенит-Казань» делают бренд. Возможно, это кому-то не по душе, но мне очень нравится, что много рекламы, свое телевидение, жизнь команды и клуба подробно освещается, игроки постоянно на виду и открыты публике. Это здорово и заслуживает подражания. В свое время по этому же пути шло краснодарское «Динамо», но со сменой руководства клуб полностью закрылся.

— Бренд «Зенит-Казань» уже начинает работать в мировом масштабе – вы летите на матчи в Южную Корею. И пусть пока проект этот не коммерческий, как говорил ваш директор Олег Брызгалов, клуб по крайней мере не тратится на южнокорейское турне. А в спортивном плане вам интересен этот выезд?

— Конечно. Всегда интересно узнать что-то новое, увидеть другую страну, тем более что в Южной Корее волейбол сейчас активно развивается. К тому же там играют не так, как у нас, я это знаю по Японии, где играл. Тамошний волейбол нестандартный – быстрый, более защитный, с шестью либеро на площадке. И мне понадобилось какое-то время, чтобы адаптироваться. Будет интересно сыграть с южнокорейскими командами.

— И последний вопрос: есть ли у вас какое-то волнение перед началом сезона после полуторагодового «простоя»?

— Давайте поговорим об этом ближе к началу сезона, — улыбается Максим. — Сейчас надо не волноваться, а хорошо к нему готовиться.

photo_1500971146_7


Наша справка

Максим Пантелеймоненко

Амплуа: доигровщик

Игровой номер: 7

Дата рождения: 1 сентября 1981 года

Место рождения: Харьков

Гражданство: Россия

Рост: 202 см

Карьера:

«Юракадемия» (Харьков, Украина) – 1999-2005

«Азовсталь» (Мариуполь, Украина) – 2005-2007

«Джапан Тобакко» (Хиросима, Япония) – 2007/08

«Самотлор» (Нижневартовск) – 2008/09

«Зенит-Казань» – 2009-2011

«Факел» (Новый Уренгой) – 2011/12

«Урал» (Уфа) – 2012/13

«Белогорье» (Белгород) – 2013/14

«Динамо» (Краснодар) – 2014-2017

С 2017 года — в «Зените-Казань»

Командные достижения:

— Победитель Лиги чемпионов (2014)

— Победитель клубного чемпионата мира (2014)

— Обладатель Кубка России (2009, 2013)

— Обладатель Суперкубка России (2010)

— Чемпион России (2010, 2011)

— Серебряный призер чемпионата России (2013)

— Бронзовый призер чемпионата России (2014)

— Серебряный призер Лиги чемпионов (2011)

— Бронзовый призер клубного чемпионата мира (2009)

Индивидуальные достижения:

Лучший игрок чемпионата Украины (2006, 2007)

Лучший нападающий Кубка России (2009)


Читайте также: «Генерал» в «Ак Барсе»: для чего казанский клуб подписал Андрея Маркова 


Фото: официальный сайт ВК «Зенит-Казань»


Опубликовано 01.08.2017

Комментировать