Двое французов приедут в Казань, чтобы вступить в поисковый отряд

Двое французов приедут в Казань, чтобы вступить в поисковый отряд


Выпускница Казанского Федерального университета, а ныне — журналист «Би-Би-Си»  Ольга Ившина сняла документальный фильм о поисковых отрядах, которые находят останки погибших во Вторую Мировую солдат и хоронят их по религиозным канонам и с воинскими почестями. Картину увидели зрители со всего мира, и она вызвала небывалый резонанс, заставив всех увидеть Россию с совершенно неожиданной стороны

В фильме «Перл Харбор» меня больше всего шокировал эпизод, в котором тела погибших солдат возвращали домой. Каждый из них лежал в отдельном гробу. Для россиян, с детства привыкших к понятию «братская могила», куда сотнями скидывали павших воинов, это кажется невероятной роскошью. Когда в день погибает по полторы тысячи человек, не до ритуалов… И всё же я никогда не понимала, для чего нужно спустя полвека организовывать поисковые отряды, которые занимаются перезахоронением солдат. Их души давно на небе, зачем тревожить останки?  Разве мёртвым это нужно? Пусть покоятся с миром.

Но каждый год люди отправляются в экспедиции, неделями живут в палатках, работают по 10 часов в день, чтобы найти, откопать и постараться идентифицировать тех, кто пал в бою 70 лет назад. Именно об этих людях сняла документальный фильм журналист «Би-би-си» и выпускница Казанского федерального университета Ольга Ившина.

Двое французов приедут в Казань, чтобы вступить в поисковый отряд

— Я хотела, чтобы о них узнал весь мир. Потому что когда я писала сценарий, то поняла, что на английском [языке] на эту тему нет ничего, — рассказала Ольга. — А их история заслуживает внимания, как и подвиг тех, чьи имена они воскрешают. Конечно, сценарий пришлось адаптировать под западного зрителя, ведь фильм транслировался на BBC World. Им нужно было объяснять некоторые вещи, которые мы все впитывали с молоком матери.

Кино получилось пронзительным, иначе не скажешь. Оно не просто затрагивает эмоции, а словно расшатывает генетическую память, заставляя болезненно сопереживать события тех кровавых лет. Потому что историю, рассказанную в фильме, пережила абсолютно каждая семья. Мужей, отцов, братьев, сыновей забирали на фронт, чтобы сделать из них пушечное мясо. Каждый из них был центром маленькой Вселенной для своих родных, а стал лишь цифрой в статистике. Их жизни цинично отбирали, а тела даже не хоронили, просто бросали на поле боя. Поэтому на местах сражений поисковики находят солдат по каскам и сапогам, торчащим из-под земли. Весной в день удаётся откопать по девять человек.

Двое французов приедут в Казань, чтобы вступить в поисковый отряд

— После полутора месяцев на останках начинаешь видеть не только их лица, но и их фигуры, потому что строение костей очень индивидуально, — рассказывает участница поискового отряда Анна Шабалина. — Вот пожилой крупный мужчина, а вот совсем молодой мальчишка, 16-17 лет, не больше.  Похоже, ему ногу оторвало… Для меня все они лежат, как живые. Поэтому страха нет.

Поисковики не боятся мёртвых. Хотя некоторые из них представляют реальную опасность: в карманах у бойцов лежат «лимонки», которые могут рвануть, если их неосторожно задеть. Были случаи, когда «эхо войны» убивало энтузиастов. Но это никого не останавливает. Большим счастьем считается найти на останках «медальон смерти» — карбоновую капсулу, в которой спрятана бумажка с именем бойца. Тогда появляется шанс отыскать родственников и вернуть им тело. В Казани даже есть специальная лаборатория, где научились восстанавливать выцветшие от времени чернила. Благодаря этому методу пропавшего без вести отца обрела совсем уже старенькая Клавдия Крайнова.

Двое французов приедут в Казань, чтобы вступить в поисковый отряд

— Моя мама так и не вышла замуж, всё ждала, вдруг он вернётся, — со слезами на глазах рассказывает бабушка. — Папа нас всех очень любил. Очень. Не знаю, есть ли сейчас такие отцы… Хорошо, что теперь сможем похоронить его по-человечески.

Таких семей — миллионы. Женщин, для которых сухая телеграмма: «Ваш муж пропал без вести» таила в себе смутную надежду, что любимый жив. Детей, которые выросли с призрачной надеждой снова увидеть папу или хотя бы удостовериться, что он геройски погиб в бою. Чтобы вернуть каждой отдельно взятой семье правду, в России работает около 600 поисковых отрядов. Большинство из них действует только на собственном энтузиазме. Минобороны если и выделяет средства, то далеко не всем и не каждый год — дорого.

— К счастью, у нас, в Татарстане, есть понимание, насколько важна эта работа. «Камаз», который «засветился» у нас в фильме, подарил поисковикам [президент Татарстана] Рустам Минниханов, — продолжает Ившина.

Двое французов приедут в Казань, чтобы вступить в поисковый отряд

Похожее понимание неожиданно нашлось практически во всех частях света. После выхода фильма автору стали приходить письма из Англии, Франции, Германии, Индии, Арабских Эмиратов и многих других стран. Люди были потрясены масштабом потерь, которые понёс в войне Советский Союз. Холодным расчётом, с которым советские власти устраивали лесопосадки прямо на трупах, стремясь ликвидировать последствия войны. Беспомощным и и жалким видом представителя Министерства обороны, который в интервью оправдывается, почему миллионы солдат так и лежат непогребёнными. Спокойным мужеством и упорством поисковиков, не одно десятилетие тратящих свои жизни на эту тяжёлую во всех смыслах миссию.

Многие иностранцы захотели им помочь, а двое французов уже этой весной приедут в Татарстан, чтобы отправиться в экспедицию вместе с отрядом, настолько они прониклись этим рассказом. Увы, центральные телеканалы нашей страны пока не изъявили желание показать этот фильм для российских зрителей. Видимо, считают, что сериалы а-ля «Пламя страсти. 1289 серия» куда уместнее в прайм-тайм.

Двое французов приедут в Казань, чтобы вступить в поисковый отряд

Тем, кто погиб 70 лет назад, не важно, где сейчас лежат их кости. Но это должно быть важно нам. Мы должны знать, что жил на свете, например, Виктор Иванович. Что он мечтал, грустил, любил жену, дочку и халву. Был очень храбрым, хотя побаивался иногда перед атакой. Его обожали родные и друзья, он мог бы растить детей и нянчить внуков, и он очень, очень хотел выжить и вернуться домой. Но он отдал свою жизнь, чтобы жили мы. Поэтому стыдно называть его «неизвестным солдатом». Он — не какая-то цифра в сводках потерь. И его имя снова должно ожить, как и имена миллионов из тех, кто остался лежать на полях сражений.

 

Ольга Гоголадзе


Опубликовано 02.04.2014

Комментировать