Постановщик трюков Айдар Закиров: «До сих пор в российском реестре профессий нет обозначения «каскадёр». Как каскадёры мы значимся только в титрах»

Интервью KazanFirst с одним из самых востребованных российских режиссёров батальных сцен

Ольга Гоголадзе — Казань

Фильмография Айдара Закирова может вызвать приступ зависти у любого топового актёра страны. «Сибирский Цирюльник», «Царь», «Адмиралъ», «Тарас Бульба», оба «Дозора» Бекмамбетова, все фильмы из цикла «Тайны дворцовых переворотов» и самая ожидаемая премьера 2016 года — «Викинг». Это не считая десятков других картин, телесериалов и театральных постановок.

При этом Закирова практически невозможно встретить на красных дорожках. Это не потому, что он не любит гламур и пристальное внимание папарацци. Просто в кино он обычно снимается как каскадёр, а то и вовсе остаётся за кадром в качестве постановщика трюков или режиссёра по сценической пластике. В Казань 53-летний мастер приехал буквально на пару дней, чтобы провести в своей альма-матер — Казанском институте культуры и искусств — серию мастер-классов по сценическому движению.

Это был тот случай, когда беседуешь с человеком и втайне гордишься, что он из Казани. Потому что такие мастера встречаются нечасто и оставляют глубокий след в истории российского кино. В перерыве между уроками фехтования Айдар рассказал, кто делает трюки за Тома Круза, как победить в уличной драке и почему в киношных боях не гонятся за исторической достоверностью.
Постановщик трюков Айдар Закиров: «До сих пор в российском реестре профессий нет обозначения
— Я с детства занимался спортивным фехтованием и верховой ездой. Тогда это было гораздо доступнее для молодёжи, чем сейчас. Увлёкся ими благодаря приключенческим книгам и фильму «Три мушкетёра». Романтика! А потом я поступил в Казанский институт культуры, узнав, что существует не только спортивное фехтование, но и сценическое. После этого попал в кино и остался там на всю жизнь.

— Эти виды фехтования сильно отличаются друг от друга?

— Конечно. Сценическое условно. Задача в том, чтобы создать иллюзию настоящего боя. Спортивное фехтование — это и есть настоящий бой, где сражаются два противника. На сцене — два партнёра.

— Значит артистам не нужна олимпийская подготовка, чтобы убедительно играть в исторических фильмах?

— Сама профессия актёра очень тяжёлая. Там много нервных, психологических и физических нагрузок. Для этого нужно быть если не спортсменом, то очень здоровым человеком. Надо обязательно держать себя в форме, чтобы удивлять зрителей эффектными трюками.
Постановщик трюков Айдар Закиров: «До сих пор в российском реестре профессий нет обозначения — На каскадёра можно выучиться в театральном вузе?

Как таковой школы у нас нет. До сих пор в российском реестре профессий нет обозначения «каскадёр». Есть «штукатур» или «маляр». Потому что есть училища, которые готовят маляров и штукатуров. А вот учебного заведения, где получают базовое образование каскадёры, не существует. В советское время дублёры-каскадёры набирались из спасателей, пожарных, спортсменов-конников. Они приходили в кино и оставались. Год просто подавали коробки на съёмочной площадке, потом заменяли кого-то, а со временем становились одними из лучших специалистов. Учились всему на практике. На студии имени Горького был отдел, который отслеживал лицензии и допуски к такого рода трюкам. Сейчас есть профсоюз и Гильдия каскадёров. А профессии нет.

— Что же вам пишут в трудовой книжке?

— Раньше писали «Артист конного театра» или «Артист-каскадёр». Мы сейчас стараемся пробивать стандарты профессии и внесение нас в общий реестр. Но пока как каскадёры мы значимся только в титрах.

— Ваш труд кажется таким же опасным, как у лётчиков-испытателей или пилотов «Формулы-1». Это действительно так или аура героизма несколько преувеличена?

— Думаю, преувеличена. Конечно, мы рискуем здоровьем. Но не жизнью. Бывают трагические случайности, но именно постановщик трюков отвечает за то, чтобы они происходили настолько редко, насколько это возможно. Всё должно быть сто раз просчитано, страховки проверены и так далее.
Постановщик трюков Айдар Закиров: «До сих пор в российском реестре профессий нет обозначения
— Кстати, как вы переквалифицировались из каскадёра в постановщика трюков?

— Это связано с моей работой в театре. Я ставил бои для очень многих спектаклей.

— Есть разница между боевыми сценами в театре и в кино?

— Огромная! В кино я могу поставить фехтовальный бой за один день, в театре на это уйдёт месяц. Потому что в кадре можно спрятать то, что выдаёт непрофессионала: снять только руки, глаза, крупный план. В театре трудно скрыть, что артист не владеет шпагой. Кроме того, в театре нужно играть эту сцену столько раз, сколько спектакль будет в репертуаре. Поэтому мы ставим их в три этапа: сначала я показываю рисунок, потом актёр осваивает его с точки зрения техники, и только после этого он начинает играть. Мне нередко приходится приезжать непосредственно перед спектаклем, собирать артистов на 10-15 минут, поправлять их ноги и так далее.

— Правда, что в кино многие актёры делают все трюки самостоятельно?

— Артистам не позволяется делать что-то действительно сложное. В интервью-то они могут всё что угодно сказать, но любая травма на съёмочной площадке затормозит кинопроизводство на несколько часов или даже дней. Из-за одного человека сотни других будут простаивать? Да никогда. За этим очень строго следят, актёров берегут. 
Постановщик трюков Айдар Закиров: «До сих пор в российском реестре профессий нет обозначения
— Что, и Том Круз лукавит, когда говорит, что снимался в пятой «Миссии» без каскадёров?

— Я знаю, что у Тома Круза есть дублёр. Это сын моего приятеля, который давно работает в Голливуде. Там и технология съёмок совсем другая. Например, режиссёр картины не снимает экшн-сцены. Этим занимается человек, который специализируется именно на трюках. Он и задачу объясняет иначе, и уровень профессионализма у него совершенно другой. Тем не менее артистам тоже приходится нелегко. После того, как каскадёр сделает самую опасную работу, актёр должен доделывать трюк. Здесь ему надо играть не только лицом, но и всем телом.

— Ролевики и исторические реконструкторы не придираются к вашим постановкам? Мол, не было на Руси таких мечей в 11 веке, и сражались они совсем не так…

— Они живут в своём мире. У нас совсем другая задача: чтобы в кадре было зрелищно, выразительно и безопасно. Мы не гонимся за исторической достоверностью. Вообще в жизни уличная драка неинтересна. В кино нужно, чтобы она смотрелась круто. Поэтому там будет своего рода балет.

— То есть если бы на экране нам показывали эффективные боевые приёмы, никто не стал  бы смотреть?

— Именно. Эффективность и эффектность — это разные вещи.
Постановщик трюков Айдар Закиров: «До сих пор в российском реестре профессий нет обозначения
— Над чем вы работали в последнее время?

— Скоро на экраны выйдет фильм «Викинг» с Данилой Козловским в главной роли. Я готовил всех главных героев, учил их биться на мечах. Подготовительный период длился четыре месяца. Мы тренировались на Мосфильме, я ставил актёров в пару и пошагово им показывал, как надо бить, рубить, брать защиту. А потом ставили кусочек боя. Ещё с ними работали ребята-конники, ведь актёры должны уверенно держаться в седле.

— А где вы сами изучали бой на мечах?

— У меня был учитель, который ставил «На камнях растут деревья», — Николай Карпов. Он был специалистом именно в мечевой технике. Но надо помнить, что кино — это обман. Поэтому я выставлял позиции, точные положения ног и рук, давал несколько движений. А остальное уже работа операторов и монтажёров.

Как вам удаётся перестраиваться с грандиозных исторических фильмов на «ментовские» сериалы НТВ?

— На самом деле, в последнее время мне стало нравиться работать в сериалах даже больше, чем в полном метре. Потому что я знаю: приеду на студию к часу дня и через два-три часа буду свободен. А когда снимают большое кино, ты сидишь по 12-15 часов на холоде и в грязи. Так что вполне приземлённая мотивация.
Постановщик трюков Айдар Закиров: «До сих пор в российском реестре профессий нет обозначения  — Случались непредвиденные ситуации на съёмках?

— Конечно. В картине «Царь» Лунгина была сцена, когда люди должны были падать с моста в воду. Я следил за тем, чтобы их страховали. Упасть должно было человек 7-8. Вдруг в процессе съёмки в воде оказались те, кто не должен был этого делать! Готовим второй дубль, а одного из «незапланированных утопленников» нигде нет. Просто пропал! Вот к этому я был совершенно не готов. Позже оказалось, что он просто ушёл в костюмерную. Но я уже всерьёз опасался, что человек мог утонуть. Вода и огонь — стихии, с которыми нельзя шутить. Для меня это самые сложные трюки.

— Какой трюк вы ни за что не стали бы повторять во второй раз?

— Пожалуй, трюки с машинами. У меня был очень неудачный опыт. Да и работать с ними должны каскадёры-автомобилисты, которые с утра до вечера в гараже. Хотя были времена, когда конникам приходилось выполнять трюки с машинами, а автомобилисты ставили фехтование.

— Вы бы смогли нанести серьёзные травмы противнику в реальном бою?

— Никогда не ставил себе такой задачи. Думаю, смогу постоять за себя в тёмном переулке. Но надо понимать, что владение теми или иными единоборствами не гарантирует тебе победу. Всё заключается в психологической готовности к экстремальным ситуациям. А лучше всего — уметь их предвидеть и не попадать в тёмные переулки.

— Вам больше нравится работать в кадре или руководить процессом?

— У постановщика, конечно, совсем другой статус. Но скучаю по экстриму, бывает. Хотя в прошлом году травмировался в процессе работы, а впереди был ещё один съёмочный день. 

Наложили повязку, пришлось управляться с лошадьми одной рукой. Тогда я подумал, что лучше бы за кадром остался. Но на самом деле, интерес в том, что ты делаешь всё время разную работу. Сегодня ты артист, за тобой приехали домой и везут на площадку. Завтра ты каскадёр, надеваешь рабочую форму, фуфайку, перчатки и проводишь весь день в грязи по колено. Послезавтра ты постановщик трюков и командуешь всеми.
Постановщик трюков Айдар Закиров: «До сих пор в российском реестре профессий нет обозначения
— У вас много травм?

— Серьёзных — три перелома, все на начальном этапе. У нас считается: чем опытнее человек, тем он меньше травмируется. Самые смелые каскадёры на кладбище. Надо думать головой, рассчитывать каждый трюк до мельчайших деталей. Чтобы не ломать кости, а делать дело. Продюсеры всегда выберут профессионалов, которые выполнят работу без происшествий.

— Ещё меня много лет мучает вопрос, на который вы как постановщик экранных драк должны знать ответ. Почему, когда в кино на главного героя нападает пять человек, все они ждут своей очереди, чтобы ударить? Неужто не догадываются навалиться толпой?

— Здесь нужно учитывать, что существуют определённые правила боя, когда нападать одновременно считается дурным тоном. Но если честно, такие вещи я сам не очень люблю. Кино — это искусство, но оно должно быть правдивым и убедительным. Иногда приходится объяснять режиссёру: так не бывает. И всё же подобные сцены всегда подчиняются правилу, что добро должно побеждать.

Закиров Айдар Загирович – профессор ВГИКА имени Герасимова; заведующий кафедрой сценической пластики РУТИ (ГИТИС); актер, режиссер по пластике, постановщик трюков; член гильдии каскадеров России; член Союза кинематографистов России; президент Международного фестиваля сценического фехтования «Серебряная шпага» имени Карпова

 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
4 КОММЕНТАРИЯ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Олег
Каскадеры, Каскадеры…
0
0
Ответить

Диана
А что надо обязательно название?
0
0
Ответить

Елена
Браво , Айдар ! .
0
0
Ответить

Елена Семенова
Айдар, рада за тебя.Привет отАзгануш.
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite