Ученые КФУ разработали диагностическую панель для оценки состояния кишечника: их исследования направлены на индивидуальное лечение при гастритах, язвах и раке желудка

Общество 06:41 / 26 августа 2016
6
Ученые КФУ разработали диагностическую панель для оценки состояния кишечника: их исследования направлены на индивидуальное лечение при гастритах, язвах и раке желудка

Исследователи университета надеются просчитать «слабые» и «сильные» типы кишечной микрофлоры человека, а также отследить риски при приеме антибиотиков и как микроорганизмы реагируют на их прием

Юлия Яковлева — Казань

Исследователи Казанского федерального университета разработали способ диагностики микробиоты (микрофлоры) кишечника при терапии Helicobacter pylori — считается, что многие случаи язв желудка и двенадцатиперстной кишки, гастритов и даже рака связаны с этой спиралевидной бактерией.

Ученые проводят полногеномный анализ микробных сообществ и пытаются установить роли отдельных представителей в микрофлоре кишечника, а также закономерности их изменения в ответ на прием фармацевтических препаратов. После будет разработана диагностическая панель для клинических условий, которая позволит оценить состояние кишечной микрофлоры человека. Поэтому они расшифровывают геном всех микроорганизмов, обитающих в кишечнике человека.

Фото: Василий Иванов, kazanfirst.ru

Исследования начались в 2014 году и проводятся в лаборатории омиксных технологий междисциплинарного центра протеомных исследований Института фундаментальной медицины и биологии КФУ. По условиям научного проекта ученым до конца этого года предстоит взять 250 образцов содержимого кишечника: 100 — от контрольной группы и 150 — от пациентов с инфекцией Helicobacter pylori, которые меняются в ответ на прием антибиотиков.

Анализируются только микроорганизмы, которые встречаются в кишечной микрофлоре всех тестируемых людей.

________________________________________

Проект получил финансовую поддержку по федеральной целевой программе «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технического комплекса России на 2014-2016 годы». На него было выделено около 19 млн рублей. Сейчас он подходит к своему логическому завершению. Подобные работы по схожей тематике одновременно проводятся в Томском медицинском университете, а также в двух московских исследовательских центрах. Там изучают микробиоту кишечника при других недугах — хронической обструктивной болезни легких, алкоголизме, болезни Крона.

________________________________________

Благодаря проведенной исследовательской работе, ученые надеются просчитать «слабые» и «сильные» типы кишечной микрофлоры человека, а также отследить, какие группы микроорганизмов исчезают, а какие начинают доминировать в кишечной микрофлоре при приеме антибиотиков, насколько больше становится генов устойчивости к препаратам и при каких условиях какие риски могут быть при их приеме.

Фото: Василий Иванов, kazanfirst.ru

Это позволит в короткие сроки подобрать каждому пациенту, страдающему болезнями кишечника, индивидуальное лечение, утверждает Евгения Булыгина, младший научный сотрудник Open Labs «Комплексные технологии» Института фундаментальной медицины и биологии КФУ. По ее словам, сейчас диагностика занимает несколько дней, а в будущем, когда их исследования будут использованы на практике в медицине, этот процесс может сократиться до 2-3 часов. Диагностическая панель сама проведет анализ биоматериалов — лаборантам предстоит только посмотреть результаты.

«Это позволит более быстро, качественно, и, что немаловажно, дешево отследить состояние пациента и предложить ему ту или иную терапию после приема антибиотиков, — рассказывает она. — В последнее время в мире развивается персонифицированная медицина, направленная на индивидуальный подход к пациенту. С удешевлением технологий диагностики состояния человека мы стараемся находить лечение не самой болезни, а человека».

Фото: Василий Иванов, kazanfirst.ru

Ученые создали базу данных генетических маркеров микроорганизмов кишечника. Им удалось сделать вывод, что изначально люди, независимо от того, здоровы или больны, имеют очень разную по своему составу микробиоту. Поэтому определить группы микроорганизмов, которые могли бы охарактеризовать состояние человеческой микрофлоры как нормальное или нет, тяжело. Слишком много индивидуальных особенностей, говорят исследователи. Но при этом общие закономерности все же есть. Изменения происходят на фоне применения антибиотиков. В этом случае некоторые группы микроорганизмов из кишечника человека попросту исчезают.

Сложность исследований заключается в том, что есть люди, у которых изначально отсутствуют бифидобактерии или изначально снижена доля лактобактерий в кишечной микрофлоре. Поэтому важна более расширенная выборка образцов.

Фото: Василий Иванов, kazanfirst.ru

«Мы смотрим, как у того или иного пациента протекают те или иные болезни — берем анализы и на их основе подбираем медикаменты, — продолжает Булыгина. — Я надеюсь, что этот проект позволит нам подняться до общей мировой планки в области медицины, которую задает Запад. С развитием и финансированием таких уникальных проектов мы сможем подступиться к верху, а главное, это более быстрая диагностика. Как результат — быстрое назначение терапии и выздоровление пациентов». Прием антибиотиков влечет за собой негативные последствия — ученые смотрят, как их можно поправить или избежать в дальнейшем, добавляет она.

В России подобные исследования уже проводились, говорит Мария Синягина, техник-проектировщик учебно-научной лаборатории двумерного электрофареза междисциплинарного центра протеомных исследований КФУ. По ее словам, их предшественники смотрели, чем отличается микрофлора кишечника городских жителей от жителей сельских поселений. «У нас более прицеленное медицинское направление», — уточняет она.

 Мария Синягина Ι Фото: Василий Иванов, kazanfirst.ru

Состояние микробных сообществ кишечника ученые оценивали с помощью методов, пришедших в биомедицину из экологии. Исследователям КФУ удалось ранжировать пациентов с сильными, средними, слабыми побочными эффектами фармакотерапии на кишечную микрофлору.

«У 80% пациентов были либо слабые, либо средние, умеренные эффекты после приема антибиотиков, — рассказывает старший научный сотрудник института фундаментальной медицины и биологии КФУ Татьяна Григорьева. — Лишь 20% из них имели сильные изменения в структуре сообщества. Мы пока не знаем, как к этому относиться, поскольку изначально некоторые пациенты уже имели нарушенную кишечную микрофлору. К примеру, у них доминировал один, и не самый полезный вид в составе сообщества, а само оно было неразвитое. В этом случае прием антибиотиков мог повлиять положительно, погасив не только Helicobacter pylori, но и другие сопутствующие патогенные или нетипичные для кишечной микрофлоры организмы».

Фото: Василий Иванов, kazanfirst.ru

Она отмечает, чтобы были пациенты, чья микрофлора не сильно пострадала от двухнедельного приема препаратов — таким образом ученые надеются просчитать «сильный» и «слабый» энтеротип, когда прием антибиотиков может быть противопоказан. Перед их приемом пациентам предстоит сначала пройти курс восстановления кишечника. Также исследователей интересуют устойчивые сообщества, когда микробиота не подвергается сильным изменениям в ответ на прием препаратов.

Акцент будет сделан на совокупности генов, определяющих устойчивость микроорганизмов к антибиотикам. На основе данных массового секвенирования они смогут отследить не только какие группы микроорганизмов исчезают, но и какие начинают доминировать в сообществе, а также увидеть, как меняются метаболические функции микробиоты и какие существуют риски, связанные с приемом антибиотиков.

КОММЕНТАРИИ (5)
Гений
Не, ну я конечно гений, но такие сложные названия, что даже читать их непросто…
0
ОТВЕТИТЬ
Олег
Неужто и в нашем государстве возможны такие исследования?
0
ОТВЕТИТЬ
Ильнар
Не верится что-то, что всё вот так радужно у наших то исследователей.
0
ОТВЕТИТЬ
казанец
наконец-то меня от гастрита вылечат!
0
ОТВЕТИТЬ
Резида
Работаете. Трудитесь. Продвигаете науку вперед. Вы заслуживаете только искренней похвалы. Я горда, что закончила этот престижный вуз. Желаю только побед!!!
0
ОТВЕТИТЬ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ

В акватории Куйбышевского и Нижнекамского водохранилищ водолазы ищут затонувшие судна

Общество 09:35 / 26 августа 2016
11
В акватории Куйбышевского и Нижнекамского водохранилищ водолазы ищут затонувшие судна

В республиканских водоемах находится около ста затопленных судов, которые десятилетиями отравляют воду нефтепродуктами и тяжелыми металлами, и мешают судоходству

Юлия Яковлева — Казань

Около 15 млн рублей будет потрачено на проведение исследовательских подводных работ в акватории Куйбышевского и Нижнекамского водохранилищ, которые стали кладбищем затонувших и брошенных судов. В водоемах республики их по крайней мере  около 100. 60 судов уже были найдены. В основном это баржи, дебаркадеры и теплоходы, которые десятилетиями отравляют воду оставшимися на борту нефтепродуктами, а также тяжелыми металлами, выделяют коррозию и мешают судоходству. Кроме того, они причина заиливания водоемов, оказывают отрицательное воздействие на рыб и ухудшают качество питьевой воды.

Их самое большое скопление в Казани, в Нижнем и Верхнем Услоне — эти места можно назвать кладбищем затонувших судов, рассказывает  руководитель группы поиска «Подводречстрой-7» Владимир Казаков. По его словам, только на участке у Лесной Гавани в районе речного порта они обнаружили 12 затонувших судов.

Руководитель группы поиска «Подводречстрой-7» Владимир Казаков Ι Фото: Василий Иванов, kazanfirst.ru

«Чуть дальше отсюда на дне уже 15 лет лежит теплоход, — рассказывает он. — А рядом плавмагазин, вокруг которого мы обнаружили шесть дебаркадеров — их очень много везде и нужно доставать».

Поисковые работы начались 9 июля — экипаж из шести человек, трое из которых водолазы, вышел из Волгограда и преодолел уже 1700 км пути. Впереди последний объект исследования дна акватории — Булгары, где завершится долгий маршрут.

FNR_8265

Фото: Василий Иванов, kazanfirst.ru

Все, что находится на дне, отображается на специальном приборе, который висит в каюте капитана. На экране четко видны очертания затонувшей баржи, она лежит на боку на глубине около пяти метров.

Сначала проводится большая работа на суше — на навигаторе GPS выставляются координаты судна, а на поверхности воды — импровизированные буйки, чтобы обозначить участок. Только после этого водолазы спускаются в воду, обследуют затонувшее судно, фиксируют его на фото и видео, а после дают ему характеристику.

FNR_8258

Фото: Василий Иванов, kazanfirst.ru

Одновременно они берут пробы воды и грунта. Эти сведения отправляются на анализ в минэкологии, специалисты которого должны ответить, какую угрозу оно наносит окружающей среде и суднам, которые передвигаются по воде. К тому же последние годы уровень воды сильно упал, и даже капитан водолазного судна «В-719» Николай Штукань боится напороться на затонувшее судно.

Капитан водолазного судна «В-719» Николай Штукань Ι Фото: Василий Иванов, kazanfirst.ru

«Акватория не только обмелела, вода стала очень мутной, — говорит он. — Например, баржа, которую мы обследуем, по габаритам 10-15 метров, но мы не знаем высоту ее бортов. Приходится рисковать, подходить поближе».

Основное скопление затопленных судов приходится на Куйбышевское и Нижнекамское водохранилища. Почти все они — бесхозяйные. За долгое время в воде стали источниками загрязнения рек и препятствием для судоходства.

«У них нет владельцев, поэтому предъявить требования некому, — объясняет заместитель казанского межрайонного природоохранного прокурора Назим Псардия. — Невозможно обязать это сделать законодательно ни минэкологии, ни муниципальные органы, ни отдел водных ресурсов. Поэтому из-за недобросовестных бывших владельцев брошенных судов государству приходится выделять на это деньги».

Заместитель казанского межрайонного природоохранного прокурора Назим Псардия Ι Фото: Василий Иванов, kazanfirst.ru

С 1998 года по 2014 годы из водоемов изъято более 240 судов. Сейчас остается еще около 100. Однако не факт, что все они будут подняты со дна — в некоторых случаях в этом нет необходимости, утверждает собеседник.

«Мы общались с учеными, и не факт, что все 100 [судов] есть необходимость вытаскивать, они могут никому не мешать и не представлять угрозу», — продолжает он.

________________________________________

Этой проблемой всерьез занялись лишь в 2007 году, когда правительством республики и волжской природоохранной прокуратурой была разработана и утверждена программа по очистке водоемов от затонувших судов. С 2008 по 2012 годы было поднято и утилизировано 102 судна — баржи, металлобетонные дебаркадеры, понтоны, теплоходы. Было потрачено 50 млн рублей — деньги республиканского бюджета и инвестиционные вложения.

________________________________________

FNR_8140

Фото: Василий Иванов, kazanfirst.ru

По словам Псардии, во время первой кампании они выявили владельцев затонувших судов — им были предъявлены иски, многие нарушители самостоятельно извлекли судна со дна акватории. Например, в Чистополе прокуратура смогла через суд обязать ООО «Камские круизы» освободить самовольно занятую акваторию Камы от списанного железобетонного дебаркадера, который ранее использовался для организации отдыха.

FNR_8132

Фото: Василий Иванов, kazanfirst.ru

Многие из затонувших судов долгое время находятся в воде по разным причинам — это несвоевременная реакция на судовое происшествие, бездействие муниципалитетов и нежелание собственников судов — предприятий речного транспорта — тратить деньги на подъем судна, утверждает прокурор.

Подъем со дна только одного судна, по примерным подсчетам, может стоить 100 000 рублей, говорит начальник госинспекции экологического надзора минэкологии Алмаз Закиров.

Начальник госинспекции экологического надзора минэкологии Алмаз Закиров Ι Фото: Василий Иванов, kazanfirst.ru

По его словам, в каждом случае этот вопрос будет решаться индивидуально — сумма работ зависит от габаритов судна и глубины.

«Мы берем свои пробы, чтобы выявить, какое судно негативно воздействует на окружающую среду. После подведения всех итогов самые из них опасные будут извлечены на поверхность в первую очередь».

До конца этого года на основании обследования акватории будет завершен анализ, а уже в 2017-м начнется работа по очистке дна от затонувших кораблей.

FNR_8294

FNR_8263

FNR_8153

Фото: Василий Иванов, kazanfirst.ru

КОММЕНТАРИИ (5)
Николай
А я думаю, что из крана вода с привкусом нефти бежит.
0
ОТВЕТИТЬ
Знающий
Про экологию всегда в последний момент у нас вспоминают, к сожалению…
0
ОТВЕТИТЬ
Эльза
Интересное весьма дело, обследование этих участков и кораблей.
0
ОТВЕТИТЬ
Сергей
Отличный репортаж и фотографии! Замечательные люди делают доброе дело и очищают Волгу!
0
ОТВЕТИТЬ
Олег
Пока Путин пинков не надавал под зад, за то что речной туризм стоит на месте, никому кораблики утонувшие не мешали
0
ОТВЕТИТЬ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
видео
наверх