Зловонный тендер: Казань ищет способ избавиться от фекально-хозяйственных иловых полей

Татарская природоохранная межрайонная прокуратура подозревает «Водоканал» в нарушении антимонопольного законодательства в вопросе решения экологической проблемы илового поля на юге столицы. Городское предприятие выставило на тендер проектно-изыскательные работы по строительству завода по переработке ила. По всем заявленным техническим параметрам от «Водоканала» подходит только одна компания, хотя ранее рассматривались четыре. Обещанная ею технология не находит поддержки у экспертов-экологов и надзорного ведомства

Татарская природоохранная межрайонная прокуратура подозревает «Водоканал» в нарушении антимонопольного законодательства в вопросе решения экологической проблемы илового поля на юге столицы. Городское предприятие выставило на тендер проектно-изыскательные работы по строительству завода по переработке ила. По всем заявленным техническим параметрам от «Водоканала» подходит только одна компания, хотя ранее рассматривались четыре. Обещанная ею технология не находит поддержки у экспертов-экологов и надзорного ведомства.  


Юлия Яковлева, Ильнур Ярхамов — Казань

Казанские власти взялись за решение одной из важных проблем города — иловые поля, которые на сегодня достигают по площади уже более 100 га и продолжают расти. 24 апреля на сайте госзакупок был опубликован тендер на проведение проектно-изыскательных работ по «строительству завода по переработке осадка с цехом механического обезвоживания». Проектные работы оцениваются в 57,5 млн рублей, а победитель должен определиться 15 мая.

скрин

Иловые поля находятся на южной окраине Приволжского района, вблизи городского поселка Отары. Осадки сточных вод начали там накапливаться с 1974 по 1998 год и на сегодня составляют в объеме свыше 1,9 млн тонн. Об этом сообщает «Водоканал». Поступают ли сейчас на эти поля новые иловые осадки — вопрос до конца непроясненный. Хотя предприятие не скрывает, что ежегодно там складируется в среднем около 250 тонн осадка.

ф3

На сегодня в Казани эти поля «Водоканала» — единственное место размещения обезвоженного осадка хозяйственно-фекальных стоков канализации города. Они представляют собой экологически опасный объект из-за выделения вредных веществ и испарений, обладают неприятным запахом, загрязняют грунтовые воды.

Инициатором решения экологической проблемы выступила Татарская природоохранная межрайонная прокуратура. Тем не менее у надзорного ведомства сегодня есть основания сомневаться в прозрачности объявленного тендера и подозревать «Водоканал» в нарушении антимонопольного закона.

— По нашему иску суд уже вынес решение — мы обязали «Водоканал» и Исполком Казани прекратить сброс на иловые поля, потому что они находятся в водоохранной зоне и в любой момент может произойти катастрофа, и произвести рекультивацию. Предложение по строительству завода по утилизации иловых осадков сейчас обсуждается на уровне правительства. Цена завода — 1,5 млрд рублей, еще 3 млрд — на рекультивацию. Решение суда о прекращении эксплуатации иловых полей вступило в силу 17 марта. Исполнительный лист направлен в службу судебных приставов. Мы держим ситуацию на контроле, — рассказывает прокурор Татарской природоохранной межрайонной прокуратуры Ильсур Гильмутдинов.

прокурор

Собеседник сообщает, что ведомство досконально прорабатывало вопрос по выбору технологии и механизма переработки ила. Для этого оно обратилось в казанский Энергоуниверситет к специалистам кафедры экологии.

— В рамках нашего поручения к вузу были испробованы механизмы обезвоживания и обезвреживания иловых осадков. Их не только надо обезвоживать, чтобы уменьшить объем, ещё их надо обеззараживать. Эти отходы содержат много паразитов и бактерий, — продолжает прокурор.

По его словам, нынешняя редакция заявки на сайте госзакупки предполагает, что «Водоканал» не принимает во внимание большую исследовательскую работу специалистов из Энергоуниверситета. А ведь они рассмотрели множество технологий переработки и утилизации ила, изучили российский и мировой опыт.

— У Татарской природоохранной прокуратуры есть основания предполагать, что в рамках технического задания по тендеру на проектирование нарушены нормы антимонопольного законодательства. В ТЗ заложена методика конкретного производителя конкретной технологии. Он предлагал в свою очередь эту технологию Энергоуниверситету. Но специалисты и эксперты его предложение отклонили, посчитав недостаточно оптимальным, — добавляет Ильсур Гильмутдинов.

Как считают эксперты, предлагаемый для проектирования вариант лишь временно решает проблему с иловыми полями, в то время как прокуратура намерена добиться окончательного разрешения этого экологического вопроса.

В 2016 году «Водоканал» уже проводил конкурсный отбор технологий среди компаний Andritz, НПП «Биотехпрогресс», итальянской Vomm и ГМС «Нефтемаш». Однако при внимательном прочтении ТЗ обнаруживается, что на самом деле «Водоканал» описывает технические характеристики компании НПП «Биотехпрогресс».

Например, в одном пункте ТЗ указывается, что технологическое оборудование будущего завода не должно включать оборудование для грануляции осадка. Грануляция достижима только путем смешивания высушенного и обезвоженного осадка перед подачей в сушильную установку. Это необходимо для обеспечения меньшей начальной влажности перед сушкой и применяется для барабанной сушильной установки. А барабанной технологией владеют только ГМС «Нефтемаш» и НПП «Биотехпрогресс». Значит, Andritz и Vomm остаются за бортом.

В другом пункте ТЗ предусматривается тип сушильной установки для обезвоженного осадка — конвективная сушка, работающая на топочном газе. Но вносится ограничение по оборудованию — не допускается использование вращающихся, перемещающих и побуждающих устройств, транспортеров внутри сушильной камеры. Опять компании Andritz и Vomm пролетают мимо конкурса, потому что у них именно такое оборудование.

В третьем пункте ТЗ заказчик, то есть «Водоканал», указывает режим работы завода по переработке осадка — 8 760 часов, то есть по 24 часа на протяжении 365 дней в году. На такую нагрузку рассчитаны только технологии НПП «Биотехпрогресс», но никак не Andritz, Vomm и ГМС «Нефтемаш». По крайней мере НПП «Биотехпрогресс» обещает исполнять такую нагрузку в своем технико-коммерческом предложении.

Переработка иловых осадков — сама по себе опасная работа. Например, в ТЗ указано, что необходимо обеспечивать безопасный процесс сушки с рециркуляцией минимальной отделенной пыли и тончайших фракций в обезвоженный ил, не более 5% по массе. Такое требование очень пожароопасное.

Стоит отметить, что по запросам к проектированию получается так, что ил будет только высушиваться, уменьшаться в объеме. Затем предполагается его дальнейшее размещение на полигонах города или близлежащих в Казани. Это больше походит не на решение проблемы, а лишь перенос заполнения иловыми осадками других территорий.

— Размещение высушенного ила хоронить нельзя, так как он тогда может набрать свой изначальный объем. Поэтому мы видим окончательное решение проблемы в сушке, обеззараживании, грануляции и сжигании, — говорит Ильсур Гильмутдинов.

Он отмечает, что сжигание гранул позволит вырабатывать тепловую энергию, за счет которой можно высушивать ил. То есть завод будет энергетически самодостаточен.

— Золу от сжигания можно использовать для изготовления строительных материалов. Нами были направлены запросы в местные кирпичные заводы. Они ответили, что действительно нуждаются в этой золе, — отмечает природоохранный прокурор.

Собеседник сообщает, что ведомство готовит специальное обращение в Управление Федеральной антимонопольной службы по РТ, чтобы предотвратить проведение тендера на проектирование завода.

— Иловые отложения надо утилизировать методом метаногенеза. Такой метод даст возможность переработать и получить из иловых осадков метан и углекислый газ, который можно использовать как сухой уголь. А метан можно использовать двояко — либо получить биотопливо, либо производить белок за счет микробиологического биосинтеза путем получения микробной биомассы, — рассказывает KazanFirst профессор кафедры биохимии и биотехнологии Казанского федерального приволжского университета и доктор биологических наук Николай Морозов.

Собеседник против, чтобы иловые осадки только высушивались. В таком случае встанет вопрос о дальнейшем размещении сушеного ила. По словам профессора, этот ил даже нельзя использовать в качестве удобрения, так как в нем содержатся тяжелые металлы: медь, цинк, железо, свинец, трех- и шестивалентный фтор.


Читайте также: «Это захват муниципальных земель»: в Челнах горожане воюют с застройщиком


 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite