Кавказ научат татарскому исламу в Болгарской академии

В чем значимость Болгарской исламской академии? Над этим вопросом размышляли участники расширенного Совета по исламскому образованию во время презентации учебной программы. У всех был однозначный ответ — вуз является федеральным проектом. Но достаточно ли для этого будет опоры только на татарскую дореволюционную богословскую традицию?

В чем значимость Болгарской исламской академии? Над этим вопросом размышляли участники расширенного Совета по исламскому образованию во время презентации учебной программы. У всех был однозначный ответ — вуз является федеральным проектом. Но достаточно ли для этого будет опоры только на татарскую дореволюционную богословскую традицию?


Ильнур Ярхамов — Казань

Столь масштабное мероприятие — Совет по исламскому образованию, прошел в Болгарской исламской академии впервые. Журналистов пригласили только на первую, протокольную часть мероприятия. После пятничного намаза в стенах уже Белой мечети заседание проходило в закрытом режиме. Там были заявлены три темы: «Об образовательном стандарте высшего религиозного образования. Квалификация «Магистр исламских наук», «О состоянии подготовки специалистов и задачах российских исламских образовательных организаций» и «О сотрудничестве между советом по исламскому образованию и зарубежными образовательными центрами».

По протоколу планировалось, что на открытой для журналистов части заседания будет присутствовать Госсоветник Татарстана Минтимер Шаймиев, приезд которого ждали многие участники собрания. Но глава Аппарата президента РТ Асгат Сафаров сообщил, что его не будет, так как возникли срочные утренние дела. Руководитель же администрации президента выступил первым с приветственной речью.

foto_2 (18)

— Проект Болгарской академии родился неслучайно. Этому предшествовал период проб и ошибок. Этот исламский вуз в основе своей будет готовить настоящих российских богословов. Поэтому он нужен. Решение, чтобы академия появилась в Болгарах, на священной земле, где в 922 году был принят ислам на государственном уровне, была одобрена и президентом России Владимиром Путиным, — отметил Асгат Сафаров.

Учредителями Академии выступает ДУМ РТ, Совет муфтиев России и ЦДУМ РТ. Однако за всех говорить пришлось только муфтию Татарстана Камилю хазрата Самигуллину. Равиля хазрата Гайнутдина и Талгата хазрата Таджуддина не было на месте. В своём выступлении Камиль Самигуллин поведал о трёх значимых в мусульманском ученом мире новостях.

foto_3 (16)

Во-первых, во время своей недавней поездки в иранский город Машхад удалось обнаружить четыре рукописи исламского ученого Бурханиддина ибн Камаля аль-Булгари. Он является выходцем из Поволжья. Одна из его рукописей — Тафсир Коран. Есть также произведения по исламской логике — мантык. Муфтий заверил, что рукописи будут изучены и впоследствии изданы для использования в Татарстане.

Во-вторых, в Бахрейне татарстанскому муфтияту удалось сдружиться с учеными Абдраумофм Джумой и Ибрагимом Мурейхи. Последний является учеником шейха Уммари, который в свою очередь — ученик татарского дореволюционного богослова Галимджана Баруди. По словам муфтия, шейх Уммари в своё время специально приезжал в Казань, чтобы получить разрешение на передачу знания Баруди — иджазу. Камиль Самигуллин надеется, что ученики шейха Уммари помогут через сотрудничество восстановить 29 книг, написанных татарским ученым.

В-третьих, недавно ДУМ РТ издал на основе татарского богословского наследия новое издание Корана. И вот на днях главе муфтията ответил министр религиозных дел Сирийский республики. Он сообщил, что труд ДУМ РТ не содержит ошибок.

Такими широкими мазками Камиль Самигуллин вписал дела татарстанской уммы и духовного управления в глобальную мусульманскую жизнь, доказывая, что курс деятельности духовного управления Татарстана отнюдь не подразумевает собой изоляционизм.

Ректор Российского исламского института Рафик Мухаметшин рассказывал, что впервые идею создания высшего богословского учебного заведения высказал президент России Владимир Путин. Это было в 2013 году в Уфе, тогда глава страны определил одну из важнейших задач перед мусульманской уммой — возрождение отечественной богословской школы.

— По реализация этой задачи, которая была поставлена, и появилась Болгарская академия. То есть изначально мы планировали ее не только как татарстанский, но и федеральный проект, — рассказал Рафик Мухаметшин.

Чтобы продемонстрировать прямую связь между Путиным и Болгарской академией, на мероприятии дали возможность выступить начальнику Департамента по взаимодействию с религиозными организациями Управления Президента РФ по внутренней политике Алмазу Файзуллину и представителю аппарата правительства РФ Алексею Зинько.

foto_4 (13)

Второй спикер не был многословен. Из запоминающегося в его речи можно отметить только то, что он призывал учеников и преподавателей Академии тянуться не только к российскому образовательному уровню, но и к мировому. В качестве потенциала для этого рывка Алексей Зинько отметил наследие татарской богословии.

Алмаз Файзуллин в свою очередь выразил надежду на то, что Академия будет активна и на международном пространстве.

— Нужно развивать и взаимодействовать с ведущими мировыми центрами исламской мысли, с теми, кто придерживается подходов, не противоречащих сложившимся в России формам умеренного просвещенного ислама. Это, прежде всего, университеты Египта, Сирии, Марокко, Иордании, — подчеркнул представитель Управделами РФ.

Также он отметил, что администрация президента видит в Академии образовательный ориентир для представителей духовенства Северного Кавказа и Дагестана. При этом, никаких заявлений, что мусульманские традиции последних могут отличаться от традиций в Поволжье, не последовало. Алмаз Файзуллин видит, что выпускники — это «штучные, отдельные высококвалифицированные специалисты».

Выступление советника президента РТ Камиля Исхакова было довольно содержательным. Он поведал о ряде образовательных программ, стандартов и документов, одни из которых уже подготовлены и утверждены Минобразования России, а другие на стадии согласования. Также он раскрыл некоторые технические аспекты функционирования Академии, учебного процесса библиотеки. Если кратко, то всё укладывается в понятиях «инновационно», «комплексно», «автоматизировано» и «мультизадачно».

foto_5 (10)

Другой интересный момент, связанный с исламским вузом — до сих пор не определён ректор учебного заведения. Ряд экспертов полагают, что на эту должность можно выдвинуть Камиля Исхакова. Он как раз сейчас считается исполняющим обязанности. Но советник президента говорит — его убеждения противостоят тому, чтобы выдвигать свою кандидатуру. В тоже время он делает осторожную оговорку в духе: «В жизни всякое может быть».

— Я сам не хочу оставаться на должности ректора. У меня есть глубокие убеждения, относительно учености и знания. Я все-таки воспитывался в наше атеистическое время. Я сегодня полнокровный мусульманин, все пять столпов исполняю, являюсь членом попечительского совета при мечети «Казань Нуры». В этом смысле мои предки и я — в исламе. Но образованность относительно ислама мне в жизни не удалось получить. Поэтому я не могу себя видеть в роли ректора Болгарской академии. Но в жизни может получиться всякое. Хотя есть люди, которые меня уговаривают стать ректором, — заявил Камиль Исхаков.

В беседе KazanFirst директор Института международных отношений, истории и востоковедения Рамиль Хайрутдинов рассказал о перспективах обучения в стенах Академии учеников с Кавказа.

foto_6 (6)

— Если брать масштабы Российской империи, то определяющими были два духовных управления — Оренбургское и Крымское. Кавказ так или иначе был в нашей, то есть Оренбургского муфтията, орбите. Большое количество представителей мусульманского духовенства на Кавказе прошли выучку не только в Средней Азии, но и в татарских медресе и мектебе, — утверждает Рамиль Хайрутдинов.

Собеседник уверен, что взаимодействие между «татарскими» муфтиятами и «кавказскими» достигнуто в рамках Совета по исламскому образованию.

— Да, есть различные тонкости, которые связаны с богословием и системами школ. Но это не означает, что система базового образования должна быть разной у нас. Например, все учебники в дореволюционных мектебе и медресе на Кавказе были, как правило, напечатаны в Казани. Так что историческая база есть и основа для единения — тоже, — говорит Рамиль Хайрутдинов.


Читайте также: Рафаэль Хакимов: Ислам не един, он разный


 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite