Пилоты воздушной «Формулы-1» опробовали казанское небо

Уже в пятницу над Казанкой между Чашей и Кремлем будут реветь авиационные моторы: пилоты гонки Red Bull Air Race выйдут на трассу, чтобы совершить тренировочные полеты. Журналисту KazanFirst довелось побывать на «кухне» казанского этапа, для которой организаторы выбрали автодром Kazan Ring, увидеть самолеты и услышать много интересного об авиагонках, которых в России еще не было

Уже в пятницу над Казанкой между Чашей и Кремлем будут реветь авиационные моторы: пилоты гонки Red Bull Air Race выйдут на трассу, чтобы совершить тренировочные полеты. Журналисту KazanFirst довелось побывать на «кухне» казанского этапа, для которой организаторы выбрали автодром Kazan Ring, увидеть самолеты и услышать много интересного об авиагонках, которых в России еще не было.


Александр Егоров — Казань

Red Bull Air Race: ни одного ЧП за 10 лет

— Выключите телефон, пожалуйста.

Требование девушки-секьюрити, несущей службу у входа на ту территорию автодрома Kazan Ring, где находятся ангары для самолетов и взлетно-посадочная полоса, не удивляет. Во-первых, Кубок Конфедераций не так давно завершился, а во-вторых, как минимум до воскресенья Kazan Ring, что неподалеку от северо-восточного выезда из города, будет оставаться таким же режимным объектом, как и любой аэропорт. Сегодняшний день — не исключение: осмотр на входе мы, внушительная группа журналистов, проходим под рокот двигателя взлетающего самолета.

foto_2

С крыши, куда нас приводят после осмотра и где мы проведем практически все свое время присутствия на автодроме, прекрасно видно все. И ангары, где покоятся еще не взлетавшие или уже слетавшие машины, и стартовую прямую, 832 метров которой с лихвой хватает легким, почти игрушечным самолетам, чтобы оторваться от земли.

А вообще, «игрушка» эта вместе с пилотом должна весить на взлете не меньше 696 кило (таковы правила), а длина ее — от 6,3 до 7,2 метра, в зависимости от типа самолета. В Red Bull Air Race их три. Все «челленджеры» летают на более тяжелых и менее чувствительных к ошибкам в пилотировании машинах EXTRA 330LX, почти все «мастера» — на EDGE 540. И только Микаэль Бражо — на МХS-R. Надо ли говорить, что первая из этих трех машин — немецкая, а две другие — американские…

Пока мы любуемся, как в небе выписывает петли чилиец Хуан Беларде, узнаем немало интересного.

foto_3

Например, что пилоты приезжают к месту проведения очередного этапа за неделю до соревнований, а самолеты к этому же времени подвозят всеми возможными видами транспорта. Что за три дня до соревнований участники проводят первые полеты (мы как раз на них и попали), а за два дня начинаются тренировки непосредственно на трассе. Что за всю историю воздушных гонок не случилось ни одного ЧП во время соревнований. Наконец, что сегодняшние полеты называются тестовыми, а завтрашние, на трассе – тренировочными.

Все остальное, в том числе и самолетики в небе, надо разглядывать, но остроты моего зрения не хватает, чтобы в деталях увидеть те фигуры, что выписывают пилоты. Да и шея, признаться, быстро затекает. Но на гонках все будет круче: высота прохождения самолетами 13-метровых ворот – до 25 метров, а если учесть, что публика будет находиться на несколько метров выше уровня Казанки, то можно сказать, что все действо будет происходить почти на уровне взгляда зрителя. Всего на казанской трассе будет восемь ворот, длина трассы – два 6-километровых круга, примерное время прохождения – 60 секунд.

«На треке ввели ограничения по скорости и перегрузкам»

Да, и для любителей знать что почем: каждый самолет стоит порядка 300 тысяч долларов. По сравнению с болидами «Формулы-1», где миллион — не предел, копейки. И это неудивительно: самолеты-то производятся серийно, пилоты и члены их команды могут улучшать лишь их аэродинамику, но это недешевое удовольствие.

Об этом мы узнаем уже от Сергея Рахманина — российского летчика из Санкт-Петербурга, который в 2007-2010 годах сам гонял в Red Bull Air Race, а сейчас судит соревнования. И на правах соотечественника удовлетворяет любопытство российских журналистов.

— Это первый этап в России, который, я надеюсь, будет проведен, — Сергей осторожен в высказываниях, разве что через левое плечо не сплевывает. — Попытка устроить этап в Санкт-Петербурге была предпринята в 2006 году, но тогда гонки не состоялись, по какой причине – я вам сказать не смогу. Но в 2007 году я участвовал в показательных полетах Red Bull для «Росавиации» — мы летали в Питере, в парке 300-летия ставили небольшую трассу.

— Чем привлекают публику авиагонки?

— Это необычное зрелище — летающие низко и на больших скоростях самолеты. Но при этом, как показывает 10-летняя практика, безопасное.

— Как пилоты справляются с перегрузками? Говорят, у вас есть специальные костюмы?

— Мы летали в костюмах несколько лет, сейчас летаем без них – это ограничение снято. А переносить перегрузки помогает физическая подготовка, тренировки, но для этого надо летать, поскольку это специфическое состояние — создать перегрузку больше единицы на земле тяжело.

— Почему отказались от костюмов?

— Костюмы повышают переносимость перегрузки на две единицы, но на треке ввели много ограничений: ограничили скорость, изменили дизайн трека так, что таких сильных перегрузок, как раньше, не должно быть. Например, отказались от такого элемента, как квадроворота, где мы хватали перегрузки. Если на входе большая скорость, то пилот получает длительную большую перегрузку. (Квадроворота — это четыре пилона, которые надо проходить следующим образом: войти, сделать разворот на 270 градусов и выйти в той же плоскости, что и входил, по траектории, перпендикулярной траектории входа. — Ред.).

— В нынешнем сезоне среди пилотов класса Challendgers есть пилотесса Мелани Астелс. Другие женщины выступали в гонках?

— Я знаю, что наша Светлана Капанина летала в небольшой период времени, но на постоянной основе Мелани – первая женщина в Red Bull Air Race.

foto_4

Red Bull Air Race — дорогое удовольствие?

— Для организаторов — да. Представляете, сколько нужно грузовых самолетов, чтобы перевезти технику и машины с континента на континент. Для пилотов — тоже: сам самолет денег стоит, его модификация, чтобы он быстрее летал, тоже дорогая.

— Пилоты — штучный товар?

— Чтобы попасть в пилоты Red Bull Air Race, нужно достаточно долго тренироваться в высшем пилотаже, выступать каким-то образом. Некоторые попадают через авиашоу, но это околоспортивная деятельность. Пилотов отбирают организаторы, на сайте есть страничка, где можно найти условия для претендентов.

— В автоспорте движение к «Формуле-1» идет через «младшие» серии. Как в авиаспорте?

— Сейчас аналога Red Bull Air Race нет нигде в мире.

«Можно сказать, что казанский этап – это память о Симонове»

— Как пришла идея провести этап гонок в Казани?

— По Казани могу сказать следующее: еще десять лет назад я общался с генеральным конструктором КБ Сухого Михаилом Петровичем Симоновым, и он тогда мне сказал: «Сергей, передай тем, от кого зависит решение: Казань — идеальное место для авиагонок». К сожалению, Михаила Петровича уже нет с нами, но он мечтал, чтобы гонки прошли в Казани. И можно сказать, что казанский этап – это память о Симонове.

— Используют ли летчики для тренировок симуляторы?

— В гонках много информации идет извне. И не только через глаза, но и через перегрузки. По перегрузкам можно понять, на какую траекторию выходишь. Экран этого не дает, и за симулятором складывается ощущение, будто у тебя отрезали половину органов чувств. По картинке непонятно, что происходит, в жизни же ты это чувствуешь по перегрузкам, по тому, что видишь периферическим зрением. Сейчас есть игрушка, но я не знаю, используют ли ее как-то пилоты.

foto_5

— Какие погодные условия могут помешать гонкам? Сильный ветер?

— Сильный ветер — это когда пилоны начнут падать. Предполагаю, при скорости ветра где-то 15 метров в секунду пилоны будут стоять нестабильно. И такие ограничения есть. По поводу остального — два параметра: нижний край облачности и видимость. Есть правила полетов, и мы по этим правилам летаем.

— Как сказывается погода на пилотировании?

— Очень большие коррективы вносит ветер — и его направление, и сила. Слетал ты сегодня, вроде бы, все понятно, но завтра ветер изменится — и будет очень сложно летать.

— Какие основные правила?

— Ворота надо проходить горизонтально, без набора высоты и снижения, с креном не более 10 градусов. Нужно не отклоняться от трека, пересечение существующих линий безопасности штрафуется очень серьезно. Оцениваем и скорость на входе: если она выше разрешенной, пилот дисквалифицируется, и это происходит довольно часто.

— Призовые у пилотов хорошие?

— Призовых нет вообще.

На этой фантастической ноте Сергей нас покидает: его ждут более важные дела. Да и мы не задерживаемся, тем более что ничего нового на аэродроме не происходит: скучно, когда все происходит в сотнях метров над твоей головой.

Хочется верить, что в выходные над зеркалом Казанки все будет куда интереснее.


Смотрите также: Большой фоторепортаж, как Казань готовится к гонке самолетов


 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite