«Это нужно для истории, чтобы ее не переписывали»: фестиваль военной реконструкции прошел в Казани 

Немецкие солдаты, пулеметные очереди, взрывы гранат и рукопашные бои в самом центре Казани. Так завершился фестиваль «Восток-Запад: Отечественные войны России». Среди тех, кто оказался в эпицентре военных действий, была и журналист KazanFirst

Немецкие солдаты, пулеметные очереди, взрывы гранат и рукопашные бои в самом центре Казани. Так завершился фестиваль «Восток-Запад: Отечественные войны России». Среди тех, кто оказался в эпицентре военных действий, была и журналист KazanFirst. 


Мария Рудакова – Казань 

Интерес к прошлому проявляется по-разному. Кто-то изучает его в тиши архивных залов или на раскопках, кто-то читает серьезную историческую литературу, а кто-то играет в него. Последний путь избрали люди, называющие себя реконструкторами. Так, в эти выходные участники военно-исторического движения из Татарстана и других регионов России, восстановили сражения двух Отечественных войн. В первый день прошла показательная реконструкция эпизодов боевых действий Отечественной войны 1812 года, а в воскресенье участники фестиваля обратились к событиям Великой Отечественной войны.

Второй день фестиваля в этом году посвящен боям за освобождение города Витебск от немецкого войска. И это не случайно. В Татарстане в 1941 году формировалась 334 стрелковая дивизия, которая в составе первого прибалтийского флота участвовала в операции «Багратион». Именно за эти бои дивизия была удостоена почетного названия «Витебская».

Военно-исторические реконструкции — не только яркое зрелище, привлекающее внимание костюмами разных эпох и пиротехникой. Одна из главных задач при организации военных фестивалей — экскурс в историю. Здесь можно познакомиться с жизнью и бытом воинов, их обмундированием, образцами вооружения. Элементы воспроизводимых сражений максимально близки к исторической действительности. Люди, занимающиеся реконструкцией, с головой погружены в свое хобби и могут часами рассказывать о какой-то мельчайшей детали, которую обычный человек может даже не заметить.

UaEa1lKBT3g

Где еще можно увидеть, как немецкие солдаты свободно гуляют в самом центре города, да еще и вместе с советскими. Как оказалось, среди реконструкторов даже есть семья, которая очутилась в разных лагерях. Сегодня муж — унтер-офицер, а жена — бравый красноармеец. На вопрос о том, как же так вышло, что «воюют» друг против друга, они отшучиваются, что, мол, это даже хорошо — дома не ругаются.

— Ребята смеются: «Кто будет жену расстреливать?», я говорю — не пойду, слишком ее люблю, — улыбается Андрей Максимов. — У меня дед военный, дошел до Вены, умер 9 мая 1983 года. Многое, естественно, он не говорил и никогда бы не рассказал, потому что те, кто прошел войну, не любят о ней вспоминать. Он был пулеметчиком, дважды его минометом накрывало, дважды приходила похоронка на него. Однажды я нашел в его мастерской коробочку со сверлами, а когда ее очистил от мазута, оказалось — немецкий портсигар, и мне стало интересно — вот с этого все и пошло. В 2010 году мы собрали клуб и начали преподавать. Супруга — в воскресной школе при храме, начали потихоньку рассказывать детям про войну, про фронт, к сожалению, сейчас ничего об этом не знают. Потихонечку стали заниматься реконструкцией. Так увлечение переросло в жизненное кредо.

XKlfUhspglI

Форму участники подобных фестивалей покупают в специальных магазинах, но немецкое обмундирование просто так не достать, поэтому оно шьется на заказ. Но полностью одеться по вермахту — это очень дорогостоящее удовольствие.

— У нас даже анекдотичная ситуация была. У жены был недавно день рождения, девчонки на работе спрашивают: «Что муж подарил?», а она говорит «Не поверите — новую шинель!». Кто-то дарит шубы, а я шинель, а красноармейскую форму жена шьет ребятам сама — она мой «заместитель по тылу». Большой плюс, что она меня поддерживает. У нас сыну всего пять лет, но он тоже собирался ехать «воевать», но не взяли — маленький еще, -продолжают Ольга и Андрей Максимовы реконструкторы из города Сенгилей, Ульяновской области.

По сегодняшней легенде, хотя такая история вполне могла быть реальностью, шел 1944 год. Витебск почти взят, бои проходят на другой стороне города, то есть мы были в ближнем тылу Красной армии.

На поле боя госпиталь, в котором медработники и раненые, а посредине -заглохшая машина. Вокруг оборонительные доты, полуразрушенный двухэтажный дом. Немцы — сборный отряд окруженцев, пытающийся пробить оборону и воссоединиться со своими основными силами. Они несут на носилках главного офицера, которого обязательно нужно спасти, захватывают госпиталь и требуют лечить немецкого офицера, убивают медсестер, а некоторых берут в плен. Но вскоре приходят наши войска, которые начинают отбивать свои позиции. Тут в ход идут и винтовки, и растяжки с гранатами, и снайперская перестрелка, и стрельба из пулеметов, и бои врукопашную.

Маленькая хрупкая медсестра Катя бойцам как красной, так и немецкой армии едва достает до груди, но на поле сражения, как и на войне, медики — одни из главных персонажей.

DSC_1799

— У меня дома есть приборы для переливания крови, все системы времен войны, просто это все стеклянное, это все очень хрупкое, поэтому я не вожу это с собой, а вот что потяжелее, так это можно, — улыбаясь, еще перед началом сражения рассказывает медработник.

Если у пехотинцев объем фляги 700 миллилитров, то у медиков литр. Все медицинские инструменты тоже оригинальные. На каждом во время производства указывался завод-производитель и год выпуска, поэтому даже историю маленького скальпеля легко проследить. Во время войны хрупким девушкам приходилось таскать на себе огромные медицинские сумки и раненых бойцов.

— Вот футляр для большого полкового медицинского набора и стандартная медицинская сумка. В ней в основном перевязочный материал — пакеты и бинты. Сумка собрана по тому списку, который к ней прилагался. Смотрите, здесь каждый карман пронумерован, всего их 28 штук, и есть специальная инструкция, что должно в каком кармане лежать. В сумках все медицинские средства оригинальные. Единственное, что вот в этом кармане должны лежать морфин и йод. Морфин, понятно, сейчас нельзя, а вот йод — такого уже не найти, раньше был по 10 миллилитров в специальной запаянной ампуле, — с увлечением рассказывает Екатерина Емшанова, приехавшая в Казань из Кирова.

hIeMMNba-UQ

По словам собеседницы, во время войны в Казани было всего три госпиталя, но зато в город было эвакуировано очень много медицинских институтов, а в Кирове было более 200 госпиталей, но ни одного института, была только фельдшерско-медицинская школа, и это стало огромным недостатком.

В итоге сражение заканчивается эпичным рукопашным боем, где гибнут почти что все. И на поле появляется смерть, как и положено — с косой. Она сражается с медсестрой, но все же смерть отступает. Все заканчивается военным салютом — залпом из орудий.

Вокруг нас еще мирно разгуливают войска вермахта. На шутливый вопрос «Как вам в роли немцев?» бойцы отвечают так же шуткой: «Нормально, только жарко очень».

4siAax-P5ak

— Я этим давно увлекаюсь — с детства, раньше все это было недоступно, а сейчас это все свободно. У нас есть и красноармейская форма, и немецкая. Вот решаем, кто будет немцем, кто русским. У нас с этим нормально — никто ни на кого не обижается. Это нужно для истории, чтобы ее не переиначивали, не переписывали. Мы хотим показать реальность, которая была на самом деле. Это полезно для молодого поколения — чтобы вы знали, как наши деды и отцы воевали, — рассказывает Евгений Ильин, ВИК «Цитадель», Казань.

После залпа все гости пошли на поле боя, которое превратилось в фотосалон, всем хотелось сфотографироваться, а самым удачливым удалось даже пострелять из винтовки.

— Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о ней. Это страшно даже на реконструкции. Когда отовсюду раздаются выстрелы, а из пулемета вырывается огненное жало, это же жутко. Но такое обязательно нужно делать, чтобы люди понимали весь ужас прошлого. Я вот с внуками пришла, хочу, чтобы они с малых лет понимали и не забывали о великом прошлом. И здесь не только стрельба и драки, здесь театральная постановка со своим сюжетом. Мы и в первый день были — вчера с французами. Но сегодня понравилось больше, может, потому, что эта война еще не забыта и мы ее помним, — отмечает зрительница фестиваля Елена Вереева.


Читайте также: «Ночной велофест» в Казани: от лицеиста до министра


 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
1 КОММЕНТАРИЙ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Гена
Выступаю категорическим против подобных шабашей. Если хотите, чтобы историю не забыли проведите какой-то фестиваль, где бы рассказывлаось о героических победах, а не наряжайтесь в форму врага. Фу!
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite