«Нияз Халитов — тот, благодаря кому Казанский кремль в списке ЮНЕСКО»

Казань простилась с татарским ученым-архитектором, профессором КГАСУ, научно обосновавшим существование «татарской архитектуры»

Казань простилась с татарским ученым-архитектором, профессором КГАСУ, научно обосновавшим существование «татарской архитектуры».


Ильнур Ярхамов — Казань

Татарская, строительно-архитектурная и преподавательско-гуманитарная интеллигенция простилась в стенах КГАСУ с профессором, заслуженным деятелем науки Татарстана и исследователем национальной татарской архитектуры Ниязом Халитовым. Пришли более 50 человек, среди них были жена архитектора Наиля Альменова-Халитова, сын Райхан Халитов и мать Нияза Халитова — советская журналистка Зумарра Халитова.

Напомним, о смерти архитектора-ученого стало известно 8 августа — он скончался на 68-м году жизни от быстро прогрессирующего онкологического заболевания. Болезнь была обнаружена месяц назад.

Нияз Халитов — автор 13 книг и более трех сотен статей, посвященных архитектуре, национальным и религиозным мотивам. Друзья и коллеги, которые попрощались с ним сегодня, просили у Халита (это псевдоним архитектора) прощения. Кто за недостаточное внимание к его идеям, к нему самому, кто за продолжительные споры и несогласие с его позицией. Один из друзей рассказал на панихиде, что ученый обладал качеством «теплых продолжительных телефонных разговоров».

foto_2

Студенты-историки, археологи, архитекторы и искусствоведы, изучающие татарстанскую культуру и историю, так или иначе держали в руках книги Нияза Халита. Одна из них — «Архитектура мечетей Казани».

Кстати, местные историки знают, какую решающую роль сыграл Халит во время строительства мечети Кул Шариф — главной визуальной доминанты нашего Казанского кремля, без которой сегодня ни один турист и местный житель не представят столицу Татарстана. С середины 90-х годов, когда шло проектирование мечети, курировал процесс по поручению первого президента Татарстана Минтимера Шаймиева как раз Нияз Халит.

Тогда он был брошен на непростой фронт работы. Строительство мечети Кул Шариф уже началось, и параллельно было решено включить сам Казанский кремль в список ЮНЕСКО. Как известно, эмиссары и инспекторы международной организации всегда негативно относились и продолжают относиться к «новоделам» на территориях культурных памятников. Поэтому Ниязу Халиту пришлось концептуально отстаивать право расположения мечети там, где она сейчас находится, и сохранить процедуру включения Казанского кремля в список всемирного наследия.

foto_3

На траурной панихиде об этом, пока ещё не совсем оцененном современниками подвиге, рассказал проректор по научной работе Казанского государственного института культуры и искусств, вице-президент Российского комитета международного совета по охране памятников и достопримечательных мест (ИКОМОС) Рафаэль Валеев.

— Не секрет, что в конце 90-х годов мы готовили Казанский кремль в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Вроде бы уникальная ситуация — на территории Кремля есть три церкви, ни одной мечети не сохранилось. Согласно источникам, было около трех мечетей, но после XVI века их разрушили. Он был одним из тех, кто смог обосновать возможность строительства мечети Кул Шариф, включить какую-то идею, которую смогли бы понять не только у нас в Татарстане, но и в России, и во всем мире. Идея, которая связана с необходимостью мирного сосуществования христианства, мусульманства, — рассказал Рафаэль Валеев.

Искандер Сайфуллин  старший преподаватель КГАСУ, один из архитекторов мечети Кул Шариф -вспоминает, как работал в 90-х годах с Ниязом Халитовым над проектом мечети.

— Первая команда в своих результатах зашла в тупик. Как мне кажется, им не хватило масштабности, — вспоминает Искандер Сайфуллин. Поэтому собеседник вместе с архитектором Сергеем Шакуровым разработали тот образ мечети, который сегодня могут видеть казанцы и гости столицы. На тот период Нияз Халит был замдиректора музея-заповедника «Казанский Кремль» по научной работе.

— Он был в нашей команде аккумулятором идей. Собирал архитектурные объекты и обклеивал стены аудитории, в которой мы трудились над чертежами и эскизами. Он нам делал экспозицию архитектурных аналогов. Всякий раз утром и вечером приходил и давал целевую установку. Он, будучи специалистом, абсолютно точными делал прогнозы по части масштаба, пластики, характера нашего проекта. Внимательно следил, как в масштабе согласуется один минарет с другими минаретами, малый минарет с большим. Нияз Халит определял гармонию объекта, но он не был архитектором — создателем мечети, он скорее был архитектором-исследователем, — говорит Искандер Сайфуллин.

foto_4

— В период прохождения и подготовки Казанского кремля в список Всемирного культурного наследия мечеть уже начали строить. С 1998 года стали готовить материалы для ЮНЕСКО. А фундамент мечети пошел в 1996 году. Объем её уже стоял, — говорит главный архитектор Казанского кремля Рустем Забиров.

Ниязу Халиту удалось довести до экспертов ЮНЕСКО, зачем необходима Казанскому кремлю такая большая мечеть, которая будет явно визуально доминировать.

— Главная причина возникновения была в политическом ключе. Из Кремля, например, видно, как на острове на Казанке находится часовня-памятник, сейчас она называется нейтрально — «Павшим при взятии Казани». Но до 20-х годов XX века там на пирамиде, на его фронтонах, большими буквами было написано «В честь победы над татарами в 1552 году». Это один из таких знаков, которые были забиты как осиновые колья в сердце города. Такой объект не давал покоя татарам, поэтому был необходим объект, который мог бы уравновесить этот архитектурно-символьный дисбаланс, стать своеобразным противовесом. Поэтому без мечети Кул Шариф никак нельзя было обойтись, — вспоминает Рустем Забиров.

foto_5

По словам ректора КГАСУ Рашита Низамова, за три дня до смерти Нияз Халит хотел провести собрание-конференцию, на которой передал бы ученикам и коллегам свое интеллектуальное и фотонаследие. К слову, он известен уникальными фотографиями Старо-Татарской слободы, дома и улицы которой сегодня для Казани уже утрачены. Однако собранию состояться не удалось.

Низамов заверил, что обратится к семье архитектора с предложением издать специальный сборник трудов, воспоминаний и публикаций Нияза Халита. Его незаконченным трудом осталась энциклопедия татарских архитектурных форм и стилей. Похоронен Нияз Халит на кладбище «Киндери».


Читайте также: «Хания Фархи незадолго до смерти перенесла инсульт, но никому не показывала боль»


 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
1 КОММЕНТАРИЙ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Регина
Жаль, очень жаль. Это был действительно выдающийся архитектор и человек. Таких сегодня осталось мало.
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite