Дело компании «Фон»: Ливаду спасают всем миром, но суд непреклонен 

Три адвоката почти час убеждали судью Верховного суда Татарстана смягчить директору строительной компании «Фон» меру пресечения. За него вступились даже бизнес-омбудсмен и прокурор. Но судья поддержал позицию следователя и оставил обвиняемого

Три адвоката почти час убеждали судью Верховного суда Татарстана смягчить директору строительной компании «Фон» меру пресечения. За него вступились даже бизнес-омбудсмен и прокурор. Но судья поддержал позицию следователя и оставил обвиняемого за решеткой. 


Елена Мельник — Казань

Анатолий Ливада возглавлял «Фон» — когда-то крупнейшего игрока на рынке жилищного долевого строительства в Татарстане — с 1995 года. Под его руководством в республике было возведено несколько десятков многоэтажных домов. А проблемы в компании начались в 2013 году в связи с тем, что Анатолий Ливада взялся одновременно за несколько крупных проектов по строительству жилых комплексов в Казани и Набережных Челнах. Для завершения объектов потребовались большие средства, но у компании их не нашлось, поэтому стройки встали. К 2014 году на счету у «Фона» набралось около двух десятков долгостроев. Обманутые дольщики стали проводить митинги и пикеты, чтобы обратить внимание на их проблемы.

В январе 2016 года ГСУ МВД по РТ возбудило уголовное дело по факту крупного мошенничества в компании «Фон», но почти целый год в деле не было даже подозреваемых.

Анатолия Ливаду задержали 27 марта 2017 года, и Вахитовский райсуд Казани вынес решение о его аресте. Затем суды неоднократно продляли срок содержания под стражей. Адвокаты всякий раз пытались обжаловать это, но безуспешно. На последнее решение суда первой инстанции о продлении директору «Фона» ареста до 13 ноября тоже была подана апелляционная жалоба, которая рассматривалась в Верховном суде Татарстана 25 августа.

IMG_5580

Анатолия Ливаду защищали сразу три адвоката. Сам обвиняемый принимал участие в заседании посредством видеоконференцсвязи из СИЗО — отвечал на вопросы судьи с монитора плазменной панели. С самого начала защита заявила ходатайство пообщаться пять минут со своим клиентом наедине, поэтому на это время журналистов попросили выйти из зала суда. А после того как рассмотрение жалобы возобновилось, выяснилось, что у обвиняемого появился еще один защитник: Ливада попросил судью привлечь к участию в процессе сотрудника аппарата Уполномоченного по правам предпринимателей при президенте РФ Алексея Громовенко. Однако в ходатайстве было отказано, со ссылкой на то, что на стадии предварительного следствия к судебным заседаниям допускаются только адвокаты. Но суд разрешил представителю бизнес-омбудсмена присутствовать и приобщил к делу его обращение о нарушении прав Ливады — якобы закон запрещает заключать под стражу обвиняемых в преступлениях, связанных с предпринимательством.

Наконец судья приступил к оглашению апелляционной жалобы. Согласно позиции следствия, директор «Фона» обвиняется в тяжком корыстном преступлении, совершенном в сговоре с причинением ущерба большому количеству граждан в особо крупном размере. По мнению следствия, Анатолий Ливада может скрыться и надавить на свидетелей, поскольку до сих пор занимает руководящую должность в компании «Фон», деятельность которой не прекращена. Адвокаты же придерживаются противоположного мнения и считают, что суд первой инстанции незаконно поместил их подзащитного под стражу. Апелляционную жалобу поддержал представитель Прокуратуры, только следователь высказалась против.

Защита настояла на том, чтобы суд огласил все материалы уголовного дела, которые «не получили должной оценки» и которые, по ее мнению, свидетельствуют о том, что следователь не прав. Поэтому судья в течение 15-20 минут зачитывал диалоги адвокатов и следователя из протокола заседания первой инстанции. Затем 40 минут с пламенными речами выступали по очереди все защитники. Они напирали на то, что незаконно содержать обвиняемого под стражей свыше шести месяцев, если у следствия нет никаких дополнительных обвинений, а также на то, что Анатолий Ливада теряет в СИЗО здоровье и нуждается в серьезном медицинском обследовании. Защита заявила, что даже сами потерпевшие (дольщики) ходатайствуют об освобождении директора «Фона» из-под стражи, поскольку стройка без него встала окончательно.

Адвокаты настаивали на том, что у следствия нет никаких фактов, указывающих на то, что обвиняемый пытался скрыться и давить на свидетелей.

— Мы установили в первой инстанции, что это только предположение, — подчеркнула защита в своем выступлении. — Нет никаких фактов, которые говорят, что Ливада не являлся, скрывался, давил, угрожал, ел документы — что-то делал, что помешает следствию дальше расследовать эти деяния. Мы просто предполагаем, что это может быть теоретически. То же самое, что если бы мы предполагали, что комета сейчас упадет здесь. Теоретически это возможно. Но где факты? Фактов нет. А их и не было.

IMG_5582

В свою защиту выступил и сам Анатолий Ливада. Он заявил, что, находясь под арестом, ни разу не встретился со следователем. А между тем ему хотелось бы дать очень ценные показания о том, что заказчиком по последнему строительству домов на Губкина выступает МЧС по РТ, а землю выделило Минземимущество РТ и что «Фон» лишь инвестор и должен был привлекать денежные средства: заемные, собственные и средства дольщиков.

— А когда завели уголовное дело, следователь почему-то не посчитала нужным допросить заказчика — МЧС — по выполнению своих обязательств, не соизволила допросить представителя Росимущества, которое в течение двух лет тянуло и не могло узаконить землю под строительство, — выступил с обличительной речью обвиняемый. — Мы как инвесторы функцию свою выполняли до тех пор, пока была возможность, — вкладывали свои средства и оплачивали работу строителей и подрядчиков. И вот еще вопрос интересный. Как может инвестор сам у себя похищать денежные средства, если он привлекает свои деньги? Почему все сразу свалилось на Ливаду? Почему он стал камнем преткновения в этом проекте? Почему заказчик в стороне? Почему не принимает меры Росимущество?

— Мы сейчас рассматриваем вопрос о мере пресечения, а не о виновности и невиновности, — перебил эмоциональную речь директора «Фона» судья.

Анатолий Ливада объяснил, что он как раз и просится на волю, чтобы помочь следствию прояснить все эти вопросы. Кроме того, обвиняемый пожаловался на здоровье.

— Каждому мужчине в 64 года присущи определенные заболевания, — добавил он. – Это связано и с тем, что я состою на учете в онкологическом диспансере, что я являюсь постоянным клиентом 7-й больницы по ишемии, по давлению. Имею проблемы со зрением — левый глаз у меня уже не видит. Здесь неплохое медицинское содержание, но мне нужны специализированные врачи. Так что спасибо за внимание, а я хочу еще раз подчеркнуть, что находиться под стражей я категорически против.

Прокурор частично поддержал доводы защиты и обвиняемого и попросил изменить меру пресечения на домашний арест. Но следователь выступила против.

— Уважаемый суд, — высказался напоследок адвокат. — Прошу проявить независимость и принять единственно верное и законное решение по данному делу с учетом всех обстоятельств, которые были изучены в настоящем судебном заседании.

IMG_5579

В последнем слове Анатолий Ливада еще раз попросился на волю, обещал достроить дома и выполнить все обязательства перед дольщиками.

Однако суд отклонил апелляционную жалобу директора «Фона» и оставил в силе решение суда первой инстанции  об аресте до 13 ноября.


Читайте также: Дольщики строительной компании «Фон» ищут справедливости на странице Рустама Минниханова «Вконтакте»


 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite