Верховный суд Татарстана отказал прокуратуре в апелляции на решение Вахитовского районного суда о продлении заключения под стражей главы строительной компании «ФОН» Анатолия Ливады. Предприниматель останется в СИЗО до 13 февраля 2018 года, несмотря на прогрессирующие заболевания и новый диагноз

Ливада: С моим выходом стройка завершится за полтора года

Верховный суд Татарстана отказал прокуратуре в апелляции на решение Вахитовского районного суда о продлении заключения под стражей главы строительной компании «ФОН» Анатолия Ливады. Предприниматель останется в СИЗО до 13 февраля 2018 года, несмотря на прогрессирующие заболевания и новый диагноз

На сторону Анатолия Ливады на этот раз встала прокуратура Татарстана. В апелляционной жалобе старший прокурор отдела республиканского ведомства Камиль Даишев просил отменить решение Вахитовского райсуда Казани о продлении ареста и направить вопрос на новое рассмотрение другим составом суда. Впрочем, аргумент, по которому Ливаду просили выпустить из СИЗО, не новый - обвиняется он в экономиечских преступлениях. Именно по этой причине суд не вправе был избирать и в последующем продлять меру пресечения в виде заключения под стражу. Вместе с тем судьей не были приняты во внимание данные о личности обвиняемого, его возраст и состояние здоровья. 

Адвокаты предпринимателя, который находится в СИЗО 8 месяцев, полностью поддержали позицию прокуратуры. Они дали понять, что у следствия нет ни одного доказательства причастности Ливады к инкриминируемым ему преступлениям. 

Ливаду - в СИЗО, а мошенников - под домашний арест

В начале заседания обычно разговорчивый Анатолий Ливада вел себя крайне сдержанно и на все вопросы суда отвечал максимально односложно, да и сам его вид был крайне болезненным. Куда разговорчивее своего клиента были адвокаты предпринимателя, которые бьются за его права. Первым слово взял Кирилл Горовацкий, сконцентрировавший внимание на состоянии здоровье своего подзащитного.

Ливада: С моим выходом стройка завершится за полтора года

- Дальнейшее продление срока содержания подсудимого превышает допустимые законом меры. Защита считает его избыточным. Без сомнения объем и характер обвинения остались прежними, а вот основания, по которым избиралась мера пресечения, изменились радикально. В марте мера пресечения применялась к успешному бизнесмену, застройщику, руководителю организации, третьей по объему возводимых объектов, который периодически проходит лечение. В настоящий момент это, мягко говоря, проблемный пациент во всех учреждениях исправительной системы, в которых он оказывается. У него обостряются имевшиеся заболевания. И, к сожалению, появляются новые, - отметил защитник. 

Он напомнил, что 25 октября Ливада был экстренно госпитализирован в БДО (больница для осужденных. - Ред.), где его прооперировали. В итоге это привело к тому, что предприниматель был выписан из больницы и доставлен в следственный изолятор, будучи включенным в 4-ю группу диспансерного учета по туберкулезу. Позднее эту информацию подтвердил и второй адвокат - Дмитрий Григориади.

- Я проинформирую суд, что Ливаде прописали таблетки противотуберкулезные и сказали: «Немедленно пей, иначе ты там всех заразишь». Мы, во-первых, не поняли, что произошло. Позднее в БДО нам объяснили, что у Ливады был контакт с больным туберкулезом. И это помимо того, что его, больного, содержали в СИЗО, отказывались делать операцию, ждали долго специалистов. Кроме того, мы показали эти таблетки другим врачам. Нам сказали, что они подразумевают одно важное противопоказание - ишемическая болезнь сердца. Этот диагноз прописан у Ливады! У меня складывается полное ощущение, что его хотят убить. Чтобы он умер либо от болезни, либо от инфекции, либо чтобы сердце остановилось. Все планомерно движется к тому, чтобы моего подзащитного просто заморить. Чтобы он не ходил, молчал. Нет человека - нет проблемы. Он стойкий, он держится. И еще продержится, но не факт, - рассказал он.

«Дольщиков в суд никто не вызывает»

Григориади подробнее остановился на позиции Следственного комитета в вопросах расследования дела. Он отметил, что первая инстанция абсолютно игнорирует вопрос причастности Ливады к инкриминируемым преступлениям.

Ливада: С моим выходом стройка завершится за полтора года

- Я задаю вопросы следователю и не получаю никакого ответа. В материалах уголовного дела в результатах экспертизы о хищениях и присвоениях средств говорится, что эксперты не могут ответить на вопросы следователя. Невозможно объяснить это, - возмутился защитник. 

Кроме того, адвокат напомнил, что проблема «завязана» на обманутых дольщиках, которых ни разу не было в суде и которые ни разу не высказали открытых возмущений в адрес Ливады. Оказалось, что пострадавшую сторону просто ни разу не оповестили о запланированных процессах, а единственная дольщица, которая все же дошла до заседания, была уволена.

- Единственная потерпевшая, которая пришла в суд, - госпожа Князева. Пришла и говорит: «Нам нужны наши квартиры, для этого нам нужен застройщик - Ливада. Нам нужно решение этой проблемы». Что произошло? Позавчера эту женщину уволили, она работала на госслужбе. Ей позвонили и сказали, чтобы она по судам не ходила и на работе больше не появлялась. Я, честно говоря, начинаю переживать, - сказал Григориади. 

К слову, за истекший период следствие обеспечило максимальное ограничение прав предпринимателя - были арестованы активы, сам Ливада аннулировал свой загранпаспорт, как бы в подтверждение того, что бежать он не собирается. 

«Даже когда я нахожусь в тюрьме, стройка шатко-валко продолжается»

Ливада разговорился уже ближе к концу, когда судья перешел к прениям сторон. В первую очередь он выразил беспокойство за судьбу домов в автограде.

Ливада: С моим выходом стройка завершится за полтора года

- В Челнах фирма, которая также являлась филиалом «ФОНа», введена в состояние банкротства. На 30 га земли не достроено 10 домов. Три дома - с дольщиками, которые не знают, что делать. Заборы там сломали, окна на первых этажах выбиты, охрана отсутствует. Это хорошо или как? Это же специальный ущерб, чтобы дольщики больше писали, что все разворовано в мое отсутствие. Это к чему приведет? К взрыву общественности. У нас с дольщиками договорные обязательства, которые я не могу выполнить. Условия есть: есть стройка, есть субподрядчики, поставщики, нет директора, - начал подсудимый.

Он также напомнил, что в Казани есть последний недостроенный объект - «дом МЧС» на Губкина. Но проект тоже заброшен. По словам Ливады, Минстрой республики снял с себя ответственность за решение проблемы. Единственные, кто относится к объекту более серьезно, - городские власти Казани.

- А директор сидит в СИЗО, набирает стаж по болезням. Где я нахожусь - это не курорт. И у людей, кому за 60, продолжают нарастать болезни. Мне должны сделать операцию по катаракте. Смогу сделать или не смогу. Я следователю говорил, что в принципе уже читать не могу те материалы, которые мне привозят для ознакомления. Глубже рассмотреть дело никто не хочет. У меня договор с дольщиками. Я перед ними обязан. И они готовы получить эти квартиры. Даже когда я нахожусь в тюрьме, стройка шатко-валко продолжается, но не в том темпе, в котором хотелось бы. С моим выходом, хотя бы под домашний арест, стройки усилятся и в течение, наверное, полутора лет закончатся, затем квартиры перейдут в собственность, - добавил Ливада. А когда ему предоставили последнее слово, он обратился к следователю напрямую.

- Я бы хотел спросить. За 8 месяцев в СИЗО у меня не было ни одной очной ставки, ни одной встречи с обманутыми дольщиками. Я даже не понимаю, в чем меня обвиняют. На первом заседании была озвучена цифра - 2,4 млрд рублей, потом я из прессы узнал, что 1 млрд, потом адвокаты пришли и сказали, что 500 млн рублей. Так могут сегодня в суде встать и сказать, куда я эти деньги потратил: на любовниц, на вертолеты, катера, самолеты? Вы нашли, где мое имущество, которое приобретено на ворованные средства? Есть такие данные? Прошло 24 месяца, неужели за это время нельзя было найти? Я знаю, куда я их дел. Я на память могу рассказать все объемы освоенных средств, на каждый дом. Следствие же должно работать. Или меня просто сюда как в санаторий отправили? Я выспался хорошо, прекрасное отношение всех, кто меня здесь содержит. Так можно мне, наверное, уже и поработать, - заключил Ливада.

Однако ни защитники, ни пламенная речь обвиняемого не помогли ему изменить ситуацию. Верховный суд Татарстана постановил отказать прокуратуре в апелляции и оставил горе-строителя в СИЗО.


Читайте также: Роберта Мусина вновь доставили из СИЗО в больницу


0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite