«Состояние банка-банкрота не может быть секретом для кредиторов, оплативших этот праздник жизни»

Экономика 18:23 / 10 января
4
«Состояние банка-банкрота не может быть секретом для кредиторов, оплативших этот праздник жизни»

​В Арбитражном суде Татарстана пытаются оспорить сделку ТФБ и «Ак Барс» банка.

В Казани продолжилось рассмотрение жалобы представителей Союза пострадавших клиентов Татфондбанка и Интехбанка на бездействие конкурсного управляющего - АСВ, которое допустило ряд сомнительных сделок между обанкротившимся ТФБ и «Ак Барс» банком в 2015-2016 годах. В результате обжалованы договоры лишь за 2015 год, а сделки за 2016-й - засекречены.

Заседание по жалобе прошло в стенах Арбитражного суда Татарстана во второй раз. Первое было назначено на 12 декабря, однако тогда представитель АСВ запросила перерыв для подготовки всех необходимых документов.

Активисты Союза требовали информацию о сделке по передаче в 2015 году Татфондбанком хорошего кредитного портфеля, куда входили займы физлиц, ипотечные и автокредиты на 2,4 млрд рублей, в обмен на неликвидный актив - кредит на 850 млн рублей подконтрольной Роберту Мусину компании «Умная электроника», входящей в группу DOMO. Сделка была одобрена АСВ, даже несмотря на ее неравнозначность.

Вопросы вызвал и ряд сделок между указанными кредитными организациями в 2016 году. Но полная информация о них оказалась засекречена, поэтому ни дат, ни сумм адвокат кредиторов Алексей Фиалко озвучить не смог. 

Передача кредита «Умной электроники» экономически нецелесообразна

Вкладчики рухнувшего Татфондбанка вот уже во второй раз встретились с представителем конкурсного управляющего в лице АСВ в суде. Основания все те же, как и главные герои процесса. Только на этот раз поддержать «погорельцев» не приехал представитель аппарата Уполномоченного по защите прав предпринимателей РФ Алексей Рябов, который был привлечен в качестве третьего лица.

Тем не менее процесс состоялся и даже был доведен до логического заключения.

Представитель АСВ сразу же представила суду возражение на жалобу со стороны кредиторов и пакет документов по сделкам, датированных 2015 годом.
 
После нескольких минут ознакомления с долгожданными документами адвокат кредиторов Алексей Фиалко не без тоски в голосе констатировал, что его заявитель вынужден отказаться от ряда пунктов жалобы. В частности, передать документы и договоры сделок для ознакомления, а также принять решение об их обжаловании или оставлении без изменений.
 
Отказаться от второго пункта пришлось из-за его нецелесообразности. Оказалось, исходя из документов АСВ, сомнительная сделка с кредитом «Умной электроники» уже попала под обжалование и признана экономически нецелесообразной. А вот в переводе большого кредитного портфеля на 2,4 млрд рублей от ТФБ к «Ак Барс» банку АСВ не увидело ничего подозрительного.

«Обмена кредитными портфелями не было»

Таким образом, в сухом остатке - только требования по сделкам 2016 года. Ведь информация о них по-прежнему оставалась засекречена. А другого ответа, кроме «все сделки совершены на рыночных условиях», АСВ не предоставило, как и какой- либо отчетности. 

- Заявлений об обжаловании этих сделок не поступало, копии документов по ним не предоставлены, мотивированного заключения так же нет. На втором листе лишь указано, что конкурсным управляющим не выявлено оснований для признания недействительным по уступке требований в связи с тем, что они совершены и исполнены на рыночных условиях. В данном случае конкурсный управляющий в своем отзыве фактически признал наличие данных сделок, но никакого мотивированного ответа об обжаловании либо отказе от обжалования не предоставил, - аргументировал Фиалко.

- А чем вы-то аргументируете, что сделки надо оспорить? Вы тоже должны мотивировать, почему вы считаете их незаконными. Вы говорили, что они незаконны, они (АСВ. - Ред.) говорят, что на рыночных условиях, - вступилась судья.
 
- В отличие от Агентства по страхованию вкладов, у нас нет доступа ко всей информации, - ответил ей адвокат.

 - Может, вы поторопились с этой жалобой? Надо было сначала подать заявление, чтобы АСВ вам передало документы, а потом мы уже будем разговаривать о том, насколько они мотивированы. Сейчас у вас нет документов, вы их не проанализировали. Получается, что телега впереди лошади идет, - продолжила судья. - Мы вилами по воде сейчас водим. Потому что ни АСВ не предоставило документов, ни вы не предоставили, естественно. А суд должен сделать какие-то выводы в отсутствие вообще первичных документов. Пока их нет, вот эти разговоры пустые и не могут быть предметом разбирательства. Поэтому прошу конкурсного управляющего предоставить аргументированный ответ - какие это были сделки.

Слово попросила и представитель АСВ, обратившись к адвокату Фиалко.

- Вы неоднократно в своей речи упоминаете «обмен активами». Из чего вы делаете вывод, что сделки по передаче кредитных портфелей физических лиц от Татфондбанка и сделки по кредитам «Умной электроники» от «Ак Барс» банка каким-то образом связаны? Это не обмен активами, это совершенно разные договоры по уступке требований. Вы почему-то вводите суд в заблуждение, - заверила она.

- Я поясню: в этом случае мы опираемся на данные, полученные из СМИ. Но мы видим, что АСВ не опровергает, что сделки были. Но доказать их взаимосвязь не можем. Опять же из-за засекреченности документов, - продолжал настаивать защитник кредиторов.

- Вы просите какие-то абстрактные договоры, мы даже не можем понять, какие именно. Я прошу уважаемый суд обратить внимание на хронологию. От конкурсного управляющего было направлено письмо в адрес Юмановой (Александра Юманова - лидер Союза пострадавших кредиторов Татфондбанка и Интехбанка. - Ред.), которая запросила какие-то непонятные договоры: ни номеров, ни дат, ни объемов средств.

- Ну она может и не знать, - прокомментировала судья. 

-  Мы получаем это требование и направляем ответ, что мы пока не нашли эти сделки и не проанализировали их, не выяснили, нужно их обжаловать или нет. Работает целая аналитическая служба, поднимаются все договоры. В ответе было четко сформулировано, что как только будут получены основания, сделки будут поданы, - параллельно речи судьи продолжила представитель АСВ.

Интересно, что сделки по приобретению прав требований по кредиту «Умной электроники» Татфондбанком были оспорены только в декабре. К моменту первого заседания АСВ уже было в курсе сделок и подало иски по их обжалованию. К производству эти исковые заявления приняли 25 декабря.
 
После перерыва судья обязала Агентство по страхованию вкладов представить документы сделок между Татфондбанком и «Ак Барс» банком за 2016 год на имя лидера Союза пострадавших кредиторов Татфондбанка и Интехбанка Александры Юмановой. В остальных пунктах жалобы кредиторов отказано.

«Сев на одну схему, используют ее, пока она не рухнет»

Уже после заседания адвокат Алексей Фиалко в красках объяснил свою позицию собравшимся кредиторам и журналистам. 

- Если что-то засекречивается, то, значит, что там? Скорее всего, что-то не очень хорошее. АСВ считает, что определенный режим секретности должен быть. Мы считаем, что его быть не должно. В ФЗ о несостоятельности говорится, что информация о состоянии банкрота не может быть тайной. Тем более для кредиторов. То есть лиц, которые оплатили весь этот праздник жизни, - объяснял он позицию своих клиентов.

Юрист также отметил, что по делу одного из кредиторов в адрес АСВ был направлен соответствующий запрос. В результате пришла информация о том, что все ипотечные кредиты ТФБ перевели другим лицам, а ТФБ с денежного потока убрали.
 
- С чего бы? Причем это было сделано 16 декабря 2016 года якобы. Прямо в момент, когда вводится временная администрация, вдруг происходят действия по выводу средств, связанных с погашением ипотеки. Мы точно схему еще не знаем, но пока так. Сев на одну схему, используют ее, пока она не рухнет. Нам видится, что Мусин в 2009 году решил кредитовать свои юрлица через «Ак Барс» банк. Юрлица получали кредиты, и им каждый год просто пролонгировали заново договоры и давали новые кредиты. В этом году им дали 100 млн, на следующий год пролонгировали и дали еще 100 млн, в итоге 2,4 млрд рублей за несколько лет накопилось. За все это время они погашали лишь долг по процентам, да и то не в полном объеме, потому что долги по процентам у них тоже есть, и не маленькие. А суммы основных долгов не погашались годами, - заключил адвокат и уверил, что совсем скоро «будут дела поинтереснее», которые и помогут пролить свет на все схемы, проворачиваемые в Татфондбанке.


Читайте также: Жильцы Мергасовского дома не хотят ехать в «Салават Купере»


В ЭТОМ СЮЖЕТЕ
КОММЕНТАРИИ (0)
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ

В Казани запустили серийное производство новых вертолетов Ми-38

Автор фото: корпорация "Вертолеты России"
Экономика 10:09 / 10 января
В Казани запустили серийное производство новых вертолетов Ми-38

Сейчас собраны четыре опытных образца, которые проходят испытания.

Казанский вертолетный завод запустил в серийное производство пять средних многоцелевых Ми-38 военного и гражданского назначения, сообщает «Интерфакс».

Сейчас собраны четыре опытных образца Ми-38, они проходят этапы сертификационных испытаний. Планируется, что они завершатся в течение года. Вертолет предстоит испытать в условиях жары, мороза и высокогорья.

Первым заказчиком нового вертолета стало Минобороны РФ. В августе прошлого года КВЗ начал сборку первой опытной машины Ми-38Т. Передача двух вертолетов должна состояться в 2018 и 2019 годах. По словам замминистра обороны РФ Юрия Борисова, ведомство планирует приобрести около 15 Ми-38 до 2020 года.

Средний многоцелевой Ми-38 может применяться для перевозки грузов и пассажиров, использоваться в качестве поисково-спасательного вертолета и летающего госпиталя, а также для полётов над водной поверхностью. Также разработана военная версия вертолета - Ми-38Т. 


Читайте также: Казанский вертолетный завод потерпел убытки на 2,3 млрд рублей


КОММЕНТАРИИ (0)
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
видео
наверх