«Везде гибли наши солдаты, чтобы мы могли счастливо жить»

Участники «Бессмертного полка» рассказали, почему они выходят на улицы с портретами дедов и прадедов.

Редакция KazanFirst продолжает рассказывать истории семей - участников акции «Бессмертный полк». Движение это зародилось несколько лет назад в Томске и очень быстро стало традицией празднования 9 Мая. Потомки тех, кто воевал в Великой Отечественной войне, проходят торжественным маршем с портретами родственников -участников боев - в знак благодарности за Победу. 


Читайте также: «Раньше не считалось подвигом защищать Родину - это было нормой»


В шествии принимают участие миллионы людей по всему миру, охватывая жителей порядка 80 государств. В Татарстане в прошлом году в «Бессмертном полку» прошли 300 тысяч человек. В этом ожидается не меньше.

«А через год призвали и сына»

Фирдаус Галимова работает медсестрой в Нурлатской районной больнице. 9 Мая она во второй раз встанет в ряды «Бессмертного полка». В прошлом году участвовала в акции в Казани, но в этом - всего один выходной, поэтому Фирдаус выйдет с портретами героев своей семьи в родном Нурлате. Ее дед-красноармеец Мирсаит Гиниятуллин был призван в 1943 году, воевал в составе Ленинградского фронта, прорывал блокаду. Получил ранение, но вернулся в строй. За свой подвиг он награжден медалью «За боевые заслуги». В наградных документах написано: «За то, что проявил мужество и смелость, невзирая на опасность для жизни, под обстрелом противника вынес на своих плечах… 8 тяжело раненых товарищей…». 

А через год призвали и сына Мирсаита - Габдельминипа. Но так получилось, что отец прошел всю войну и вернулся на Родину хоть и покалеченным (рука плохо работала), но живым, а сын чуть-чуть не дожил до Победы - погиб в 20 лет, защищая от немецко-фашистских захватчиков польский город Краков. В военных архивах об этом только скупые строчки: «Дата выбытия - 24.01.1945. Причина выбытия - убит». Похоронен Габдельминип под Краковом в братской могиле №9. 

Отца и сына Гиниятуллиных война сводила вместе - они лежали в одном и том же госпитале в Питере, в одно и то же время. И не знали об этом. Бабушка рассказывала Фирдаус, что когда в ее дом пришли военные и принесли извещение о смерти сына, они рассказали о том, что он был ранен и лечился в том же госпитале, откуда она получала весточки от раненого мужа. 

- Когда я была маленькой, мы с дедушкой много разговаривали, - рассказывает Фирдаус. - Он часто вспоминал, как они освобождали Ленинград, о том, как было тяжело жителям города, как было голодно, как кирзовые сапоги варили и ели, потому что кожа. Как покойников оставляли на льду на Неве. Дедушка умел жалеть людей. Может быть, потому что у него самого была тяжелая судьба - в восемь лет остался сиротой, батрачил, чтобы выжить. Да и в послевоенные годы было не сладко. Особенно на селе. После того как он вернулся с фронта, боялся только одного - чтобы война опять не началась. Особенно дедушка переживал во время «холодной войны» - как бы Америка не напала на Россию. Вот это я хорошо помню. Сейчас очень жалею, что не записывала все его воспоминания. На портрете, который я несу в «Бессмертном полку», у дедушки забинтована голова, потому что это он в госпитале сфотографировался. У него нет другого снимка. 

И когда я с портретами деда и дяди иду в «Бессмертном полку», то мне кажется, что как будто они живые и идут по городу вместе с нами. Мне кажется, они очень горды тем, что стали победителями. И мы ими тоже гордимся. 

«Шли по грудь в болотной жиже»

Учитель русского языка и литературы казанской гимназии №6 Елена Чинилкина пойдет в «Бессмертном полку» вместе с мужем и двумя дочками-школьницами. У них будет шесть портретов на четверых. 

- Дело в том, что в моей семье, как с маминой, так и с папиной стороны, воевали все, - говорит она.

Прадеды Елены со стороны мамы - Василий Корноухов и Николай Матросов -погибли в 1942 году в «демянском котле» под Новгородом. 

Василий Корноухов


Николай Матросов


А вот предки со стороны отца вернулись с войны. Устин Храмков ушел воевать с самого начала Великой Отечественной, участвовал в Сталинградской битве. Его сын Григорий Храмков дошел до Берлина. Кроме многочисленных медалей в его арсенале орден «Красная звезда».

Устин Храмков


Григорий Храмков


Прабабушка Елены Зинаида Храмкова (Луканова) - дочь Устина - в июле 1942 была призвана в действующую Советскую армию на Воронежский фронт в аэростатные войска, где молоденьким девчонкам приходилось поднимать тяжелые аэростаты в небо, чтобы помешать немецким самолетам бомбить мирных жителей.  В 1943 году Зинаида прибыла на линию Сталинградского фронта, где в это время шли кровопролитные бои. В составе артиллерийской дивизии пешком прошагала 500 верст до Борисоглебска. Выходила из окружения, сидела сутками по плечи в болоте, но выжила. Ее назначили командиром дальномерного отделения. Хрупкая девушка командовала расчетом артиллерийского орудия, определяла координаты и давала команду на поражение. Награждена Орденом Великой Отечественной Войны II степени.

Зинаида Храмкова (Луканова)


- Есть записанные ею воспоминания, в которых она рассказывает, как ее дивизия пробивалась с Воронежского фронта на Сталинградский, - говорит Елена. - Шли по грудь в болотной жиже. Представить сложно! В девятнадцать лет такие вот страшные условия. А в Сталинграде она встретилась со своим отцом. Есть даже фотография, где они оба в военной форме.

Еще один прадед с папиной стороны - Андрей Заречнев -до сих пор числится пропавшим без вести. Но Елена Чинилкина выяснила, что он в силу своего возраста (призывался, когда уже исполнилось 40 лет) служил в так называемой трудармии, бойцы которой работали в шахтах и на водных каналах. В итоге от перегрузок прадед заболел и умер. Бабушка рассказывала, что пришло письмо от женщины, которая его похоронила и прислала личные вещи - ложку и тулуп.

Андрей Заречнев


- Когда вся моя семья идет в рядах «Бессмертного полка» и несет эти портреты, я чувствую гордость за наших родных, которые воевали за нашу Родину, и благодарность за то, что они совершили невозможное, - делится впечатлением Елена. - Пусть они не дожили до Победы, до наших дней. Но у меня стойкое ощущение, что нашими глазами, через наших детей они видят, что происходит сейчас, и радуются вместе с нами этому дню, который они приближали, но, к большому сожалению, не увидели его. 

Елена Чинилкина возрождает память не только о своих предках, которые участвовали в Великой Отечественной войне. Она руководит поисковым школьным отрядом «Снежный десант», который занимается поисками пропавших без вести фронтовиков, и совершенно безвозмездно передает эти сведения их семьям, чтобы родственники могли прийти на могилу и отдать дань памяти. 

- Каждый год мы «поднимаем» около 20 безымянных бойцов, - говорит Елена. - А за несколько лет работы на нашем счету около 12 «именных» бойцов. Они до сих пор нужны, их до сих пор ищут и ждут. Родственники забирают останки для перезахоронения либо приезжают на перезахоронение. И из Южного Казахстана забирали, были экспедиции в Гомель и Белоруссию. Везде гибли наши солдаты, чтобы мы могли сегодня счастливо жить. 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite