АСВ выбивает из ПСО «Казань» 7 млн евро Татфондбанка

Автор фото: KazanFirst
Экономика 07:44 / 17 мая
7
1
АСВ выбивает из ПСО «Казань» 7 млн евро Татфондбанка

Конкурсный управляющий доказал, что Равиль Зиганшин не вернул кредит рухнувшему банку.

В Верховном суде Татарстана состоялся процесс по рассмотрению кассационной жалобы ПСО «Казань» на решение суда первой инстанции и апелляции в споре с конкурсным управляющим Татфондбанка - Агентством по страхованию вкладов (АСВ). Суть дела в следующем: гендиректор ПСО «Казань» Равиль Зиганшин в декабре 2014 года взял потребительский кредит в Татфондбанке на 7 миллионов евро, что по курсу на тот период времени равнялось 520 млн рублей. В качестве поручителей в сделке выступили само ПСО «Казань», а также ООО «Дорстрой». При этом компания Зиганшина открыла в Татфондбанке депозит на сумму 500 млн рублей. Сроком возвращения кредита значилась дата 22 декабря 2016 года, но с 15 декабря ЦБ РФ ввел мораторий на удовлетворение требований кредиторов ПАО «Татфондбанк» на три месяца. 

Юристы Зиганшина и ПСО «Казань» считают, что канувшие в Татфондбанке 500 млн рублей перекрыли взятый кредит. У конкурсного управляющего другое мнение. АСВ подало иск в Советский районный суд и выиграло, ответчик обратился в Верховный суд РТ с апелляцией, но снова проиграл. 

Однако и тут защита Заслуженного строителя Татарстана не успокоилась и подала кассационную жалобу, которую президиум Верховного суда РТ принял к рассмотрению.

Таким образом, 500 млн рублей никак не могут дойти до конкурсной массы. Понаблюдать за тем, что же станет с деньгами рухнувшего банка, пришли его пострадавшие вкладчики. 72-летняя Сария Романова, у которой застряло в банке более 1 миллиона рублей, регулярно выходит к зданию Кабинета министров РТ с пикетом, но, по ее словам, пока от этого толку мало.

- Уже полтора года мы стоим в пикетах и судимся, только ни один суд не принимает решение в нашу пользу. У нас много людей, которые остались без квартиры. Накануне краха - в ноябре-декабре - продали квартиры, отнесли деньги в банк и остались без всего. Мы сегодня хотим посмотреть на этих людей, которые судят, но в то же время против народа. Когда же правительство глянет на нас? Мы сегодня должны были выходить на бессрочную голодовку - нас четыре человека. Но так как мы еще не написали уведомление, пока решили этого не делать. Мы же законопослушные люди, - говорит Сария Романова.

По словам активистов, вкладчики собираются голодать прямо перед зданием Кабмина РТ на площади Свободы. Но пока организационные моменты в этом вопросе не улажены, пострадавшие клиенты банка ходят с одного судебного заседания на другое. Начало очередного вкладчикам, представителям сторон и журналистам пришлось ждать более трех часов. Коротая время, банковские погорельцы рассказывали представителям прессы всевозможные истории. Так, в разговоре с журналистом KazanFirst пострадавшие клиенты ТФБ отметили комичный момент: во время одного из пикетов к ним подошел молодой человек и сказал, что пишет по истории краха Татфондбанка научную работу.

- Чувствуем теперь себя подопытными кроликами, - шутят вкладчики.  

Наконец рассмотрение дела началось. Занялся им президиум во главе с заместителем председателя Верховного суда РТ Максимом Беляевым. В начале процесса судья Айрат Валиуллин сделал доклад по кассационной жалобе ПСО «Казань». Он рассказал фабулу дела, упомянув, что кредит Зиганшин взял под 6% годовых.

- Банк также указал, что в течение исполнения Зиганшиным обязательств по кредитному договору 22 декабря 2015 года банком заключен договор поручительства с ООО «Дорстрой» и 9 декабря 2016 года договор поручительства с ПСО «Казань», в рамках которых данные поручители приняли на себя ответственность солидарно отвечать перед кредитором за исполнением Зиганшиным обязательств по кредитному договору от 22 декабря 2014 года. Банк указывает, что заемщик допускал просрочку по кредиту, в связи с чем по состоянию на 19 мая 2017 года образовалась задолженность на сумму 7,5 млн евро, из которой основной долг составляет 6,9 млн евро, - заявил Вилиуллин, указав, что АСВ требует с трех субъектов возвращения денег.

Зиганшин, со слов судьи, обратился к Татфондбанку с встречным иском, считая кредитный договор исполненным, указывая на то, что 22 декабря 2014 года ПСО «Казань» по договору банковского вклада открыло депозитный счет на сумму 420,8 млн рублей, а право требования по указанному депозиту было заложено банку 9 декабря 2016 года «в обеспечение обязательств заемщика Зиганшина» по кредиту 7 млн евро.

Выяснилось и то, что 9 декабря 2016 года, за несколько дней до краха Татфондбанка, между ним и ПСО «Казань» был заключен договор с целью перечисления денег на залоговый счет с депозитного. По условиям договора ТФБ осуществляет перевод денег без распоряжений ПСО «Казань». На этом основании, по мнению главы строительной компании, деньги с депозитного счета перешли в распоряжение банка.

Далее Валиуллин отметил, что суд дважды встал на сторону АСВ, в удовлетворении требований Зиганшина к Татфондбанку было отказано.

Юрист ПСО «Казань» еще раз обратил внимание президиума, что срок возврата кредита Зиганшиным наступал 22 декабря 2016 года, в то время как соглашение банка и ПСО «Казань» было заключено 9 декабря 2016 года. Банк же перевел деньги с депозитного счета на залоговый только 10 января 2017 года, поменяв статус денег и превратив их в залоговое имущество. Поскольку эти деньги не являются имуществом финансовой организации, они не могут войти в конкурсную массу.

Адвокат Зиганшина заявил, что АСВ неправильно посчитало долги его клиента, которые составляют 95 тысяч евро по процентам и 7 млн евро по основному долгу, но никак не 7,5 млн евро. Представитель «Дорстроя» был еще менее многословен, поддержав позицию коллег.

Представитель АСВ Александр Павленко назвал доводы кассации необоснованными, объяснив это условиями заключения договоров. Он подтвердил, что ПСО «Казань» открыло в Татфондбанке депозитный счет на 500 млн рублей в день, когда Зиганшину выдали кредит на 7 млн евро (около 520 млн рублей по курсу того времени). При этом если кредит ему выдали под 6% в год, то вклад ПСО «Казань» в «Татфондбанке» сделали под ставку 24,29% годовых. Отметим, что кредит выдали на пике курса евро к рублю.

- Заемщик погасил кредит на общую сумму 56 млн рублей, при этом за этот же период за пользование вкладом он получил от банка 169 млн рублей. Очевидно, что сделка не имеет экономической целесообразности для банка. По состоянию на 25 ноября 2016 года на счете ПСО «Казань» числилось 570,8 млн рублей. Начиная с 28 ноября ПСО «Казань» направляет в банк требования о досрочном погашении этих депозитов. Общая сумма заявок на вывод денег из Татфондбанка - 550 млн рублей. Банк исполнил заявки частично - чуть более 100 млн рублей, остальные деньги банк не вернул, потому что их у него просто не было. С 30 ноября банк не исполнял обязательства клиентов, а по состоянию на 8 декабря таких требований было на сумму более 4 млрд. В этих обстоятельствах, когда ПСО «Казань» попыталось вывести денежные средства, но у него это не получилось. 9 декабря в обеспечение исполнения обязательств Зиганшина заключаются одновременно договор поручительства и договор о залоге этого вклада, на котором осталось числиться 420 млн рублей, - рассказал Павленко.

Юрист АСВ добавил, что одновременно с этим был подписан договор открытия залогового счета, который заключался на случай обращения взыскания на кредитные деньги, чтобы списание производилось с залогового счета.

- Указанный вклад являлся обеспечением обязательств иных кредитных договоров. Так, еще 31 декабря 2015 года между ПСО «Казань» и банком заключен договор залога этого же депозита в счет исполнения обязательств по кредиту ООО «Ягодинская слобода». 2 декабря 2016 года, меньше чем за две недели до введения временной администрации, прежнее руководство банка этот договор залога расторгло. Такой период в прессе называют «праздник всепрощения», когда руководство банка начало массово расторгать все обеспечительные сделки, лишаясь возможности пополнить конкурсную массу. Незадолго до этого по указанному факту было возбуждено уголовное дело, - добавил Павленко, резюмировавший свою речь ходатайством об отказе ПСО «Казань» в кассации.

Коллегия судей удалилась в совещательную комнату, после чего весь процесс спокойно сидевшие вкладчики адресовали гневные речи в адрес юристов ПСО «Казань». 

- Сидите втроем и каких-то жуликов защищаете! Они там дворцы строят, а мы без денег остались! - кричала Сария Романова, встав со своего места. Юристы молчали и не поворачивались.

- Конечно, даже Волгу уничтожают. Вы соображаете, что делаете! - припомнила ПСО «Казань» его деяния другая вкладчица.

К Сарие Романовой подошел пристав и попросил успокоиться и выплеснуть свои эмоции после процесса в коридоре.

- Вы понимаете, мы просто не можем, у нас крик души, - ответила пенсионерка.

В зале появился еще один пристав, который, в отличие от своего молодого коллеги, действовал не словами, а делом, - схватил пенсионерку за руки, несколько раз дернул, пытаясь силой вытащить со своего места, чтобы удалить из зала.

Увидев, что журналисты снимают его действия на телефоны, пристав спешно проследовал к представителям прессы и отобрал у корреспондентов «Реального времени» и «Бизнес Онлайна» их гаджеты. Журналисты пошли требовать телефоны назад под крики зала. Затем пристав потребовал корреспондентов удалить записи, но чтобы пристав это видел сам. Тут на защиту представителей СМИ встали вкладчики. 

- Я ликбезом заниматься не буду. Если вы недовольны, то обращайтесь в вышестоящие органы, службу судебных приставов, - заявил сотрудник, а после обратился к журналисту:       «Удаляйте, иначе я сам заберу и удалю. Давайте быстрее, времени нет».

Позже пристав все-таки представился - Рустем Ракипович Галиев. На предупреждения о возможных жалобах на него он лишь заявил: «Жалуйтесь, мне за выполнение своей работы еще премию выпишут».

В зале будто бы забыли о том, что судьи сейчас выносят вердикт, который в итоге обрадовал собравшихся вкладчиков, - в жалобе ПСО «Казань» отказано, следовательно, компания должна вернуть в Татфондбанк более 500 млн рублей.

После заседания Сарие Романовой стало плохо, но от вызова «скорой» женщина отказалась. На ее руке остался синяк - на недолгую память о сотрудниках УФССП Татарстана.

Между тем источники KazanFirst сообщили, что в Вахитовском районном суде Казани рассматривалось дело с аналогичными условиями. Только вместо Равиля Зиганшина кредит на примерно ту же сумму в Татфондбанке взял его зять и партнер по бизнесу Тимур Зайнутдинов. В этом процессе Фемида встала на сторону ПСО «Казань».

В ЭТОМ СЮЖЕТЕ
КОММЕНТАРИИ (3)
Кредитор первой очереди ТФБ
Александр, спасибо за статью!! Надеемся , что и дальше вы будете освещать проблемы кинутых вкладчиков.
11
ОТВЕТИТЬ
Кредитор 1 очереди ТФБ
Правильно решил судья! Все бы судьи такие были, конкурсная масса бы пополнялась!!! Пусть возвращают все деньги, выведенные из банка!!! Требуем выплаты всех средств кредиторам 1 очереди!!!Пусть хотя бы из РФП по 500 тысяч физ.лицам начнут выплачивать!!! Пусть скинутся в РФП !!!
7
ОТВЕТИТЬ
Марийка
Молодец журналист. Очень правдивая статья. Оказыввется еще не все СМИ прибраны к рукам околовластными структурами. Не побоялся написать правду про темные делишки депутатов.Большое спасибо от кредиторов 1 очереди ТФБ и Интехбанка за правдивую информацию. И для судов это решение должно быть определяющим в позиции оспаривания сделок АСВ.
7
ОТВЕТИТЬ
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ

В Татарстане вводится цифровой учет для сельхозпродукции

Автор фото: KazanFirst
Экономика 15:18 / 16 мая
В Татарстане вводится цифровой учет для сельхозпродукции

С 1 июня аграрии переходят на фермерский аналог ЕГАИС. 

С января вся продукция, производимая в России, которая регулируется Россельхознадзором, подлежит регистрации через Федеральную государственную информационную систему (ФГИС) «Меркурий». Система отслеживает её «жизненный» цикл - от сырья до готового продукта на полке магазина - через учет ветеринарно-сопроводительных документов. Такой учет будет работать примерно так же, как ЕГАИС, в сфере оборота алкогольной продукции. 

Большинство сельхозпроизводителей оказались не готовы к поголовному переходу с бумаги на электронный формат, поэтому сроки окончательного ввода «Меркурия» перенесли на 1 июня. 

- Мы постепенно переходим на цифровую экономику, во главе угла данной новизны - вопросы повышения пищевой безопасности, - отметил на заседании комитета Госсовета по экологии, природопользованию, агропромышленной и продовольственной политике его председатель Тахир Хадеев. - Вопрос очень непростой. Мы постоянно встречаемся по нему непосредственно с нашими сельхозпроизводителями, членами личных подсобных хозяйств. 

Председатель комитета подчеркнул, что вопрос о пищевой безопасности в республике стоит особенно остро, поскольку Татарстан является одним из крупнейших производителей молочной продукции. По словам начальника Главного управления ветеринарии Кабмина РТ Алмаза Хисамутдинова, главная проблема в том, что не все мелкие производители молока, которого в Татарстане очень много, настолько хорошо владеют компьютерными технологиями, чтобы самим выписывать электронные сопроводительные документы на товар, как требует того новый регламент.

КОММЕНТАРИИ (0)
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
видео
наверх