Особенности охоты на алиментщиков в Казани

В Татарстане родители задолжали своим детям более 3 млрд рублей.

Почти каждый рабочий день Эльвиры Ахметзяновой и Юлии Киряхиной начинается с визитов в квартиры, где им не рады. Потому что девушки работают приставами-исполнителями отдела судебных приставов по взысканию алиментных платежей по Казани и на двоих у них 600 должников. В очередной «утренний обход» приставы взяли и журналиста KazanFirst. 

«У нас много полномочий сейчас»

По словам приставов-исполнителей, алименты с безработного человека взыскиваются из расчета, что средняя зарплата по стране - 40 443 рубля. И получается, что даже самый гуманный «приговор» суда, который обязывает отдавать в пользу ребенка 1/4 часть заработка, уже тянет более чем на 10 тысяч рублей в месяц. 

Причем если ребенку еще не исполнилось три года, мама имеет право потребовать алименты и на себя. А если должник работает, то расчет ежемесячных выплат производится, исходя из размера его заработной платы. Поэтому среди злостных неплательщиков обычно не бывает высокооплачиваемых работников.  

- А что вы можете сделать, если должник говорит, что денег нет?

- У нас много полномочий сейчас, - заверяет Эльвира Ахметзянова. - Мы можем описать и арестовать имущество. Особенно быстро «появляются» деньги, когда мы арестовываем автомобиль. Также имеем право списывать средства с банковских карт, ограничивать действие водительских прав и даже задерживать человека на 48 часов в отделе полиции для установления личности, если человек утверждает, что потерял паспорт. Кроме того, теперь в законе появилась такая норма, что задолженность по алиментам не списывается, если ребенку исполнилось 18 лет. Просто мы передаем исполнительный лист в другой отдел и человека все равно не оставляют в покое, пока он не заплатит.

Если «уклонист» не платил алименты больше двух месяцев, приставы-исполнители имеют право привлечь его к административной ответственности. В таком случае, кроме штрафа 20 000 рублей, должнику грозит от 5 до 10 суток лишения свободы либо от 20 до 120 часов обязательных работ. А если никакие меры не помогают, алиментщика привлекают к уголовной ответственности и он рискует провести за решеткой целый год. Но и это не причина, чтобы не платить долги своим детям - алименты будут удерживать из заработка осужденного. Остальное он заплатит на свободе. 

«Мы даже можем собак арестовать»

На 34-летнего Александра М. у судебных приставов два исполнительных листа - на ребенка и на жену. С февраля он задолжал около 60 000 рублей. Но когда мужчину в очередной раз привезли в отдел и уже собрались составить на него протокол, тот «вызвонил» бывшую супругу и поклялся погасить долг, если та заберет исполнительный лист. Женщина поверила и выполнила условие экс-супруга. Но тот до сих пор обещание не выполнил, поэтому экс-жена снова дала приставам зеленый свет.

Сегодня Эльвира Ахметзянова и Юлия Киряхина под охраной коллег-мужчин отправляются арестовывать имущество Александра М. Журналист KazanFirst тоже садится в машину с надписью «ФССП».

Дом - старенькая многоэтажка с не очень чистыми подъездами. Квартира должника на 9-м этаже. Эльвира заглядывает в почтовый ящик. Он пуст, в отличие от соседних - значит, клиент не в отъезде. Но лифт не работает - идем пешком. В ответ на наш звонок в дверь раздается дружный лай. Дверь открывает молодой человек, и на лестничную площадку выбегают две забавные собачки. Жилец представляется братом Александра, приставы проверяют паспорт - действительно, это не тот, кто им нужен. Но это ничего не меняет: если должник прописан в квартире, судебные приставы-исполнители имеют право зайти туда, описать и арестовать имущество, даже если оно принадлежит другим обитателям квартиры. У хозяев арестованного имущества есть 10 дней, чтобы собрать доказательства, что вещи принадлежат им (чеки, договоры, накладные и так далее), и предъявить их приставам. Тогда имущество вернут.  

Но брат ни в какую не пускает нас в квартиру, заявляя, что она принадлежит родителям. Он пробует дозвониться до Александра. Тщетно. Судебные приставы предупреждают, что воспрепятствование их деятельности грозит штрафом. После долгих пререканий они все же составляют на мужчину протокол и прорываются в квартиру. Понятыми соглашаются стать жилец из соседней квартиры и журналист KazanFirst.

Брату должника удается дозвониться только до соседки снизу, которая, по его словам, разбирается в юриспруденции. Но та объясняет ему, что приставы действуют по закону.

- Мы даже можем собак арестовать, - добавляет Эльвира Ахметзянова.

- Вон того, рыжего, забирайте, - охотно соглашается брат. - Я с удовольствием отдам. А черный мой.

Он заявляет, что у Александра ничего нет, кроме собаки и кровати, на которой тот спит. Приставы находят в комнате старенький телевизор, DVD-плеер и ноутбук. Однако мужчина утверждает, что все это его личные вещи. Приставы требуют чеки. Тот заявляет, что чеков нет, потому что все в ломбарде куплено.

- И зачем я только дверь открыл! - сокрушается брат. 

Пока приставы описывают имущество, на связь выходит Александр. Его родственник передает телефон Эльвире Ахметзяновой.

- Моя жена забрала исполнительный лист, она же не имеет претензий, - послышался из трубки взволнованный голос. 

- Да. Но вы же не выплатили долг, вот она и принесла его снова, - объясняет пристав-исполнитель.

Сотрудник УФССП предлагает должнику подъехать в отдел и все выяснить. И желательно сразу с деньгами. Из квартиры мы выходим с арестованными ноутбуком и DVD-плеером. Но без собак.

Выходной папа 

Едем по другому адресу. 29-летний Артур И. хоть и не платит алименты, но с детьми общается. Вернее, пока только с девятилетним сыном, потому что второму всего полтора года. 

- Он «выходной папа», получается, - констатирует Эльвира. - На субботу-воскресенье он забирает ребенка, может купить ему мороженое, сандалики. Но, к сожалению, это не является алиментами. Потому что в исполнительном листе и в судебном приказе четко прописано, какую сумму нужно выплачивать. Там не прописано, что можно выплачивать сандалями или качелями. Потому что ребенок каждый день хочет есть и пить, ему нужна одежда и все остальное.

С февраля 2018 года у Артура накопилась задолженность по алиментам в сумме более 83 000 рублей. Дом, где он живет, можно назвать элитным. Зеленый двор с детской площадкой огорожен, в будке дежурит консьержка с упитанной кошкой. Подъезды чистые, с пластиковыми окнами и энергосберегающими лампочками, которые автоматически отключаются, когда рядом нет человека. На первом этаже - офис старшей по дому. Консьержка открывает нам калитку и показывает нужный подъезд, а старшая по дому сообщает, на каком этаже квартира. Лифт с зеркалом внутри в рабочем состоянии. Дверь должника тоже добротная и выглядит внушительно. Но на звонок и даже настойчивый стук в дверь никто не реагирует.

Старшая по подъезду рассказывает, что Артур - сын хозяйки квартиры, а сама она уехала в санаторий с младшей дочерью. Приставы просят дать номер телефона мамы должника, но женщина отказывается. Соглашается лишь позвонить ей и передать трубку Эльвире Ахметзяновой, которая объясняет ситуацию и подробно расписывает всю ее серьезность. 

Но женщина отказывается давать контакты сына, обещает лишь передать ему все.

- Они скрывают своего сына, это же понятно, - комментирует итог разговора Эльвира. - И главная по дому скрывает жильца и не идет на сотрудничество. К сожалению, это не наказуемо. 

Уходя, снова останавливаемся около будки консьержки. Приставы просят ее посмотреть списки жильцов, которые передвигаются на машине. Нет ли среди них обитателей квартиры должника.

- Я ни разу не видела, чтобы они заезжали, - охотно сообщает женщина, пролистав толстую тетрадь с записями. - Вот воду им привозят, а их на машине я ни разу не видела.

Об Артуре консьержка тоже ничего конкретного сказать не смогла. 

- Ведь в доме 410 квартир, в половине из них - квартиранты, - объяснила она. 


Наша справка

По данным УФССП по РТ, сумма задолженности по алиментам в Татарстане в настоящее время составляет 3 млрд 200 млн рублей. Долги по алиментам имеются более чем у 20 тысяч татарстанцев. С начала года окончено 8 167 исполнительных производств на сумму свыше 354 млн рублей. В республике возбуждено 458 уголовных дел по статье 157 УК РФ «Неуплата средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей». 

50% должников трудоустроены неофициально и скрывают свои доходы.

«Классический» неплательщик алиментов в Татарстане - это мужчина в возрасте 30-42 лет. Таких в Татарстане свыше 11 тысяч человек.


Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite