Последнее слово Рыбушкина: Прошу прислушаться к тому, что я сказал

Автор фото: KazanFirst
Криминал 11:58 / 12 июля
Последнее слово Рыбушкина: Прошу прислушаться к тому, что я сказал

Сына депутата Госсовета Татарстана подозревают в крупном мошенничестве.

В Кировском районном суде Казани завершается рассмотрение уголовного дела в отношении бывшего начальника отдела юридической и организационно-кадровой работы исполкома города Алексея Рыбушкина. Следствие полагает, что подсудимый организовал преступную группу и похитил 74 млн рублей из городского бюджета, подделывая документы. Обвинения чиновнику предъявлены по 10 эпизодам. Для Рыбушкина просят наказание в виде 8,5 лет лишения свободы.

Для других фигурантов дела - Леонида Ляпахина и Альберта Мухутдинова (их обвиняют по четырем эпизодам) - прокуратура запросила по 5,5 лет лишения свободы со штрафом 2 млн рублей каждому. Также сторона обвинения потребовала лишить всех подсудимых возможности занимать управляющие посты на государственных и муниципальных службах в течение трех лет.


Читайте также: «У меня есть сад-огород, ипотека и машина в кредит, а не 70 миллионов»


Как отмечали сам Рыбушкин и его адвокат Дмитрий Саутин, обвинение строится лишь на необоснованных доводах следователей и показаниях другого фигуранта дела Юлдуза Гарипова, заключившего досудебное соглашение и в апреле 2017 года получившего пять лет лишения свободы условно со штрафом 2 млн рублей. По их мнению, Гарипов - заинтересованное лицо, признал свою вину, но перевел ответственность на Рыбушкина.

На заседании, которое прошло 12 июля, Алексею Рыбушкину предоставили последнее слово.

- Много говорить не буду. Уважаемый суд, еще раз хотелось бы сказать, что вину я не признаю, эти деяния, в которых меня обвиняют, я не совершал. Говорил я уже много как на допросе, так и на прениях, прошу только прислушаться к тому, что я сказал. Больше мне добавить нечего, - заявил Алексей Рыбушкин.

Ранее последнее слово предоставлялось другим подсудимым. Альберт Мухутдинов в своем выступлении назвал Гарипова «продажным человеком», признав свою вину, но отметив, что не имел злого умысла и действовал по указанию Юлдуза Гарипова из доверчивости. Максим Ляпахин так же заявил, что не имел в своих действиях корыстного мотива.

КОММЕНТАРИИ (0)
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ

В Казани судят лидеров банды, оформлявших липовые займы в банке «Хоум Кредит»

Криминал 08:42 / 12 июля
6
В Казани судят лидеров банды, оформлявших липовые займы в банке «Хоум Кредит»

Начался процесс по делу о мошенничестве в казанском филиале банка.

На скамье подсудимых - бывшая сотрудница банка 27-летняя жительница Башкортостана Ирина Хасанова и ее знакомый - 47-летний житель Казани Дмитрий Иевлев, которые обвиняются в мошенничестве и покушении на него, совершенном организованной группой по предварительному сговору, а также с использованием служебного положения. Иевлеву также вменяются незаконные действия в отношении арестованного имущества и использование подложных документов. Обвиняемым грозит до десяти лет лишения свободы.

«У нас свобода слова!»

По версии следствия, в 2012-2013 годах Иевлев и Хасанова систематически (в деле фигурирует более 30 эпизодов) похищали денежные средства банка. Они оформляли кредиты на подставных лиц, которые даже не подозревали, что стали заемщиками, а полученные средства подсудимые присваивали. Общая сумма ущерба - около 6 млн рублей.

Уголовное дело было возбуждено в 2014 году, но тогда в нем фигурировало больше участников преступной группы. Однако уже в 2015 году почти все они получили различные сроки лишения свободы. А Иевлев и Хасанова ударились в бега. Их задержали в прошлом году. Мужчина приобрел поддельный паспорт и водительские права на имя гражданина Узбекистана Андрея Смирнова и при проверке на КПП «Малиновка» 27 сентября прошлого года предъявил паспорт сотруднику ДПС. Но инспектор узнал беглеца в лицо и задержал. Причем, находясь в розыске, мужчина умудрился снять арест со своего автомобиля «Тойота».

Сегодня Иевлева привели в зал суда в наручниках, так как он находится под арестом, а Хасанова, которую отпустили под подписку, пришла на заседание добровольно.

Мужчина заявил, что признает свою вину частично, а его предполагаемая сообщница раскаялась полностью. Иевлев сообщил суду, что ранее он нигде официально не работал и не судим. Хасанова так же рассказала, что не судима, не работает и воспитывает двоих детей.

В самом начале заседания адвокат Иевлева Сергей Зиганшин заявил два ходатайства - допросить дополнительных свидетелей защиты и убрать из зала суда представителей прессы. Судья Эрнест Муртазин удовлетворил первое ходатайство, но отклонил второе.

- У нас судебное заседание открытое или закрытое? - удивился он.

- Ваша честь, совершенно согласен с тем, что у нас судебное заседание открытое, но я выражаю интересы своего клиента, - настаивал защитник.

- У вас есть какие-то тайны и прочее? - уточнил служитель Фемиды.

- Нет, ваша честь, - вынужден был признать Зиганшин. 

- У нас свобода слова! Я не могу запретить, - вынес вердикт судья. 

При этом Эрнест Муртазин проявил строгость и в отношении подсудимой. Когда женщина кивнула в ответ на вопрос, не возражает ли она против начала судебного следствия, судья счел необходимым напомнить ей правила поведения в суде.

- Мне кивание головой здесь совершенно не нужно, - отчитал он подсудимую. - Я на вас смотрю, а секретарь на вас не смотрит. Она пишет то, что слышит. Понятно, да?

- Понятно, - повинилась Хасанова. 

Гособвинитель Гузель Салимова приступила к оглашению обвинительного заключения, которое она зачитывала почти час. 

- Иевлев Дмитрий Валерьевич создал и руководил устойчивой преступной группой для совершения тяжких преступлений, а именно - хищения денежных средств в особо крупном размере путем незаконного кредитования, - доложила гособвинитель. 

Согласно материалам уголовного дела, большая часть эпизодов приходится на период с июня по декабрь 2012 года. Сотрудники банка (уже осужденные в данный момент) совместно с Иевлевым оформляли кредитные договоры на лиц, которые даже не подозревали, что стали заемщиками «Хоум Кредита». Многие из них не имели постоянного места работы и какого-либо дохода и при всем желании не смогли бы законным путем получить кредит. 

Как предполагает сторона обвинения, подсудимые пользовались простой схемой - оформляли кредит по копиям паспорта, указывали номера телефонов своих людей, вместо номеров работодателя клиента, придумывали клиенту большую зарплату - от 30 до 40 тысяч и даже прикладывали к делу ненастоящее фото заемщика. Тем не менее им все сходило с рук. Получив добро на выдачу кредита, кто-то из участников преступной группы от имени заемщика звонил на горячую линию банка, активировал карту, называя кодовое слово и создавая пин-код. После чего вся сумма перечислялась на эту банковскую карту. Участники преступной группы немедленно снимали деньги и делили их между собой.

Сначала они скромничали - оформляли кредиты от 90 000 до 200 000, а к концу 2012 года в деле фигурируют суммы в 300 000 и 400 000 рублей.

Гособвинитель рассказала, что иногда Иевлев находил и настоящих клиентов, которым обещал содействие в одобрении кредита. Он также делал им липовые трудовые книжки, справки о работе и зарплате, а потом врал, что кредит не одобрили, а сам получал деньги по той же схеме и распределял их между участниками преступной группы. 

Причем в обвинительном заключении, кроме уже осужденных преступников, фигурируют и «неустановленные лица». Так, например, такое «неустановленное лицо» неверно набрало выведанное обманом пин-код банковской карты, куда был переведен кредит, и банк заблокировал карту. Таким образом, преступление не было доведено до конца, поскольку подсудимые не получили деньги.

«Здесь у вас какой-то подвох есть»

Представитель потерпевшей стороны - старший специалист отдела защиты бизнеса казанского представительства банка «Хоум Кредит» Денис Захматов сообщил суду, что преступную схему раскрыла служба безопасности кредитной организации, так как мнимые заемщики, которым было объявлено о просрочке платежей, дружно заявили, что никаких кредитов не брали и ничего банку не должны. Процедура взыскания была тут же приостановлена, а информация направлена в правоохранительные органы. Почерковедческая экспертиза выявила, что подпись заемщиков, на чье имя оформлялись кредиты, подделана.

- Выяснилось, что некоторые граждане за кредитами не обращались, то есть они вообще не знали, что на их имя оформлен договор, - отметил Захматов. 

- А как вы узнали, что к этому причастны именно эти сотрудники? - поинтересовалась Гузель Салимова.

- Каждый сотрудник банка имеет свой персональный код, который при оформлении заявки указывается в договоре, - ответил Захматов. 

Он добавил, что все разговоры на горячей линии записываются. И когда возникли подозрения, специалисты службы безопасности прослушали записи и узнали голоса. 

- До принятия решения о выдаче заемщику кредита кто и каким образом проверяет достоверность поданных клиентом сведений? - уточнил адвокат Зиганшин.

- У нас есть специальный отдел, который осуществляет мониторинг путем прозвона клиента по его месту работы по телефонам, которые указываются в анкете, - объяснил представитель потерпевшей стороны. 

В то же время он признал, что это необязательная процедура и не входит в обязанности кредитного менеджера, который оформляет договор. Этим занимается совсем другой отдел. 

- Если эти кредиты были оформлены, то каким образом оказалось, что они были оформлены с нарушениями? - задал вопрос ребром адвокат. - Как же так получилось? Как же тогда объяснить тот факт, что впоследствии выясняется, что данные телефоны, которые были указаны, подложные и названы были ложные сведения о работе? Как же тогда проверяли до выдачи кредита?

- Проверка кем производилась? Теми же работниками, которые были осуждены, что ли? - «перевел» вопрос защиты судья. - Получается, что у вас сначала выдают деньги, а потом проверяют, что ли? 

- Я не могу сказать, - ушел от ответа Захматов. - Может быть, был произведен дозвон, кто-то взял трубку и подтвердил место работы...

- Минуточку, минуточку, - перебил его Эдуард Муртазин. - Здесь логические измышления не нужны, здесь нужны факты. Если вы можете ответить на этот вопрос, который защита задала, то отвечайте. А вот эти «может быть» и прочее нам здесь совершенно не нужно. Сегодня вы можете ответить на этот вопрос? 

- Нет, - признался представитель банка.

Адвокат Иевлева поинтересовался также, почему банк включил в сумму ущерба страховку - более 20 тысяч рублей с каждого клиента, которую банк оформляет на заемщика при оформлении кредита. Ведь эту сумму получает страховая компания, а значит, подсудимые эти деньги не получили.

Но представитель банка пояснил, что если клиент оформляет страховку, то эта сумма тоже включается в сумму кредита и перечисляется ему на карту вместе с суммой кредита. При этом, по словам Захматова, отказ клиента от страховки никак не влияет на принятие решения о выдаче кредита, даже процентная ставка для тех, кто отказался, не увеличивается.

- А вот вы говорите, по желанию клиента. Получается, что вы спрашиваете мнение у клиента? - уточнил судья. - Если он пожелает, то вы указываете страховку? А если он не пожелает? Здесь у вас какой-то подвох есть. Так не бывает. Мы тоже не первый раз с банком встречаемся. Вы понимаете? Либо вы сами не знаете, либо что-то не договариваете. 

«Он никогда не оставлял никого в беде»

На этом судья Муртазин резко поменял позицию по отношению к защите. Когда процесс перешел к стадии допроса свидетелей и секретарь суда не обнаружила в коридоре заявленную защитой свидетельницу, адвокат Зиганшин попросил сделать перерыв на пять минут, чтобы пригласить ее в зал заседаний. Дескать, мало ли что случилось, может быть, женщина в туалет отлучилась.

- На пять минут или до конца июля? - сыронизировал Эрнест Муртазин. - Она должна ждать приглашения у двери. И мы не должны ее искать по всему зданию. Я вам даю две минуты.

Защита уложилась в отведенные рамки, и мать подсудимого Иевлева Лариса Хасанова заняла место у трибуны свидетеля. Однако на вопрос судьи, согласна ли она дать показания, пенсионерка ответила отказом. Она объяснила, что не желает свидетельствовать против сына.

- Все, - резюмировал судья.

- Разрешите, ваша честь.., - встрял адвокат Зиганшин. 

- Нет, нет, - отрезал Эрнест Муртазин и отчитал адвоката. - Надо было согласовывать, прежде чем заявлять ходатайство. 

Но защитник не испугался строгости судьи и пояснил, что свидетельница просто не поняла вопроса и что она согласна дать показания по характеризующим личность подсудимого материалам. 

- Это я могу. Да. Согласна, - подтвердила свидетель Хасанова. 

Она рассказала, что ее сын добрый и ласковый и что он всегда очень хорошо относился к ней, к 12-летнему сыну и друзьям всегда помогал.

- Он никогда не оставлял никого в беде, - отметила свидетельница. - Ребенок-инвалид, у которого тяжелое генетическое заболевание. В постоянном уходе нуждается. Обо мне всегда заботится. Я ведь инвалид по зрению, не вижу почти ничего.

Мама Иевлева также рассказала, что до ареста сына на его плечах был сын и мать, а теперь некому заботиться о них.

Гособвинитель поинтересовалась, где Иевлев работал до ареста.

- Он работал на «железке» и в такси, - ответила мать. 

- А вы знали, что он в розыске был? - уточнила Салимова. 

- В каком розыске? - удивилась свидетельница. - Нет. Не знала.

На этом опрос завершился. Следующее заседание по делу назначено на 30 июля. 

КОММЕНТАРИИ (0)
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
видео
наверх