«Тусовка особенных людей»

Кого из депутатов юго-востока Татарстана избиратели считают бесполезными. 

До больших выборов депутатов Госсовета Татарстана осталось чуть больше года. Редакция KazanFirst совместно с крупнейшими пабликами республики провела опрос жителей пяти городов юго-востока. Чтобы узнать, кого из «своих» парламентариев за последние четыре года они считают эффективными.

Сплошная «Единая Россия»

Госсовет Татарстана состоит из 99 депутатов, 20 из них числятся на постоянной основе - это профессиональные парламентарии, которые получают за свою работу деньги. Основная законотворческая нагрузка лежит именно на них - остальные депутаты в силу того, что имеют основное место работы, не могут постоянно участвовать в деятельности законодательного органа. Тем не менее, они, как избранники народа, несут ответственность за инициативы, принимаемые на республиканском уровне, но и за работу с избирателями. В законе Татарстана о статусе депутата Госсовета говорится, что депутаты должны ежемесячно вести прием граждан или проводить встречи, рассматривать обращения и вносить предложения в соответствующие органы власти, самоуправления и общественные объединения. 

Вот некоторые из тех, кто представляет юго-восток в депутатском корпусе. Это Ильдус Касымов, Николай Кольгин, Рустам Мухамадеев, Ирек Салихов, Раис Сулейманов, Тахир Хадеев, Рустам Халимов, Ринат Шафигуллин и Леонид Якунин. Из них на постоянной основе в Госсовете работают трое - Якунин, Хадеев и Касымов. Двое - Халимов и Шафигуллин - являются менеджерами в «Татнефти». Все они члены партии и выдвиженцы от «Единой России».

«У депутатов нет рычагов»

В проведенном опросе приняли участие более 1,3 тысячи пользователей «ВКонтакте» из Альметьевска, Бугульмы, Бавлов, Азнакаево и Лениногорска о том, полезны ли народные избранники в населенных пунктах тех округов, от которых они прошли в законодательный орган. 

Всего было проведено два опроса. Один с формулировкой «Кто из депутатов Госсовета РТ от юго-востока республики самый эффективный?», другой - «Кто из депутатов Госсовета РТ от юго-востока республики самый бесполезный?». В итоге одни и те же депутаты стали лидерами в антирейтинге и рейтинге эффективных. 


Результаты опросов: 

Азнакаево - кто бесполезный депутат 

Азнакаево - кто полезный депутат


Лениногорск - кто бесполезный депутат

Лениногорск - кто полезный депутат 


Бугульма - кто бесполезный депутат 

Бугульма - кто полезный депутат


Бавлы - кто бесполезный депутат

Бавлы - кто полезный депутат 


Альметьевск - кто бесполезный депутат

Альметьевск - кто полезный депутат


Например, Ирек Салихов в голосовании пользователей из Бавлов возглавил оба опроса с показателями в 53,8% и 26,9%. А Касымова в Бугульме считают самым неэффективным и самым полезным 61,83% и 51,85% респондентов, соответственно. Притом, что он, согласно данным на сайте Госсовета, вообще ведет прием граждан в Лениногорске.

Сложилась ситуация, когда избиратели просто не знают своих депутатов и голосуют за тех, кто на слуху. Кто-то работает в округе, кто-то из парламентариев раньше был муниципальным, кто-то сидит в Госсовете уже второй созыв. 

Что депутаты делают для своих избирателей? Этим вопросом задаются многие жители республики. На сайте татарстанского парламента есть данные о работе с татарстанцами за 2016 год (свежее отчета не подготовлено, - Ред.). Целевая аудитория законодателей - это пенсионеры, ветераны труда и тыла (их доля тогда составляла 19% от общего числа обратившихся), а также многодетные семьи, вдовы ветеранов ВОВ, инвалиды и другие льготники. Всего за 2016 год в Госсовете набралось более 5,4 тысяч обращений - это жалобы от обманутых дольщиков, льготников, сотрудников предприятий, которым задерживали зарплату, тех, кто получает маленькую оплату труда, например, медиков. Какая-то часть проблем уходит на обсуждение в комитеты и комиссии, внекабинетные разговоры, остальные отрабатываются депутатскими запросами и приводят к проверкам.

Сама система обращений к депутатам не подразумевает их включения в решение проблемы - обычно они направляют запросы местным властям или в профильные структуры, которые обязаны ответить на письмо. Законодатели в работе с избирателями, в основном, выполняют функцию контроля. При этом никто не запрещает им вмешиваться, помогать и решать какие-то вопросы или писать на основе жалоб и проблем законопроекты. Обращения к парламентариям Госсовета - лишь еще одна бюрократическая ступень. Так складывается, что какое-то реальное вмешательство - это чаще пункты предвыборных кампаний, когда будущие депутаты активно общаются с населением и запутывают его полномочиями. Для гражданина, по сути, любая власть представляется как сила, имеющая какие-то рычаги, но у парламентариев их не так много. 

- Люди слабо информированы о том, за что конкретно отвечает исполнительная власть, а за что - законодательная, - считает доцент кафедры КФУ Виктор Сидоров. - Они знают тех, кто находится в зоне их видимости. Например, это могут быть бывшие главы муниципалитетов, а не абстрактные люди вроде учителя или директора нефтяной компании. Но это не только свойство российской системы, в Америке, согласно опросам населения, ситуация примерно такая же, чуть лучше.

Политолог отмечает, что большинство депутатов не могут принимать каких-то важных решений вне рамок своей партии. Они не могут быть «сильнее», чем представители исполнительной власти, не отвечают за распределение ресурсов и не обладают ими. Более того, решения, которые одобряются в стенах законодательных органов по всей стране - это заранее принятые решения исполнительной власти. Но ситуация, когда депутаты становятся «ручными», характерна не только для России. 

- Современный парламентаризм придумали не в России, а в Англии. Там есть такое же парламентское большинство, которое влияет на все. Вы можете представить, что проект партии Терезы Мэй (действующего премьер-министра Великобритании, лидера Консервативной партии, - Ред.) не пройдет чтения? - говорит Сидоров. 

Но добавляет, что не стоит считать госсоветы или заксобрания декоративными. Если распустить такой орган - негде будет выступать оппозиции.

- Она же не может (оппозиция) выступать на броневике, как в 1917 году? Депутаты от оппозиции пишут законы. Не все парламентарии могут и должны это делать - есть профессиональные депутаты, есть депутаты не на постоянной основе. Часть занимается стратегическими вещами, часть берет на себя ответственность за важные законопроекты, например, за бюджет, - объясняет Сидоров.

Заведующий кафедрой социологии, политологии и права Казанского государственного энергетического университета Наиль Мухарямов поясняет, что основная часть субъектных функций сосредоточена в руках исполнительного аппарата и законодательная власть в силу положения не способна играть какую-то решающую роль.

- Почему татарстанские депутаты неактивны? Они идут в Госсовет по партийным спискам и делают все с оглядкой на руководство фракций. У депутатов символическая роль - у них нет влияния и рычагов. Они могут в силу особого понимания происходящего более активно воздействовать на общественность, привлекать внимание к проблемам. Но парламент - не сила формирования воли. Законодательный орган может лишь формировать общественное мнение при серьезной опеке исполнительной власти, - высказывает мнение Мухарямов, отмечая, что в опросе жители юго-востока могли и вовсе отвечать «от балды».

«От балды» писались и некоторые комментарии под опросами - достаточно большая часть строится на заранее негативном отношении к власти, причем к любой. Но еще большая часть просто не знает депутатов. Ни о какой объективности опроса говорить не приходится - люди просто голосуют за имена. Пользователи в принципе выделяют членов Госсовета в особую категорию. 

В их глазах парламентарии - богачи, равнодушные к проблемам людей. Такое отношение не формируется односторонне, это взаимозависимый процесс. Парламентарии не показываются на глаза в округах чаще, чем раз в месяц, делегируют полномочия помощникам, а люди достаточно пассивны во время выборов и не идут потом к «своим» кандидатам за поддержкой, если она нужна. 

В Госсовет обращения чаще всего попадают, пройдя бюрократический фильтр - инстанцию за инстанцией. Пока будет существовать такая ступень по сбору и перенаправлению бумажек, на какой-то более близкий контакт, которого зачастую не хватает избирателям, законодатели просто не смогут пойти. А им бы явно не помешало.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite