ДОСААФ Татарстана судится с экс-сотрудницами по делу о краже 11 миллионов рублей

Организация требует вернуть похищенные за шесть лет деньги. 

В Казани бывший заместитель главбуха татарстанского ДОСААФ (Добровольное общество содействия армии, авиации и флоту. - Ред.) и его ведущий юристконсульт обвиняются в краже более 11 миллионов рублей. По версии следствия, женщины с 2010 по 2016 год вывели на счета подконтрольных организаций деньги по несуществующим договорам. 

«Она вырывала документы из папок и выкидывала в мусорную корзину»

В здание Московского районного суда 52-летняя Алла Григорьева пришла с большой хозяйственной сумкой в клетку - там вещи на случай, если она получит реальный срок. 

Женщина полгода находится под домашним арестом. Зайдя с утра в кабинет, она раскладывает на занятом адвокатами столе листы бумаги, очки - для зрения и солнцезащитные, платок, медицинскую маску, косметичку. Ни до чего из этого весь день практически не дотрагивается, кроме платка и темных очков, когда единственный журналист в зале направляет на нее камеру телефона. 

В июне 2008 года Алла Григорьева устроилась в общество содействия бухгалтером, после увольнения своей начальницы обвиняемая какое-то время была одной из исполняющих обязанности главбуха. С уходом ее руководителя председатель правления ДОСААФ Татарстана Радий Закиров в 2016-м инициировал проверку документов, так как финансовое положение объединения было нестабильным. Причины этой нестабильности решили искать в бухгалтерии. 

Свидетель Алсу Мухарьямова, в те годы работавшая в ДОСААФ, говорит, что изначально планировался формальный аудит, но практически сразу стало понятно, что с документами не все в порядке. Представить, что за недостоверными выписками из банка стоит похищение 11 миллионов рублей, никто из троих членов созданной ревизионной комиссии не мог. 

У самой Мухарьямовой, по ее словам, первые сомнения возникли, когда «девочки из бухгалтерии» стали рассказывать, что с начала ревизии «Алла Викторовна что-то копирует и уносит себе в кабинет».

Все тонкости схемы выяснялись постепенно и с трудом. Изначально Алла Григорьева тянула с запрошенными выписками из банка. Потом, по свидетельствам бывших коллег, когда комиссия самостоятельно запросила в кредитной организации документы, она просила отдать их ей. Сама обвиняемая предоставила комиссии выписки, в которых, как впоследствии оказалось, была исключена часть транзакций собственной дочери Ольге Рыжовой, которой за два года Григорьева перевела более 3,4 млн рублей. 

- Алла Викторовна просила ей выписки из банка передать. Говорила, что ее в «это дело» втянул бывший работник организации, у нее дети и «Христом Богом прошу». Дина Сафина, председатель ревизионной комиссии, показывала нам SMS Григорьевой, - вспоминает Мухарьямова.

В этих сообщениях женщина просила Сафину «правильно» проверить документы и не выдавать ее остальным членам комиссии. В итоге в некоторых своих махинациях Григорьева все же призналась. Когда только вышел приказ о проверке бухгалтерии, женщина пыталась уволиться, но ее позвали обратно и передали, что «никто ее по-плохому увольнять не собирается». С комиссией она сотрудничала и параллельно продолжала работать. Заодно, как говорит Мухарьямова, прятала следы прошлых транзакций.

- У Радия Ринатовича стоял телевизор с выведенной из бухгалтерии камерой. Однажды я увидела, как Алла Викторовна, которая была вся больная и слабая якобы после операции, без настроения, активно ходит туда-сюда и папки носит. Я зашла к ней посмотреть. Она вырывала документы из папок и выкидывала в мусорную корзину. Это оказались платежные документы на ИП «Азизов», - говорит Алсу. 

Документы эти были датированы 2011 годом. Тогда Мухарьямова поняла, что помимо выписок проверочного периода с 2015 по 2017 год надо поднимать старые. 


Наша справка 

В деле Григорьевой и Мирсадыковой фигурируют ИП Йос, ИП Хафизова, ИП Азизов и ООО «Домино» - фирма, арендовавшая площади на третьем этаже здания ДОСААФ. Все эти фирмы принадлежали родственникам или знакомым юриста Гулии Мирсадыковой. На их счета поступали деньги от ДОСААФ - оплата за услуги по несуществующим договорам юридических и риелторских услуг. В фирме «Домино» соучредителем была сестра ведущего юриста объединения, остальные - это ИП ее подруг.


- Мы предположили, что Гулия была связующим звеном. Платежи этим компаниям были самые первые. Можно было сказать, что это ошибочные платежи, которые можно вернуть (такое, по словам Мухарьямовой, бывает в бухгалтерской работе). Но схема «развернулась дальше», - отмечает свидетель.

Комиссия поняла, что платежи были незаконные, когда выяснили, что фирмы не предоставляли никаких услуг ДОСААФ. Сама Мухарьямова называет эти ИП «аффилированными компаниями» Мирсадыковой. Она добавляет, что в 2014-м «Домино» подало документы на ликвидацию, а потом было создано другое юрлицо, учредителями которого были уже не подруги сестры и сама сестра Гулии Мирсадыковой, а только родственницы.

С юристом ревизионная комиссия не общалась и, по воспоминаниям Алсу Мухамьяровой, видела ее только один раз. С Григорьевой же их сотрудничество продолжалось вплоть до ее увольнения.

- Алла Викторовна признала, что осуществляла операции, она делала все [во время работы комиссии], что от нее зависело. Написала гарантийное письмо о возврате денег, - говорит Мухарьямова.

Позже выяснится, что в то время Алла Григорьева перевела на открытый для возврата денег счет 8 тысяч рублей, а к моменту судебного разбирательства уже 2,1 млн рублей.

«Я просто послушалась первого адвоката»

Бухгалтер, несмотря на то, что комиссии в преступлениях призналась, следователям на первых допросах говорила, что виновата во всем Гулия Мирсадыкова - она якобы придумала схему, через фирмы обналичивала деньги и часть отдавала Григорьевой. На суде Алла берет всю вину на себя и признается, что оговорила юриста.

- Я юридически не подкована. Я просто послушалась первого адвоката, - отвечает она на вопросы гособвинителя о том, знает ли, что оговор - это уголовное преступление.

Григорьева во время допроса на суде нервничает и ответы адвокату зачитывает с тех самых белых листов. Один раз защитник подсказывает ей номер страницы, но чаще женщина теряется под напором стороны обвинения. Она путается в формулировках. Говорит, что частично признает вину по эпизодам мошенничества, потому что никакого сговора с Мирсадыковой не было. 

Женщина рассказывает о том, как от нее после огласки хищений отвернулись дети - дочь и зять. Оправдывает преступление тяжелым семейным положением. Объясняет, что Мирсадыкова только готовила договоры, а подписи и даты она проставляла сама. Что прикрывалась именем Радия Зарипова - его все в ДОСААФ, по показаниям обеих обвиняемых, боятся. 

Юрист, по словам Григорьевой, ничего о схеме не знала и верила бухгалтеру, потому что когда говорили «для Зарипова», лишних вопросов в ДОСААФ было не принято задавать. Мирсадыкова устранилась от помощи Алле Григорьевой, когда ушла в декрет. 

- В конце 2014 года мне сообщили, что организации (те четыре фирмы, связанные с Гулией) закрываются и обналичкой заниматься не будут, - вспоминает бывший замглавбуха общества. 

Так в ее схеме появился некий Альберт, с которым она познакомилась на предыдущей работе. У мужчины она знала только имя. Он якобы согласился обналичивать деньги за 50% от выводимых сумм. Обвиняемая согласилась. Потом он сказал, что больше помогать не будет, и попросил стереть его номер телефона и удалить все данные. Тогда Алла решила переводить деньги на карту дочери, которая была в декрете, один-два раза в месяц в течение двух лет.

- В сентябре я осознала, что мои действия противозаконны и я зашла слишком далеко, - говорит женщина. Она явилась с повинной, но обвинила во всем Мирсадыкову, которая, судя по всему, и была той «бывшей сотрудницей», о которой говорилось ревизионной комиссии.

После того, как делом о хищениях занялись следователи, Мирсадыкова и Григорьева общались. Первая обещала найти адвоката и помочь продать не до конца оформленный дачный участок соучастницы для покрытия долга. По словам Аллы, Гулия помогала ей, потому что «она добрый, отзывчивый человек». Больше женщине просить было некого - семья ее «ругала», коллеги отвернулись. 

У следствия есть записи разговоров обвиняемых, на основании которых оно сделало выводы об их соучастии в преступлении. Но обе это на суде отрицают. Гособвинению кажется, что адвокаты «выгораживают Мирсадыкову» - защитники и Гулии и Аллы. Григорьева несколько раз повторяет, что оговорила коллегу. 

- В каких показаниях вы говорите правду? - поочередно спрашивают женщину то судья, то гособвинитель. 

Она путано объясняет, что испугалась следователей, что первый адвокат давил на нее, но сейчас никакого давления не оказывает.

- Вы что конкретно в обвинении не признаете? Вы говорите, что признаете частично вину, что вы не признаете? - допытывается представитель стороны обвинения.

- Я… не получила все листы дела? - вопросительно отвечает Григорьева. Адвокаты подсказывают: не было сговора.

- Не было сговора с Мирсадыковой, - поддакивает бухгалтер.

- Это называется вранье, - шепчет с улыбкой адвокатам гособвинитель. 

Период как в тумане

Гулие Мирсадыковой 33 года. Она работала в ДОСААФ с момента его реорганизации в 2008 году. 

- С точки зрения работы к ней претензий не было. Ее выдержка, циничность и уверенность в себе помогли тогда при сокращении штата. Очень хорошо она это делала. Потом у нее погибла дочь, - вспоминает во время опроса Мухарьямова.

В этот день она не единственный свидетель. В суд вызвали и председателя ревизионной комиссии Дину Сафину, и ее участника Эльмиру Хамидгалиеву, бывшую коллегу обвиняемых из бухгалтерии Альбину Гарипову, а также оперативника, который вел дело. 

К нему у Мирсадыковой один вопрос.

- Было такое, что во время обысков вы меня обнимали и целовали?

- Нет, - отвечает он. 

На все остальные вопросы суда и адвокатов сотрудник ОБЭП дает путаные показания, объясняя их тем, что плохо помнит события годичной давности. 

Дело суд решил рассмотреть без оставшихся свидетелей, учтя их показания следствию.

- Я у следователей узнала [о махинациях], сначала меня привлекли в качестве свидетеля. Этот период [когда были совершены преступления и шла проверка бухгалтерии] прошел как в тумане - погибла дочь, я проходила психотерапию, - говорит Мирсадыкова.

Она рассказывает то же, что и Григорьева: что готовила только скелеты договоров с открытой датой, что к подписи и печатям организации доступа не имела, что у нее двое детей на иждивении и она разведена. Что она хотела помочь Алле после начала следствия, так как та была в отчаянии и говорила, что хочет убить себя.

- Только этого почему-то нет в заключении, - произносит Гулия.

Когда Мирсадыкова дает показания, она почти плачет. Женщина, в отличие от бухгалтера, без сумки с вещами, с собой у нее папки с документами. 

В перерывах между заседаниями Алла Григорьева выносит свою сумку, ее сопровождающий, которого она шутливо зовет «надзиратель», интересуется, когда закончится суд. Женщина успокаивает его и говорит, что если ее не осудят сегодня, она ему позвонит и он приедет. 

Суд перенесли на 12 сентября - адвокаты и обвинение сошлись на том, что для прений им нужно подготовиться. 

- Не фотографируйте меня, пожалуйста, я практикующий юрист, - говорит Гулия Мирсадыкова.

- И меня, - добавляет Алла Григорьева, - пожалуйста.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
1 КОММЕНТАРИЙ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
САНГАР
Очень точно описано. Григорьева Алла приговорена к 3.5 годам общего режима. Благодаря 2 млн. руб. полученным ею от Мирсадыковой Гулии Рамисовны (в виде откупа) скостила себе срок при обвинении в хищении в особо крупном размере. По решению суда остальные деньги суд присудил к возврату Григорьевой. Мирсадыкова сумела под предлогом слабого здоровья вывести рассмотрение в суде в отдельное производство, надеясь на лучшее. 30 мая 2018 г. Московский суд приговорил Мирсадыкову Гулию Рамисовну в мае 2018 г. за хищение в особо крупном размере в сговоре с Григорьевой к 3 годам условно, учитывая наличие двух малолетних детей. На суд, вероятно, оказывалось давление. Фактический организатор воровства финансовых средств Мирсадыкова Г.Р. отделалась условным сроком. Подельником по организации хищения была ее сестра Хафизова Альфия Рамисовна, в деле осталась свидетелем против своей сестры. Эти жулики являются учредителями ООО Агенство недвижимости "Домино". Обе - юристы по образованию.
1
1
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite