Повышение стоимости проезда в автобусах Казани неизбежно

Автор фото: KazanFirst
Общество 12:32 / 11 октября
4
Повышение стоимости проезда в автобусах Казани неизбежно

Перевозчики объяснили, почему без роста тарифа они не выживут.

Предприниматели Рустем Беляев и Евгений Герасимов обслуживают 35-й маршрут автобуса в Казани. В интервью KazanFirst бизнесмены рассказывают о текущем экономическом состоянии предприятия. Они говорят, что рост цен на дизтопливо, запчасти и подорожавшие условия лизинга на фоне нынешних тарифов на проезд в автобусах делают невозможным обновление автопарка и техническое содержание казанского транспорта.

- Для начала расскажите немного о вашем предприятии. 

- Работаем перевозчиками с 2001 года, сначала у нас были «пазики», а потом с 2007 года пошла программа обновления парка - были куплены Higer, а через пять лет - «Нефазы». В будущем также хотелось бы приобрести новую технику, автобусы на газе. У нас микропредприятие - 14 автобусов «Нефаз», 28 водителей. Сегодня при нынешних ценах на проезд нам очень тяжело держать на плаву предприятие.  

- В чем эта сложность заключается? 

Беляев: - Мы в 2012 году покупали «Нефазы» по 4,2 млн рублей. Но так как автобус брали в лизинг и нам надо было платить 20% первоначального взноса, то удорожание в результате достигало около 7,5 млн рублей. А проездной повысился в 2016 году с 20 до 25 рублей.  

Сейчас перед нами вновь встает вопрос об обновлении автобусного парка. «Нефаз» стоит почти 8 млн рублей. А с учетом удорожания за лизинг достигнет около 11-12 млн рублей. Более того, требования по лизингу ужесточились - теперь мы должны вносить первоначальный взнос не меньше 40-50%. А где нам эти деньги взять? Цены на импортные запчасти из-за удорожания доллара тоже выросли.

Дизтопливо дорожает. В 2016 году солярка стоила 33,6 рубля, а сейчас 42,9 рубля. То есть рост составил около 22%. Резина для колес подорожала за это время на 14%, масла - на 26%, аккумуляторы - на 18%. Сейчас нам необходимо ещё делать регламентный ремонт автобусов. Починить, скажем, коробку передач - не меньше 150 тысяч рублей, ремонт двигателя - от 70 до 150 тысяч рублей. Это ж только на бумаге «Нефазы» - отечественные автобусы. А по факту у них запчасти и агрегатные узлы импортные. Но нас «Нефазы» очень устраивают, хорошие машины, лучше, чем Higer. 

Герасимов: - Сейчас мы все в больших долгах. Цены на билет последние два года сохраняются. К тому же у нас примерно 70% пассажиропотока - это мы льготников возим. К ним мы относим пенсионеров, а также владельцев транспортных карт (где за 750 рублей 50 поездок дается), которых мы перевозим за 15 рублей. Мы видим, как доля пользователей таких карточек растет, люди даже по две транспортные карты покупают. 

- А откуда появилась идея введения таких транспортных карт?    

Беляев: - В своё время автобусные перевозчики Казани подписали между собой соглашение, что вводятся такие транспортные карты. Мы тогда не думали, что они получат такую большую популярность у пассажиров. Тем более мы тогда соглашались, что это лишь временная мера, а она растянулась и действует до сих пор. И сейчас так получается, что перевозчики не могут отменить эту транспортную карту. 

Герасимов: - Вот и получается у нас, что мы перевозим льготников, владельцев транспортных карт по 15 рублей, других граждан - по 23-25 рублей. Поэтому у нас средняя цена проезда составляет 18 рублей. 

У нас практически всегда работают все 14 автобусов. Когда в городе салюты устраивают, мы же организуем спецподачи автобусов, продлеваем график их работы. Берем на себя социальную нагрузку. Мы очень стараемся. В других городах, да в той же самой Москве, городские власти субсидируют стоимость проезда. У нас такого и в помине нет.  

- Водители у вас довольны своей работой, зарплатой?

Герасимов: - Сейчас перевозчики Казани переживают непростые времена, наблюдается отток водителей. Раньше, когда мы начинали работать на «пазиках», организовывали конкурс, могли взять того, кто нас устраивал, в случае чего не боялись уволить. Сейчас же очень много водителей ушли на «КАМАЗы», бензовозы, такси.  

Беляев: - Водители не выдерживают психологического прессинга. У нас маленький коллектив водителей, где мы очень хорошо знаем каждого. Наш водитель день работает - день отдыхает. В целом получается 40-часовая рабочая неделя.

Молодежь звонит - хочет работать, но нет стажа. Отучился, например, на «пазике» на категорию «Д», и теперь нужно минимум месяц стажировки. Но нам-то нужен стаж не меньше пяти лет. В то же время сейчас у нас дорабатывают водители из «старой гвардии», предпенсионеры. Но лично я не подпущу человека к автобусу, пока не увижу, что он прочувствовал его и готов нести ответственность за технику и пассажиров.   

- Вы сказали, что идет «прессинг водителей автобусов». О чем идет речь? 

Беляев: - Больше всего на водителя давят различные конфликты с пассажирами, их пренебрежительное отношение к нам. Скажем, едет человек в автобусе, у него в семье непорядок, конфликты. Но почему-то он решает эмоционально выплеснуться в салоне нашего автобуса на кондуктора или водителя. Зачем это делать? У нас бывали случаи, когда пассажиры нападали на водителей. 

Автомобилисты не понимают, что такое, когда автобус едет по дороге. У него же свой радиус поворота, разворота, тормозной путь. Но нас подрезают, из-за чего водители нервничают.  

Сейчас на наших всех автобусах стоят две салонные видеокамеры, есть видеорегистраторы. Это дорогостоящее оборудование. Но мы решили минимизировать спорные ситуации, которые возникают с пассажирами.

- Какая стоимость билета для вас экономически обоснованная? 

- Если брать нашу лизинговую программу, необходимость обновления парка автобусов, их достойное техническое содержание и нынешние цены на ГСМ, то стоимость должна быть 32 рубля. 

- С сохранением транспортных карт по 750 рублей?   

Беляев: - Нет. Если они сохранятся, у нас опять фактическая себестоимость проезда будет нерентабельной. Считаем, что необходимо поднять стоимость проезда до 32 рублей.

К сожалению, наше государство не понимает, что если есть льготники, то нам, перевозчикам, нужны субсидии, нас тогда нужно поддерживать. 

Сегодня у всех автобусных перевозчиков серьезные долги. Ладно мы пока ещё не успели закупить машины. А каково сейчас тем, кто уже успел взять современные «Нефазы»? Начнутся первые платежи по лизингу, так им ох как тяжело придется, если не повысят стоимость проезда.  

Мы сами пока ещё за лизинг 2012 года не рассчитались. По факту да, перед банком мы все деньги выплатили, лизинг погашен. Но нам для этого пришлось на свои имена брать личные кредиты, занимать у знакомых и друзей. Таким образом, у нас личные долги есть.   

КОММЕНТАРИИ (8)
Водила
Бедные несчастные. Почему в Казане до сих пор нет проездных для школьников? Эти бедные водители сами в конфликты нарываются. То ташаться по 30км/час. То на остановках не останавливаются, то дверь не откроют. А как подрезают других не видят.
21
ОТВЕТИТЬ
альберт нищий
проезд в автобусе метро трайлебусе должен стоить 100 рублей бензин салярка 100 рублей хлеб молоко 10 яиц 10о рублей почему датируя эти статьи государство постоянно влезает в долги пенсию у ровнять чтобы у всех была одинакова без всяких дотации 15000 рублей и льгот а то инвалид 3 группы получает 5000 рублй а почетный гражданин Беребеджана 150000 рублей он видели музыкант хотите сберечь государство трезво смотрите на мир и берегите Россию
-1
Татьяна
25 тоже много. Водители автобусов стоят по 5-10 минут, чуть не на каждой остановке, особенно 10а маршрут. Пока автобус не набьют людьми не поедут. Расписали мол расходы большие, что-то не видно вложений в автопарк. Зачуханенные сиденья, противно сесть иной раз.
10
ОТВЕТИТЬ
Sion
Теперь ждём статью-интервью, где расписывается ситуация и положение простых граждан, которые пользуются текущим транспортом и картами, и отдают половину своего заработка правительству. Нет чтобы попросить обновление парка транспорта у правительства...они хотят сильнее обеднить итак малоимущий народ. 50% нашей зарплаты у них. Вот и обращайтесь к тем, кто нас обдирает.
4
ОТВЕТИТЬ
Суфия
Не мешало бы камеру видео наблюдения поставить в кабину водителя. Потому что водители всю дорогу по телефону болтают.
11
ОТВЕТИТЬ
Лайт
Общественный транспорт во всех цивилизованных странах датируется из бюджета. Для этого мы платим налоги. Почему такая ситуация в Казани - непонятно.
7
ОТВЕТИТЬ
Вячеслав
Все водители карман ложут деньги.Нужно турникеты в автобусах ставить и план будет.
3
ОТВЕТИТЬ
Некто
не понимаю что за политика такая у нашей третьей столицы России,могли бы поддержать перевозчиков-финансово. Чем поднимать проезд посмотрели бы,как кондуктора левачат и бывает, что не выдают билеты.
5
ОТВЕТИТЬ
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ

«Оборудование районных школ Татарстана - в плачевном состоянии»

Автор фото: KazanFirst и gossov.tatarstan.ru
Общество 08:03 / 11 октября
6
«Оборудование районных школ Татарстана - в плачевном состоянии»

В бюджете не нашлось денег на кабинеты физики, химии, труда и татарского. 

На протяжении последних трех недель депутаты Госсовета Татарстана обсуждают проект бюджета республики на 2019 год и плановые 2020 и 2021 годы. В очередной раз его рассмотрели на заседании парламентского Комитета по образованию, культуре, науке и национальным вопросам. Депутаты указали на ряд проблем, на которые в бюджете будущего года, к сожалению, не нашлось места и внимания. Отчасти в этом виновато Министерство образования и науки Татарстана.


Наша справка

Прогнозный объем расходов по статье «Образование» на 2019 год составит более 68 млрд рублей. На культуру и кинематографию предусматривается выделить 7,9 млрд рублей, по разделу «Средства массовой информации» бюджетные ассигнования на 2019 год запланированы в объеме 1,4 млрд рублей.


После традиционного зачитывания основных параметров проекта бюджета представителями финансово-экономического блока правительства, первым с критическим посылом к составителям документа обратился Марат Лотфуллин. Он, будучи экспертом по национальному образованию от Академии наук РТ, относительно недавно вошел в Экспертный совет при комитете Госсовета. 

- По новому закону родной язык сейчас в школах включен в список обязательных предметов. В Татарстане это в основном русский и татарский языки. Татарский язык преподается по двум программам: для владеющих языком и не владеющих им. Есть соответствующие нормативы финансирования этих уроков. Но ситуация изменилась и теперь классы необходимо делить на три группы: татарский язык для владеющих, татарский язык с нуля и русский язык. На местах есть многочисленные обращения из школ, у финансистов нет соответствующих нормативов для финансирования этих классов. Поэтому есть отказы делить классы на три группы. Это вызывает существенные трения в родительском сообществе. В новом бюджетном году будут выработаны эти нормативы? - поинтересовался Марат Лотфуллин у представителей Минфина республики.

Однако отвечать на этот вопрос взялся замминистра Минобрнауки республики Азат Шарапов. Его ответ был кратким: «Сегодня такого вопроса нет».

Лотфуллин, видимо, не ожидал столь молниеносной реакции, но парировал. Он заявил, что к нему поступают сообщения и жалобы от учителей. Шарапов стоял на своем и снова дал понять - никаких проблем с разделением классов по принципу выбора родных языков нет, все финансовые нормативы утверждены. 

Тогда Лотфуллин с досадой пообещал написать специальное письмо в адрес Шарапова, в котором он донесет до его сведения все подробности проблемы и возможных последствий. 

Эксперт по нацобразованию рассказал также о другой проблеме - это финансирование лицензирования учебников по родным языкам.

- В связи с требованием Рособрнадзора от 2018 года, учебники на родных языках должны быть включены в федеральный перечень допущенных для использования в учебном процессе. Включение изданий в федеральный перечень требует определенных расходов, экспертиза одного учебника стоит около 700 тысяч рублей. Линейки учебников по 1-4-м и 5-9-м классам без включения в федеральный перечень в школах использовать нельзя. В связи с этим возникает вопрос, насколько увеличены расходы на закупку учебников, потому что только за счет этих средств можно провести экспертизу. Сколько учебников включат в федеральный перечень? Какие суммы для этих целей предусмотрены? - продолжал экзаменовать представителей республиканских Минфина и Минобрнауки Марат Лотфуллин.

Представитель Минобрнауки не смог на заседании Комитета назвать выпрашиваемые у него цифры. Несколько депутатов попросили в обязательном порядке проработать этот вопрос и вооружить парламентариев цифрами к будущему заседанию. 

К слову, сам Лотфуллин тоже не смог назвать количество книг, которое требует федерального лицензирования. Парламентарии выразили готовность добиться достойного финансирования лицензирования, каких бы денег для этого ни потребовалось.     

В свою очередь детский омбудсмен Татарстана Гузель Удачина подняла вопрос о комплектовании кабинетов физики и химии.  

- На прошлой неделе были в Спасском и Менделеевском районах, про сельские школы я вообще не говорю. Оборудование очень старое и в очень плачевном состоянии. Сами муниципалитеты решить этот вопрос не могут. Планируются ли средства в бюджете на возможность решения этого вопроса? - поинтересовалась Удачина у членов правительства. 

Азат Шарапов ответил, что в бюджете Татарстана под эти цели денег нет. Однако сейчас республиканское Министерство образования и науки участвует в заявочной кампании, «выбивает» финансирование по национальным проектам, финансируемым из федерального бюджета. Удачина резюмировала весьма витиеватый ответ замминистра вопросом: если для оборудования кабинетов по физике и химии не будет федеральных денег, то всё равно не стоит рассчитывать на татарстанский бюджет? Азат Шарапов на это ответил утвердительно: «Да».

Представитель Минфина постаралась смягчить остроту сформулированной проблемы. Она рассказала, что ежегодно в республике реализуется 10 грантов, по которым 10-м классам физики или химии закупается оборудование. Азат Шарапов уточнил, что на оборудование одного кабинета тратится около миллиона рублей. 

Все депутаты Комитета сделали вывод, что темпы переоборудования классов по 10 штук ежегодно - этого явно недостаточно, что необходима отдельная программа финансирования этого процесса. 

Председатель Комитета Разиль Валеев также рассказал, что есть острая проблема с оборудованием классов по татарскому языку и литературе. 

- Я бывал в средних школах в Нижнекамском, Высокогорском и Лаишевском районах. Там очень плачевное состояние дел. Порой доходит до того, что в классах нет ни одного портрета татарских композиторов, писателей и видных общественно-политических деятелей. Чтобы эту проблему решить, нам же не нужны миллионы рублей. Просто надо уделять достаточное внимание, - высказал мнение Валеев. 

Нашлись также депутаты, которые рассказали, что в школах перестали должным образом оборудовать кабинеты по технологии и труду, поэтому дети не умеют шить, готовить и работать со станками. А ведь именно рабочим профессиям сегодня Татарстан должен уделять особое внимание. Ведь республика готовится принять чемпионат профмастерства WorldSkills-2019.

КОММЕНТАРИИ (2)
Анонимно
Бедные дети, да, это не школа СССР. Вот оказывается растут неучи, нет закрепления теории практикой по всем предметам. Да, для поддержки нац.языка денег много ушло. Как у нас в татарстане отстало образование
1
ОТВЕТИТЬ
Анонимно
Да и на производствах тоже выбросили то что "кому то" напоминала СССР
1
ОТВЕТИТЬ
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
видео
наверх