Студентам КФУ объяснили, как не сесть за репост

Эксперты рассказали, когда политические взгляды становятся предметом интереса спецслужб.  

В шоу-руме Высшей школы журналистики и медиакоммуникаций КФУ прошло очередное заседание телевизионного дискуссионного клуба на тему: «Как не сесть за репост? Практические советы для пользователей социальных сетей».

Долгожданные поправки в 282-ю статью

В этом году в России было возбуждено порядка 500 уголовных дел в отношении пользователей социальных сетей за размещение, репосты и лайки материалов, трактуемых правоохранительными органами как экстремистские. 

- Тема дискуссионного клуба будет плавно переходить в несколько иной вектор. Есть такое поэтическое выражение: «Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется». Так что речь будет идти и о нашей собственной ответственности за свои слова. Причем ответственности не только и не столько уголовной или административной, сколько этической, моральной, - отметил ведущий программ дискуссионного клуба, известный журналист, советник ректора КФУ Юрий Алаев. - Существует очень простой феномен: когда мы общаемся в реале, мы - одни люди. Но стоит только человеку оказаться в аккаунте в социальной сети под аватаркой, он начинает вести себя в виртуальном мире совершенно по-другому. Человека будто подменяют - он перестает контролировать свои эмоции, мысли, становится просто хамом. Это не менее важная часть дискуссионного клуба, чем непосредственно практика применения 282-й статьи. Тем более по ней уже президент России Владимир Путин предложил внести поправки (в сторону смягчения).

282-я статья УК РФ - возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства. История этой статьи связана с принятием УК РФ в 1996 году. 282-я статья была уже в первоначальной его редакции. 

- Данная норма находится в главе преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства. Объективная сторона преступления выражается только в действиях, которые направлены на возбуждение ненависти либо вражды. За время действия УК РФ статья подвергалась неоднократным изменениям. Они касались конкретизации признаков объективной стороны, в частности, было добавлено уточнение о том, что возбуждение ненависти и вражды возможно осуществлять в интернет-пространстве, - рассказывает заведующая кафедрой уголовного права юридического факультета КФУ Мария Талан.

Она упомянула, что статья вызывает вопросы в обществе. И не мудрено: шумиха вокруг темы не стихает и сегодня. Так, недавно появился проект Федерального закона о внесении изменений. Опубликован он 3 октября этого года, вносится по инициативе президента России. Основные изменения связаны, как называют сейчас, с либерализацией по отношению к деяниям, в основе которых - распространение информации экстремистского характера в интернете. 

Суть изменений сводится к тому, что данное нарушение влечет за собой уголовную ответственность только в том случае, если лицо, его совершившее, было ранее привлечено к административной ответственности за аналогичный проступок в течение одного года. В этом случае повышается само значение административной ответственности. 

- Были внесены очень принципиальные изменения Верховным судом РФ в постановление пленума Верховного суда РФ о судебной практике по уголовным делам по преступлениям экстремистской направленности. Изменения были приняты совсем недавно - 20 сентября. Смысл их связан с действующей пока что редакцией 282-й статьи и с конкретизацией тех или иных положений, касающихся объективной и субъективной стороны состава преступления, - отметила Мария Талан. 

Фактически все уточнения, как было сказано, направлены на конкретизацию положений закона.  

«Это похоже на борьбу с бандитизмом»

- В советское время существовала группа статей, связанных с различной антисоветской деятельностью. В начале 90-х поставили жирную точку, когда был принят закон по реабилитации политических репрессированных. Я помню, что приходили люди, ранее судимые по этим статьям. Они просили помочь обжаловать приговоры, которые на самом деле выносились до конца 80-х годов, - рассказывает юрист, адвокат, руководитель Международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков.

По его мнению, ситуация с антиэкстремистским законодательством изначально пошла по не совсем правильному пути. 

- Классический закон, который существует во всех демократических государствах, - это закон о дискриминации. Речь идет о том, что определенные уязвимые группы подлежат дополнительной государственной защите. В этом случае это должен был быть не закон о противодействии экстремизму, а закон о запрете дискриминации - некий антидискриминационный акт, который создавал бы государственную защиту определенных уязвимых групп, - высказывает мнение правозащитник.  

Павел Чиков привел конкретные статистические данные, чтобы присутствующие сразу могли ощутить весь масштаб обсуждаемой темы. Если в 2007 году по 282-й статье судили 20 человек, то в 2017-м уже 600 человек. Цифра увеличилась в 20 раз. И что еще важно, 282-я статья далеко не единственная, которая связана с уголовной ответственностью за экстремистскую деятельность. Вторая по значимости - 280-я о призывах к экстремистской деятельности. Но и это далеко не все.

- 148-я статья - оскорбление чувств верующих. Это был очень большой вопрос относительно правильности-неправильности включения этой статьи. А как быть с оскорблением чувств неверующих? Это первый очевидный вопрос, который возникает. Я даже могу сказать, откуда возникла эта идея про оскорбление чувств верующих. Все началось с дела, связанного с акцией группы Pussy Riot в Храме Христа Спасителя. Тогда сразу стало ясно, что сложно эту акцию упаковать в статью о хулиганстве. Появилась идея выделить эту статью отдельно, - рассказывает Павел Чиков. 

Что произойдет после принятия поправок? Уже сейчас видно, что начинают прекращаться некоторые уголовные дела. Пик общественного негодования был этим летом. Он в основном связан с громкими историями из Барнаула. Там судят местную жительницу, которая опубликовала у себя на странице «ВКонтакте» мемы (информация о том или ином явлении в жизни, переданная с сарказмом или иронией. - Ред.). 

Участникам дискуссии продемонстрировали нарезку снимков, из-за которых к уголовной ответственности была привлечена девушка.  

- Это дело вернули из Верховного суда. Мы надеемся, что оно обратно туда не вернется, - отметил Чиков. 

По его мнению, это похоже на борьбу с бандитизмом и с организационными преступными группами. Разгул группировок был с конца 70-х, но борьба с ними началась только во второй половине 90-х годов. Грубо говоря, на излете самого явления. 

- Здесь мы видим такую же, немного запоздалую, на мой взгляд, реакцию государства, когда первые антиэкстремистские подразделения в полиции появились в 2008 году. Подход был такой - с бандитами поборолись, теперь давайте будем бороться с экстремистами примерно теми же силами и теми же методиками, - говорит эксперт. - По всем государственным органам прошли указания бороться с экстремистами. Каждый орган, не говоря уж про следственные подразделения, должен отчитываться о борьбе с экстремизмом. Когда нам необходимо все время отчитываться, понятное дело, это явление будет все время увеличиваться. 

«Для привлечения к ответственности за экстремизм всегда нужен текст»

Первоначально 282-ю статью называли «русской статьей». По ней в основном привлекали к уголовной ответственности русских националистов, которые высказывались против различных этнических групп. Тут возникает вопрос: «А как ищут обвиняемых для таких дел?»

- Самое интересное, что все зависит от слов, которые вы используете. Даже здесь очень тонкая грань. Каким образом происходит выявление и доказывание экстремистского преступления? Сейчас это все доведено до определенного автоматизма. Оперативники сидят у экранов с утра до вечера, «гуглят». Тем более сейчас поисковая система позволяет вести поиск по картинкам. Туда загружается картинка, соответственно, выходят все публикации в социальных сетях. Достаточно доказать две вещи. Первое - то, что на этой картинке содержится текст экстремистской направленности. Для привлечения к ответственности за экстремизм всегда нужен текст. Это может быть и песня. Для возбуждения дела по вражде необходимо противопоставление, в котором одни хорошие, а другие плохие. Второе - унижение достоинства, когда вы злом называете представителя этнической или социальной группы, - объясняет суть работы сотрудников правоохранительной системы Павел Чиков. 

Как рассказал эксперт, оперативник находит этот текст, отправляет его лингвистам. Если они подтверждают наличие умыслов, далее идет установление автора. Когда речь заходит о социальных сетях, следователю нужно установить принадлежность аккаунта. Если мы говорим про сеть «ВКонтакте», то там администрация открыто по запросу по электронной почте предоставляет информацию о том, кому принадлежит аккаунт.

- Если есть положительный ответ от лингвистов, от администрации социальной сети, то все передается Следственному комитету для возбуждения уголовного дела. Поэтому такие дела очень сложно прекращать и добиваться защиты, - добавляет Чиков.

Необходимость в новых взглядах 

- Сесть можно за все, как и освобожденным от ответственности можно быть тоже за все. Качество написанных и действующих законов оставляет желать лучшего - настолько все размыто и непонятно. Новые технологии изменили сознание человека, грани дозволенного. Сделали публичным практически каждый шаг. Должно произойти некое переосмысление того, что есть человек, его прав и возможностей. Должны измениться подходы. Плохо, что юриспруденция наша не дотягивает до современного представления, - считает директор Высшей школы журналистики и медиакоммуникаций КФУ Леонид Толчинский

По его мнению, существует лишь старое размытое понимание законотворчества. 

- Образ мышления поменялся, другое поколение вошло в жизнь. Надо переосмыслить роль законотворца и роль экспертного сообщества, - подвел итог дискуссии Леонид Толчинский.


Понравился материал? Поделись в соцсетях
1 КОММЕНТАРИЙ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Александр
А ответ то где?
1
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite