Рустам Минниханов: К сожалению, бюрократия - это болезнь

Как бизнесмены Татарстана искали решение проблем с президентом республики.

Весьма насыщенным выдалось десятое, юбилейное заседание Совета по предпринимательству с участием президента Татарстана Рустама Минниханова. Большое внимание уделили вопросу кредитования малого и среднего бизнеса. О том, как прошло обсуждение, читайте в нашем материале >> Банки не хотят помогать малому бизнесу: слишком муторно и ненадежно

Кроме того, во время заседания лидер республики выслушал ещё ряд насущных проблем предпринимателей и призвал госорганы обратить на них внимание. 

Татарстан взял скотомогильники на учет, а теперь мучается

В Татарстане более 800 сибиреязвенных скотомогильников. По нормам СанПиН в их санитарно-защитных зонах (СЗЗ) запрещено ведение любого вида деятельности. Размер СЗЗ составляет 1 км. Это значит, что 3 процента территории республики, которые занимают скотомогильники, юридически не пригодны для использования. 

Почти в каждом районе республики на территориях СЗЗ расположены жилые дома, фермы, предприятия, во время строительства которых не было известно ничего о запрете деятельности. По словам предпринимателей, даже в Едином государственном реестре недвижимости нет полной информации об «опасных» зонах. 

Существует программа по сокращению СЗЗ, но на ее реализацию уходит более трех лет и более 2,3 млн рублей. За последние 10 лет Татарстану удалось сократить территорию лишь по 13 скотомогильникам.

Константин Леонов, генеральный директор ОАО «Елабужская керамика», стал заложником озвученной проблемы. По его словам, в 2003 году организации выделили территорию с учетом сокращения площади сибиреязвенного скотомогильника, который находится в полукилометре. В 2014-м предприятию потребовалась дополнительная территория. Сотрудники стали переводить земли из категории сельхозназначения в промышленную. Процедура заняла около года. 

Пройдя согласование в различных госорганах, Леонов узнал, что в 2008 году размер СЗЗ увеличили до тысячи метров. Он попробовал повторно сократить эту территорию. После двух лет согласования ему выдали экспертизу, но на выдачу заключений федерального центра уйдет еще около двух лет. А деятельность предприятия суд приостановил до окончания перевода земель. 

- Остановить предприятие - значит, обанкротить его. Мы обратились в Совет. Инициативная группа помогла решить местные вопросы, но нужно решать глобальный - сокращение сроков этих согласований и процедур. Напоминаю, что площадь республиканских земель, занятых в СЗЗ скотомогильниками, сопоставима с десятью такими городами, как Казань. Сокращение срока даст возможность введения в оборот огромных территорий, поэтому, Рустам Нургалиевич, прошу поддержать инициативу нашей проектной группы, - обратился Леонов к президенту Татарстана.

Венера Камалова, главный эксперт Совета по предпринимательству, отметила, что после проведения анализа процедуры сокращения СЗЗ уже на первом этапе было обнаружено, что не хватает важного шага - внесения изменений в генеральный план и правила землепользования и застройки муниципального образования.

- Мы привлекли федеральных экспертов по санитарно-эпидемиологическому законодательству и подготовили для муниципалитетов технические модельные задания. Теперь все муниципалитеты республики без сложностей и затрат смогут их использовать для заказа экспертиз и лабораторных исследований. Мы сократили время. Далее в пилотном режиме запустили проект в центре гигиены и эпидемиологии. Теперь без московского НИИ мы можем в республике готовить документы для предварительного заключения республиканского Роспотребнадзора, - говорит Камалова.

В общей сложности эксперты сократили срок процедуры с 44 до 36 месяцев, а расходы - на 1 млн рублей. Теперь им необходимо реализовать пятый и шестой пункты, в которых принимает участие федеральный Роспотребнадзор. Документально на них требуется 35 дней, а фактически они занимают два года, говорит Камалова. 

Эксперты предлагают передать часть полномочий республике, чтобы эти сроки сократились.

- На что идут 2,3 миллиона? Кому мы деньги раздаем? - поинтересовался Рустам Минниханов.

- В смету входит большое количество лабораторных исследований, проб, забор скважин, - ответил Леонов.

- А почему федеральное ведомство? Есть же территориальное Управление Роспотребнадзора. 

- Процедура установлена постановлением правительства России. Что касается подобных объектов, полномочия есть только у Москвы.

- Мы услышали саму процедуру. Надо посмотреть, что мы можем сделать, где сократить. Надо обратиться к правительству, чтобы эти полномочия были переданы территориальному подразделению. С чем Татарстан мучается: мы все скотомогильники взяли на учет, другие просто их не взяли, поэтому спокойнее живут. Но если они без учета, мы не знаем, какие последствия будут в будущем. Второе - где есть вопросы для бизнеса, через экологический фонд надо оказать какую-то поддержку, - дал поручение экологам президент республики.

- У нас предложения были в ваш адрес, - говорит Рустем Камалов, первый заместитель министра экологии и природных ресурсов Татарстана. 

- Я понял, вы денег просите. Послушай то, что я сказал, - обращаясь к Камалову говорит Рустам Минниханов. - Сейчас надо с районами отработать и в, первую очередь понять, где скотомогильники мешают вести бизнес. Не секрет, что ГУПы и другие структуры зарабатывают деньги. К сожалению, бюрократия - это болезнь. Надо внимательно посмотреть стоимость всех процедур. 2,3 миллиона на какие-то пробы! Это целая лаборатория должна работать целый год, чтобы оправдать человекочасы.

Плохая логистика - много проблем

С 1 июля 2018 года все предприниматели, работающие с продуктами питания, обязаны регистрировать товары в системе «Меркурий». Это коснулось мясокомбинатов, птицефабрик, производителей морепродуктов, молочки, дистрибьютеров, кафе и торговых сетей. Система отслеживает продукт с момента его создания и до появления на полке магазина. 

По словам предпринимателей, срок для внесения информации в систему с момента получения товара очень короткий: всего один день. Доступ к системе есть лишь у руководства, но принимают товар другие сотрудники. В выходные руководителей нет, поэтому вносить данные приходится в понедельник, а значит, товар появляется на прилавке позже. Поэтому, чтобы успеть внести все данные, администрация не проводит осмотр товара.

Этот вопрос от лица продуктовых магазинов озвучил Тимур Баймуллин, председатель Retail Group. По его словам, они сокращают срок продажи продукции, это отражается на её стоимости, из-за чего предприниматели несут убытки.

- У нас есть проблема с оформлением сертификата производителя. Он задерживает выгрузку готовой продукции, из-за чего продукция появляется на полках магазина на второй или третий день срока годности. Также необходимость заполнения электронных сертификатов осложняет перемещение товара между магазинами внутри одной сети. Наиболее остро стоит сложность перемещения такой продукции, как яйцо птицы, где является лишним повторный осмотр ветврача. Яйцо поступает от производителя с уже проведенными ветсанэкспертизами и необходимыми лабораторными исследованиями. Дальнейший риск заражения в процессе транспортировки исключен. Следующее - это проблема короткого срока гашения сертификатов, - рассказал Баймуллин. 

Предприниматель попросил упростить работу «Меркурия» и переместить яйцо в среднюю группу товаров, опасных для транспортировки. 

Николай Власов, заместитель руководителя федеральной службы Россельхознадзора, ответил на все вопросы предпринимателя и заявил, что структура, судя по всему, участвует в деятельности не так активно, поскольку большинство вопросов возникли из-за незнания нормативной базы «Меркурия». По словам Власова, законодательство позволяет руководителям оформлять ветеринарные сопроводительные документы в момент выпуска продукции. 

- Мы опрашивали федеральные сети. Опрос среди поставщиков продуктов питания по поводу того, сложно или нет работать с «Меркурием». От 7 до 20 процентов поставщиков, в зависимости от федеральной сети, говорят, что если будет электронная сертификация, то они прекратят работать с сетью. Это говорит о том, что они не смогут доказать легальность производства своего товара. Её и призван решить «Меркурий», - объяснил замруководителя.

Власов не принял предложение о перемещении продукции среди магазинов одной сети без ветсопроводительных документов. Он считает, что это нарушит логику работы системы, ведь отмечается лишь два факта - смены собственника и местоположения груза. Если речь о сетевых маркетах, то можно оформлять все через специальный интерфейс, который позволяет делать ветсертификаты автоматически в тот же момент, когда оформляется товаросопроводитель. - Нужно просто поработать над логистикой, тогда вы забудете об этой проблеме, - говорит Власов.

- Третий вопрос меня убедил, что мы плохо работаем с предпринимателями в Татарстане. Вы просите о том, что уже давно сделано. Столовое яйцо и так могут оформлять уполномоченные лица хозяйствующих субъектов. Никаких изменений вносить не надо. Вопрос короткого срока погашения сертификатов. Сказано, что гасить их могут только руководители, но ведь это решение самих же руководителей. Напоминаю, любой хозяйствующий субъект может назначить своих уполномоченных представителей для погашения сертификатов столько, сколько ему надо, в том числе это могут быть люди, которые принимают товар, - разъяснил работу с системой Николай Власов.

«Черт кроется в деталях»

Столкнулись с проблемой регистрации продукции и производители медицинских изделий. По их словам, выдача регистрационных удостоверений занимает порядка трех лет, когда по закону срок регистрации - три месяца. В соседних странах на это уходит иногда и того меньше - два месяца.

В 2014 году было подписано соглашение о новых правилах обращения с медицинским оборудованием на территории стран - членов Евразийского экономического союза (ЕврАзЭс). Оно обязывает всех производителей вновь зарегистрировать изделия до 31 декабря 2021 года.

Поскольку в России измененная система стала работать лишь во второй половине этого года, предприниматели боятся не успеть, потому что процедура перерегистрации займет около двух лет.

В такую ситуацию попал директор ООО «Инстр Мед» Дмитрий Кильников. Он уже проходил регистрацию по российским правилам. По его словам, есть несколько проблем. 

- Во-первых, процедура дорогая. Получение одного регистрационного удостоверения обходится в 1,5 миллиона рублей. В моем случае регистрация обошлась в 6 миллионов, а это где-то 20 процентов годового оборота. Во-вторых, процедура долгая и может протекать до трех лет, причем в том случае, если все документы оформлены правильно. А это практически невозможно из-за отсутствия четких предписанных к нормативам пояснений, - жалуется Кильников.

В итоге эксперты трактуют требования по-своему. Сначала им разрешают написать размеры и диапазоны изделия, а потом просят предоставить возможные размеры, а это бесконечное множество комбинаций, добавляет предприниматель. Его организация недавно прошла через весь этот «ужас», а теперь нужно его повторить для получения разрешения по системе ЕврАзЭс. 

- Мы предлагаем рассмотреть вопрос о проведении процедур по признанию ранее выданных регистрационных удостоверений в странах ЕврАзЭс, добиться возможности прохождения регистрации в регламентные сроки - три месяца, но самым идеальным решением может быть запуск пилотного проекта в республике по переходу на систему менеджмента качества ИСО. Это позволит упростить процедуру регистрации изделий и получить сертификаты международного уровня,- говорит бизнесмен. 

Представитель регионального Росздравнадзора Любовь Шайхутдинова отметила, что структуру также беспокоит сложность данной процедуры. Сотрудники даже помогают предпринимателям ее пройти. 

- Дело в том, что все полномочия принадлежат федеральной службе.  Трехгодичный процесс - это нонсенс, хотя я понимаю почему. К сожалению, медицинские изделия - это опасный вид, ведь мы его в здоровье человека используем. Они должны пройти разные исследования, поэтому на три года растягивается процедура. Как говорят, черт кроется в деталях, - добавила Шайхутдинова.

- Вопрос в том, зачем делать ещё раз сертификат. Другое дело - новые изделия. Они должны сертифицироваться по правилам. Давайте подготовим обращение в адрес ЕврАзЭс, наших федеральных коллег. Если были документы, которые работают в нашей стране, зачем делать все заново? - дал поручение Рустам Минниханов.

Врач госклиники = врач частной клиники?

По словам предпринимателей, к частным медицинским учреждениям сейчас завышены требования. Часть вопросов Совет по предпринимательству решил, но два осталось. Именно они, по мнению главного врача казанского филиала «Клиника МЛС» Айрата Бикмухаметова, тормозят развитие коммерческой медицины.

Во-первых, ряд требований одинаков что для крупной многопрофильной больницы, что для процедурного кабинета, в котором работает одна медсестра. Бикмухаметов считает абсурдным, к примеру, что на хранение одного ртутного градусника или одной люминесцентной лампы необходимо выделять отдельное помещение, а за него нужно вносить отдельную арендную плату.

Во-вторых, у специалистов частных клиник нет возможности раннего выхода на пенсию по выслуге лет, потому что работают в ООО. 

- Чем отличаются врачи частных коммерческих организаций? У них тот же риск, та же ответственность. Порой требования к ним даже выше. Многие клиники участвуют в программе ОМС. Врачи те же, а право выхода на пенсию разное. На наш взгляд, это несправедливо, - говорит Бикмухаметов.

- В чем разница пенсий, - спросил Минниханов.

- Там есть перечень учреждений, которые обладают правом, ООО в него не входят.

- Нет разницы, где пациенты будут получать услуги. Нам самим надо изменить стратегию, потому что в нее мы вкладываем огромные средства, а потом еще и на операционную деятельность тратим деньги. Есть примеры, когда частные клиники выполняют государственные задания. Я думаю, эту тему надо дальше продвигать. Я готов взять материалы и выйти с ними на соответствующие федеральные структуры, - ответил лидер республики.

Подводя итоги заседания, Рустам Минниханов отметил, что пусть не на все вопросы дан ответ, но возможное решение обозначено. 

- Качество продуктов - вопрос номер один. Это ведь здоровье нации. Сколько контрафактной продукции поступает в школы и садики, не то что на прилавки магазинов. Что касается скотомогильников и сертификации медицинских изделий, думаю, мы обратимся к правительству, - пообещал президент.

Ну а в завершение он похвалил модератора Султана Сафина, генерального директора сети татарского фастфуда «Тубетей». «Кроме готовки эчпочмаков он еще умеет и беседу вести», - отметил Рустам Минниханов.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite