«Виновники аварий, подобные Сатрутдинову, - обыденность для врачей»

У водителя «БМВ», таранившего машину ГИБДД, не нашли в крови наркотиков.

В Верховном суде Татарстана прошло очередное заседание по делу Артура Сатрутдинова. Он в ночь с 27 на 28 апреля в состоянии алкогольного опьянения протаранил автомобиль ГИБДД на перекрестке улиц Декабристов и Шамиля Усманова. Двоих полицейских, находившихся в машине, с различными травмами госпитализировали; старший инспектор ДПС 2-го взвода 2-го батальона полка ДПС ГИБДД УМВД России по Казани Юрий Матренин скончался от полученных травм, его коллега - командир взвода Вячеслав Морозов - получил сотрясение мозга.

На второе заседание по этому делу были вызваны понятые, которые видели, как Сатрутдинов, доставленный сотрудниками ГИБДД в 7-ю горбольницу, отказался проходить медицинское освидетельствование. Также опрашивались врач-нейрохирург Ришат Тимербаев, обследовавший обвиняемого и обрабатывавший полученные им травмы, лаборант Марина Щёголева, врач-нарколог Артур Губиев и врач-судмедэксперт Вера Попкова

Почему были вызваны именно эти свидетели? Дело в том, что на первом заседании Артур Сатрутдинов зачитал текст-обращение к пострадавшей стороне Юрия Матрёнина. В заявлении он отметил, что «в состоянии алкогольного и наркотического опьянения не был». Кроме того, выяснилось, что Артура Сатрутдинова уже в 2016 году приговаривали к году и трем месяцам условно за хранение и сбыт наркотиков. Прокурорская проверка, проведенная после апрельского ДТП, установила: мужчина являлся наркоманом и состоял на учете с 2008 года.

Таким образом, Артур Сатрутдинов своим заявлением на первом заседании попытался отделаться от отягчающего обстоятельства в виде алкогольного и наркотического опьянения. 

Понятые Альфинур Мухаммадиева и Фарид Батргалеев работают охранниками горбольницы. И в ту ночь их попросили зафиксировать в протоколе, что водитель «БМВ» отказался от освидетельствования. 

Оба понятых на суде заявили, что помнят, как Артур Сатрутдинов четко сказал, что «больше не желает проходить освидетельствование». Однако оба не смогли уточнить, были ли в облике подсудимого в ту ночь явные признаки алкогольного опьянения. На самом деле событие полугодовой давности им тяжело вспоминалось - они путались в датах и времени суток. Видно было, что судебное разбирательство над Сатрутдиновым вырвало Мухаммадиеву и Батргалеева из их привычной и спокойной жизни. А историю с гонщиком, протаранившим автомобиль ГИБДД, они узнали уже потом, после нескольких дней, так и не осознавая, что видели виновника ДТП сами. 

Ришат Тимербаев так же путался в показаниях, пока ему не дали амбулаторную карту Сатрутдинова, заполненную рукой врача. Медик посетовал, что подобные виновники аварии с различными увечьями для него профессиональная обыденность, поэтому подсудимого он не запомнил. 

В амбулаторной карте Тимербаев записал, что присутствуют внешние клинические явные признаки алкогольного опьянения - запах изо рта, несвязная речь и шаткая походка. Признаки наркотического опьянения он определить не мог, так как не является специалистом-наркологом или токсикологом. Тем не менее Тимербаев распорядился, чтобы во время приема у Сатрутдинова медсестра взяла кровь на анализ. По словам врача, это обычная практика для происшествий, связанных с авариями или производственными травмами. 

В ходе судебного разбирательства свидетель не смог вспомнить, какие результаты показали анализы крови, были ли обнаружены следы наркотиков или алкоголя. 

Лаборант Марина Щеголева рассказала, что исследовала мочу Сатрутдинова. Ей доставили 70 граммов жидкости. Женщина проверила тест-полосками анализы на предмет наличия в них следов 10 наркотических и психотропных веществ. Результат оказался отрицательным. 

Марина Щеголева уточнила в суде, что не считает свою методику исследования «полноценным освидетельствованием лица на предмет наркотического опьянения». По её словам, более точные результаты могло бы дать обследование в казанском наркологическом диспансере, так как там есть специальная техника. Если её тест-полоски дают только результат в виде присутствия или отсутствия веществ в моче, то аппаратура в наркодиспансере может дать количественные показатели.  

Врач-нарколог Артур Губиев на суде лишь подтвердил, что Сатрутдинов был у него на приеме и он отказался от медицинского освидетельствования. Поэтому специалист составил соответствующий протокол осмотра. Формально у врача не было никакой возможности проверить или как-то исследовать кровь или мочу обвиняемого. 

Кровь водителя обследовала эксперт из Бюро судебной медэкспертизы Вера Попкова. Она рассказала, что для полноценной проверки, был ли подсудимый в наркотическом опьянении, у неё было очень мало материала. В лабораторию доставили лишь две пробирки по 2,5 и 3,5 млг. По её словам, для полноценного исследования необходимы были 15 млг крови.       

Таким образом, пока удалось установить только то, что Артур Сатрутдинов на момент совершения им тарана автомобиля инспекторов ГИБДД находился в состоянии алкогольного опьянения. Вопрос о наличии в организме наркотиков остается открытым. Судебное разбирательство по резонансному делу продолжается.


Читайте также: Казанский водитель "БМВ", обвиняемый в смерти инспектора, пошел в отказ


Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite