Дамир хазрат Мухетдинов: Светское государство не противоречит шариату

Религиозные каноны не должны быть догмой, а ошибался иногда даже Пророк.

В интервью KazanFirst заместитель муфтия Духовного управления мусульман РФ Дамир хазрат Мухетдинов рассуждает, чем должен руководствоваться мусульманин в выборе жизненной стратегии - кораническими нормами или законодательством светского государства и его Конституцией.

- Расскажите, насколько актуален в России вопрос о соотношении светскости и религиозного образа жизни мусульман?      

- На мой взгляд, сегодня наиболее актуальная тема - это соотношение ислама и светского государства. Сейчас в обществе много разговоров о шариате. У нас до конца нет полного осмысления, что такое мусульманское право, как оно согласуется в реалиях нового времени современного светского государства. Правомочно ли возрождение на территории России института шариата? Последние пять лет наша научно-исследовательская группа в рамках Московского исламского института, издательства «Медина» эту тему изучала. 

Мы изучали, как к понятию «светскость» подходят модернисты, неомодернисты, которые работали в европейских странах, в США. Всем тем, кто желает возрождения в республиках России и постсоветских республиках шариатской системы правления, было бы полезно знать и другую позицию. 

- В чем она, по-вашему, заключается? 

- Секулярность, светскость государства в принципе не противоречит нормам шариата. Священный Коран и пророк Мухаммад сами обозначают, что люди вправе выбирать ту систему правления, которая соответствовала бы времени, месту и их политическим и гражданским запросам. Если какие-то установки не являются кораническими, то это ещё не говорит, что они антикоранические. 

Современный инструментарий, которым мы апеллируем - понятия «государство», «демократия», «плюрализм», «феминизм» и прочие, - родился в странах Западной Европы и стал частью нашего мира. Если мы боремся с этими проявлениями, институтами, то мы боремся прежде всего с международным правом, с системой, которая уже сложилась. 

- В таком случае возникает вопрос: есть ли противоречие между светским государством и шариатом? 

- Поиски модели соотношения светскости и шариатской системы - важная задача как светских институтов, так и духовных лидеров, которые говорят от имени ислама. 

Когда каждый из нас получает паспорт гражданина Российской Федерации, то он входит в некое соглашение с государством, подписывается под его нормативную базу, что он признает светский характер данного государства, тот конституционный строй и ту Конституцию, которая есть в этом государстве. Поэтому многие разговоры о возрождении или построении по-шариатски ориентированного общества могут быть в головах людей лишь в виде теории. Но на практике, конечно, происходит нарушение светского законодательства государства. Так получается столкновение интересов отдельных групп общества, людей. 

- И что необходимо для того, чтобы каждая из сторон общества смогла принять противоположную позицию?

- Здесь нет иного пути, кроме как общественной дискуссии, работы парламентариев, чтобы ту или иную инициативу озвучить в обществе. Например, есть такой часто поднимаемый в России вопрос - введение в государстве многоженства. С одной стороны, эта норма запечатлена в священном Коране, но с другой - светское законодательство запрещает подобную норму. 

На каком-то этапе мы понимаем, что есть факт - мусульмане, которые сочетаются браком с двумя-тремя и большим количеством женщин. Понятно, что эти женщины в правовом смысле не имеют никаких гарантий, никакой поддержки. Отсюда появляется тема для дискуссии: могут ли отдельные пункты шариатского права быть зафиксированными в Конституции светского государства? 

- Выходит, сегодня нам необходимо переосмысление секулярного ислама? 

- Ислам в принципе дает возможность самим людям регулировать, выстраивать взаимоотношения в светской земной жизни. Одно из изречений пророка Мухаммада звучит так: «Вы более осведомлены в делах светских, в делах мирских». Пророк на многочисленных примерах показывал мусульманам то, когда он вещал как Пророк божественные знания и поручения, и то, когда он вещал как человек со своим бэкграундом, своей культурой, знаниями. 

Мусульманам в пример приводится такой случай. Пророк Мухаммад родился в местности, где сельское хозяйство практически отсутствовало. И Пророк, переселившись в Медину, обратил внимание, как горожане красят стволы пальм в качестве профилактики от разных заболеваний. Пророк повелел, чтобы мединцы больше не красили пальмы. На следующий год, когда пальмы не принесли плоды, Мухаммад поинтересовался, почему мединцы не в состоянии заплатить закят. Ему ответили, что пальмы погибли, что их не нужно красить. Тогда Мухаммад заявил, что высказался против окрашивания стволов не как пророк, а исходя из собственного незнания традиции в Медине. 

Эта история - наглядный пример того, как мы должны понимать основоположника нашей религии Пророка Мухаммада - и как главу светского государства, и как главу религиозной организации. 

- Какой вы видите основную проблему в этой теме, с которой сталкиваются мусульмане? 

- Сегодня, когда мусульмане оказались меньшинством в немусульманских государствах, они не до конца понимают, чем руководствоваться - ближневосточными фетвами из Аль-Азхара Египта или всё-таки вырабатывать стратегию жизни исходя из той политической культуры, в которой ты живешь. Тогда мусульманину нужно вырабатывать отношение не только к халяльной еде, но и к вызовам и угрозам, которые стоят перед Европой и Западом, - те же ЛГБТ-сообщества, гендерный вопрос. Если ты мусульманин и проживаешь в странах Европы, то ты обязательно столкнешься с этим, тебе как-то на это надо реагировать. А если светское законодательство подстегивает и обязывает тебя к тому, что ты изначально определился со своим выбором по отношению к светскому государству, иначе ты не получишь вид на жительство, Грин-карту или гражданство, то здесь мусульмане ещё больше превращаются в уязвимую группу. С одной стороны, их религиозные чувства задеваются, а с другой - светские власти им вторят: «Вы же добровольно приехали в наше государство, добровольно его выбрали. Или вы принимаете наше государство со всей его поликультурой, конституционными и демократическими устройствами, или вы отправляетесь к себе на родину». 

- Таким образом, шариат не противоречит Конституции светского государства? 

- Мы говорим о переосмыслении шариата. Шариат - это те формы, которые сложились на протяжении столетий, которые провозглашены как божественная истина. А вот отделить в этих установках религиозное начало от светских - это задача теологов. Когда ко многим вопросам мы подойдем именно с этой позиции, посмотрим на реформу изнутри ислама, а не так, как нам предлагают это сделать исламоведы или светские ученые, мы сможем увидеть многие вещи. Давайте честно признаемся, что некоторые нормативы ислама, провозглашенные Кораном в VII веке, не работают в XXI столетии. И никто из мусульманских ученых не рефлексирует по этому поводу. Например, мы же сегодня не видим рабство среди большинства мусульманских сообществ. Хотя теме рабов, рабству в Коране уделено значительное место. Значит, мы можем так и другие вопросы рассмотреть. В принципе всё то, что мы называем «святостью из Корана», останется в меньшинстве, основное мы определим как «человеческий иджтихад», то есть «человеческое творчество» (и оно может изменяться). Но главное, чтобы оставался стержень веры в Бога, в человека, где бы он ни жил.    

- Сегодня татарское сообщество озаботилось вопросом подготовки Стратегии развития. Стали известны главные параметры, вокруг которых эксперты хотят выстроить документ, - это объединение татар вне зависимости от знания татарского языка и религиозных убеждений. Как вы оцениваете такие тезисы Стратегии татар?    

- Как граждане, как люди, как нация мы нуждаемся порой в неких инструментариях и в некоторых векторах, которые нам дает власть. Но лица, принимающие решения, - тоже продукт конкретной эпохи, времени и политической системы. Эти чаяния по Стратегии накладываются на то, чтобы скоординировать народ с общими веяниями и стратегиями развития. Эти конструкции в виде стратегий имеют право на существование. Но будет ли Стратегия жизнеспособной? Примут ли её татары? 

Ислам на самом деле является наднациональной конструкцией, которая позволяет рассматривать татар не узко, только как простую нацию. Ислам позволяет рассматривать татар вместе со всеми другими народами России и всего мира, которые исповедуют ислам. Таким образом, татары считаются частью большого полторамиллиардного мусульманского мира. 

Мне кажется, время упущено. Мы неполноценно и несерьезно занимались обсуждением многих вопросов, волнующих татарскую нацию.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
3 КОММЕНТАРИЯ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Самира
Жрецам,по сути всё равно какому богу молиться. Исчерпав одного,они про него забудут, и начнут призывать молиться новым. Лишь бы им самим не работать. Есть точное для этой породы людей определение,догадаться не сложно.
2
0
Ответить

Денис
@Самира Что называется «не в бровь, а в глаз». Этим грешат все идеологи.
0
0
Ответить

Мөслимә
//Давайте честно признаемся, что некоторые нормативы ислама, провозглашенные Кораном в VII веке, не работают в XXI столетии. И никто из мусульманских ученых не рефлексирует по этому поводу. Например, мы же сегодня не видим рабство среди большинства мусульманских сообществ. Хотя теме рабов, рабству в Коране уделено значительное место. Значит, мы можем так и другие вопросы рассмотреть.// Это КУФР!!!
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite