Образ имама в глазах мусульман Татарстана неоправданно отрицательный

Мулл чаще всего критикуют по стереотипам прошлого века.

В Галеевской мечети, входящей в комплекс резиденции муфтията Татарстана в Казани, прошел круглый стол, посвященный кадровой политике в деревенских мечетях.

Обсудить проблему собрались заммуфтия республики по работе с мухтасибатами Мансур хазрат Джалялетдин, главный казый Татарстана Джалиль хазрат Фазлыев, ректор Исламского института и Болгарской исламской академии Рафик Мухаметшин и ещё несколько хазратов и имамов из районов. 

Как выяснилось, для представителей муфтията вопрос по недостатку имамов в нескольких десятках мечетей стоит не так остро, как это могло бы показаться на первый взгляд. Например, Рафик Мухаметшин рассказал, что безимамных мечетей в Татарстане насчитывается 50 штук, и это на фоне 1 511 по всей республике, то есть это чуть больше 0,03%. Потому нужно говорить не конкретно о кадровой проблеме среди имамов, а всего корпуса священнослужителей региона. 

Между собравшимися хазратами не вызывало вопроса то положение, что сельчане покидают дома в Татарстане и устремляются в города, деревни становятся безлюдными, поэтому смысл в таких населенных пунктах содержать мечети пропадает. 

И Мансур Джалялетдин, и Джалиль Фазлыев, и Рафик Мухаметшин в общем оправдывали, почему молодые шакирды, получившие религиозное образование в медресе, не хотят идти в сельские мечети. И тут вопрос не только в зарплате или какой-то другой форме содержания. Молодым имамам в деревнях не хватает человеческой среды, они скучают в селах, где остались только одни старики, нет молодежи. 

Рустем хазрат Шайхевалиев, директор медресе «Белам мечеть» в Набережных Челнах, заявил, что с точки зрения народа сегодня необходимости в деревенских имамах вообще нет. Если сельчанам необходимо кого-то похоронить, провести обряд имянаречения и так далее, то можно обратиться к хазрату ближайшего города. Современные средства связи и транспорт быстро доставят имама туда, куда надо. Если же рассуждать с точки зрения татар как нации, с точки зрения государства, то для поддержания сельских имамов необходима основательная государственная программа, по которой священнослужители получали бы финансовую поддержку. 

Тем не менее Рустем хазрат посетовал, что сегодня в общем сильно муссируется негативный образ муллы, стереотипы которого устарели, - им больше 100 лет и они не отражают современный образ религиозного деятеля. 

- Сегодня пропагандируется негативный образ муллы в современной культуре, например, частенько показывают в татарских театрах спектакль «Голубая шаль». Родители насмотрятся и начитаются таких произведений, а потом принимают решение, что не хотят отдавать детей учиться в медресе и мусульманские учебные заведения. А ведь сегодня перед имамами так много задач стоит: он должен быть главой общественной организации, решать хозяйственно-бытовые вопросы, содержание здания, ставить на путь истинный прихожан, отворачивать их от алкоголя, зарабатывать деньги, чтобы содержать семью, и так далее, - рассуждал Рустем хазрат Шайхевалиев.


Наша справка 

«Голубая шаль» («Зәңгәр шәл») - это произведение написано в 1926 году, в пик борьбы советской большевистской власти с остатками мусульманского духовенства. Оно рассказывает любовную историю между красивой девушкой-сиротой Майсарой и шахтером Булатом. Однако злой дядя девушки Зиханша хочет выдать её замуж за скверного имама Ишана. При этом у него уже есть четыре жены. История заканчивается хэппи-эндом, но дядя девушки умирает от рук Булата. На многочисленных театральных сайтах спектакль анонсируется как визитная карточка театра Галиаскара Камала.     


Участники круглого стола четко сформулировали существующую проблему корпуса имамов мечетей в Татарстане. На сегодня у более 700 священнослужителей нет полноценного религиозного образования. Средний возраст имамов - 56-65 лет. У 15% приходов имамы старше 80 лет, а у более 50% - старше 60 лет. При этом в городских мечетях работает более 2 000 имамов, а в сельских - 1 300-1 400. 

По словам Рафика Мухаметшина, наличие 50 безымамных мечетей вполне нормально, потому что они располагаются в основном в дачах, куда люди съезжаются в летнее время. Ближе к зиме жители этих поселений покидают дома. Поэтому там нет смысла содержать отдельного имама. Саму мечеть там открывают по значимым мусульманским праздникам - Ураза-байрам или Курбан-байрам, может быть, на пятничную молитву, но не чаще. 

Другую проблему, с которой каждый день сталкиваются мусульманские священнослужители, раскрыл Мансур хазрат Джалялетдин. Речь идет о законном статусе имущества и собственности, которыми владеют мусульманские религиозные учреждения - вакфы. К слову, Мансур хазрат до недавнего времени как раз и курировал отдел Вакф РТ татарстанского муфтията. 

Современное законодательство не облагает налогом собственность, землю и коммерческую деятельность представителей Русской православной церкви. 

- Если же имам мечети в городе или в селе вознамерится заняться предпринимательской деятельностью, не важно, будет ли это колбасный цех по производству халяльной продукции или шитьё молельных ковриков, ему надо будет уплатить налог. Сегодня, к сожалению, институт Вакф никак законодательно в России не определен. А ведь в той же Турции или в дореволюционной России за счет доходов, стекающихся в фонды Вакф, содержались мечети, оплачивался каждодневный труд имамов, осуществлялась благотворительность, - говорил Мансур хазрат. 

Он также посетовал, что сегодня в глазах населения образ мусульманских священнослужителей, пытающихся заниматься коммерцией, критикуется. 

- Начинает имам ходить среди людей, выпрашивать деньги, просить пожертвования - его критикуют. Говорит, что не будет брать деньги, начинает сам зарабатывать, заниматься предпринимательской деятельностью - опять критикуют. Говорят, что совсем стали бизнесменами, для которых вопрос денег стал превыше веры. Вот как нам с такими установками вести нашу махаллю? - вопрошал Мансур хазрат Джалялетдин.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
1 КОММЕНТАРИЙ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Светлана
Сменится только ВЫВЕСКА, т.к. кадры остаются прежние. если бы старые кадры могли и желали что-то менять и сами меняться, то и до смены вывески все бы изменилось)))
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite