Дело лихача на БМВ: защита винит в смерти инспектора сотрудников ГИБДД

Завершены судебные прения по громкому делу о гибели в аварии работника ДПС.

В Верховном суде Татарстана завершились судебные прения по резонансному делу в отношении казанского водителя Артура Сатрутдинова. Подсудимый, его защитник и сторона обвинения озвучили последнее слово.  

Артур Сатрутдинов, находившийся за рулем БМВ, в ночь с 27 на 28 апреля устроил смертельное ДТП. Иномарка, за рулем которой находился мужчина, неслась в сторону центра и не реагировала на указания сотрудников ГАИ остановиться. Старший инспектор ДПС 2-го взвода 2-го батальона ДПС ГИБДД УМВД России по Казани Юрий Матренин и командир взвода Вячеслав Морозов, находившиеся в «Приоре», решили заблокировать путь гонщику. На перекрестке улиц Шамиля Усманова и Декабристов вблизи Московского рынка автомобиль БМВ врезался в машину гаишников. 

По уточненным данным, скорость иномарки в момент удара была около 200 км/ч. В результате удар от столкновения был такой силы, что Матренин скончался, а Вячеслав Морозов получил сотрясение мозга.

Сатрутдинова обвиняют в умышленном повреждении имущества и посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительных органов. Представитель прокуратуры предложил приговорить подсудимого к лишению свободы на восемь лет и три месяца в колонии общего режима.

На последних судебных прениях Сатрутдинов выступать отказался. Его позицию озвучил адвокат Артем Митин. Он согласился с позицией гособвинителя в том, что у подсудимого не было прямого умысла для покушения на жизнь сотрудника полиции и столкновения с машиной ДПС. Но адвокат не мог согласиться с тем, что его подзащитный находился в состоянии алкогольного опьянения и отказывался проходить медицинское освидетельствование, предложенное сотрудниками полиции. 

По словам Митина, дело содержит материалы об административных производствах, в которых указано, что Сатрутдинов прошел освидетельствование на состояние опьянения путем применения алкотестера. Результат — ноль промилле.

— В ходе судебного разбирательства было достоверно установлено отсутствие у Сатрутдинова как алкогольного, так и наркотического опьянения. Это следует из показаний свидетелей, фельдшеров скорой помощи, оказавших первоначальную медицинскую помощь, — зачитывает адвокат позицию стороны защиты. 

В подтверждение слов Митин сослался на результаты исследования врачей горбольницы №7 и судебной медэкспертизы. 

— Исходя из показаний эксперта Попковой, ряд наркотических сильнодействующих средств могли бы в любом случае разрушиться под воздействием тепла, света, воздуха и иных факторов, то есть их нельзя обнаружить и при ином исследовании. Так же допрошенный в качестве свидетеля в суде врач Губиев пояснил, что непосредственно в РНД исследования не проводятся. Образцы отправляются в иное учреждение. Из его же показаний следует, что проводимые в РНД исследования аналогичны тем, что осуществлялись в 7-й горбольнице, и тем методикам, которые были использованы судебным экспертом Попковой. В любом случае предположения о наличии иного наркотического средства, которое не было обнаружено в крови Сатрутдинова в связи с нехваткой материала, является только предположением, которое не может быть положено в основу приговора, — продолжил адвокат.

Говоря о возбужденном состоянии, Артем Митин добавил, что по результатам исследования врачей и их показаний после полученных травм у Сатрутдинова было заторможенное сознание и оглушение, поэтому его поведение отличалось. 

Подсудимый отказался лишь от повторной сдачи всех анализов, поскольку боялся, что сотрудники полиции могут его избить. 

Говоря о действиях самих инспекторов, Митин добавил, что они действовали согласно правилам, но прежде чем совершить маневр, должны были убедиться в его безопасности. По показаниям свидетелей, опасности для пешеходов не было, поскольку они просто отсутствовали. 

— Показания потерпевшего Морозова в том, что решение о блокировке было принято совместно с Матрениным, опровергаются исследованной записью с видеорегистратора, установленного в машине, на которой они передвигались. Данное решение было принято Морозовым единолично как старшим экипажа и выполнено самостоятельно как водителем. Говоря о том, что данное решение было принято совместно, Морозов действует с целью переложить вину на погибшего, что Матрениным самим были оценены риски и принято решение. Эти показания оцениваются мною как данные с целью снятия с себя ответственности за принятое неверное решение, — зачитывает Митин.

Адвокат также попросил суд учесть несколько обстоятельств и признать их смягчающими: признание произошедшего Сатрутдиновым, раскаяние в случившемся, извинения перед вдовой погибшего, активное сотрудничество со следствием, добровольное прохождение медицинских исследований, уход за престарелым родственником с хроническими заболеваниями до задержания, наличие постоянного места работы, а также положительные характеристики со стороны соседей.

В свою очередь сторона обвинения отмечает, что факт избиения Сатрутдинова сотрудниками ДПС был зафиксирован мифическими камерами наблюдения. В ходе разбирательств было пересмотрено множество дисков с записями, но нигде представитель прокуратуры Андрей Кропотов не увидел, как подсудимого кто-то избивает.

— Я полагаю, что эти доводы защиты и подсудимого не имеют под собой ничего общего. Никто не собирался Сатрутдинову мстить. По данному материалу, по заявлению Сатрутдинова была проведена тщательная проверка Следственным комитетом. Он пришел к аналогичному выводу, что никакого избиения не было, а телесные повреждения он получил при жесточайшем дорожно-транспортном происшествии, виновником которого он был сам. Данное процессуальное решение было направлено и подсудимому. Это решение он не обжаловал. Оно вступило в силу и имеет преюдициальное значение, — заявил гособвинитель. 

Кропотов считает, что утверждения стороны защиты явно преследуют цель возложить всю вину на сотрудников полиции. По его словам, они в данной дорожной ситуации не допустили никаких нарушений, а напротив, пресекали незаконные действия подсудимого. Гособвинитель подчеркнул, что в суде рассматривается факт ДТП и оцениваются действия водителей — Морозова и Сатрутдинова. За 13 минут преследования последний допустил 21 правонарушение, 19 раз проезжал перекресток на красный свет, выезжал на дорогу с односторонним движением, ехал без прав, нарушал скоростной режим, чем создал угрозу для жизни граждан. 

— Действия полицейских в этой связи были абсолютно законны, правомерны и были вызваны экстренной необходимостью, поскольку жертвой мог стать любой, — акцентирует Кропотов.

Заявление адвоката о трезвости подсудимого опровергается показаниями полицейских и врачей, доводы о том, что он не отказывался проходить медицинское освидетельствование, — документами, согласно которым и в 7-й горбольнице, и в наркологическом диспансере Сатрутдинов отказался от прохождения исследований. 

— На видеозаписи его интервью Сатрутдинов признается в том, что он был немного в наркотическом опьянении. Никто за язык его не тянул. Это признание мы видели на судебном заседании. По-прежнему полагаю, что отсутствуют какие-либо смягчающие обстоятельства подсудимого. Его так называемое признание фактических обстоятельств дела не имеет никакого юридического значения. Полагаю, несправедливым было бы назначить окончательное наказание Сатрутдинову путем поглощения того наказания, которое в 2016 году ему было назначено Зеленодольским судом, то есть простить ему то прегрешение, которое в свое время он совершил. Сатрутдинов был судим за незаконные действия с наркотическими средствами, их хранение для собственного потребления. Ответственность он должен понести как за совершенную трагедию, жертвой которой стали сотрудники полиции, так и за то преступление, которое он совершил в прошлом, — заключил Кропотов.

В завершение судебного заседания судья предоставил Сатрутдинову последнее слово.

— Хотел бы извиниться ещё раз, что не смог избежать столкновения. Клянусь Богом, я этого не хотел. Аварию спровоцировали. Меня поставили перед фактом за секунду до столкновения. Вину свою я вижу только в том, что не остановился в час ночи. Перед семьей погибшего хочу вновь искренне извиниться, что я не смог избежать этого всего. Прошу строго не наказывать. У меня все, — заключил Сатрутдинов. 

Приговор обвиняемому суд огласит в пятницу, 30 ноября.

Всё самое интересное в наших группах Tелеграм и ВКонтакте.

Comment section

Добавить комментарий

Войти: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *