«Каждая женщина, которая пойдет за Карениной, услышит что-то о себе»

Автор фото: KazanFirst и instagram.com/dianasafarova
Культура 18:27 / 6 декабря 2018
11
«Каждая женщина, которая пойдет за Карениной, услышит что-то о себе»

Юлия Маленкина - об иммерсивном спектакле, экспириенсе и зрителе.  

Первый иммерсивный спектакль по одноименному роману Льва Толстого «Анна Каренина» уже посмотрели больше тысячи казанцев. Кто-то смог разгадать тайну особняка Демидовых, а у кого-то остались вопросы: как и почему. Журналист KazanFirst тому не исключение. 

В иммерсивных постановках зритель находится в шаге от актера. Он не просто за ним следит, а «врывается» в его личное пространство. Мешает ли это актерам, как они пережили премьеру и что происходит на индивидуальном экспириенсе, рассказала исполнительница роли Анны Карениной актриса Юлия Маленкина.

- Юлия, до «Анны Карениной» вы были знакомы с иммерсивным спектаклем?

- Лично не сталкивалась, но представление имела такое обывательское, если можно сказать.

- Сейчас опыт участия в таких постановках у вас есть. По ощущениям и специфике работы чем отличается иммерсивный театр от обычного? 

- Зритель вот здесь, - показывает ладонь перед лицом актриса. - Со всех сторон и на 360 градусов он находится на расстоянии вытянутой руки. Естественно, для нас как актеров это другой уровень адреналина. Это другой уровень выхода из себя, чувств и эмоций, потому что здесь не соврешь. Зритель настолько рядом, что он видит пульсацию твоих вен, откуда у тебя течет пот. Должно быть колоссальное погружение в своего персонажа, чтобы он тебе поверил, почувствовал, что ты его старый знакомый друг, сидишь с ним рядом и вещаешь ему свою историю. Если в обычном театре мы прячемся за кулисами, можем сходить попить воды, покурить, подумать о детях, то здесь не можем. Мы вместе со зрителем проживаем 3,5 часа. Вот этим отличается иммерсивный театр. 

- Мы не раз задавали этот вопрос организаторам постановки, хотим спросить и вас. Как вы считаете, почему был выбран именно этот роман? 

- Во-первых, у нас Год Льва Толстого. Во-вторых, на «Войну и Мир» мы бы не посягнули, потому что нам бы просто не позволили. Я думаю, потому что «Анна Каренина» - это актуальная тема для всех времен. Суть ведь одна и та же. От того, что мы поменяли одежду, некий темп и ритм, нутро человека не поменялось. У людей и сто, и тысячу лет тому назад были одни и те же проблемы внутренние, внешние - в плане коммуникации между людьми. Зрители понимают, о чем мы говорим, о чем наш персонаж. Более того, какие-то слова и цитаты описывают ситуацию сегодняшнего времени, будь то политика или чисто человеческие отношения между мужчиной и женщиной. Просто режиссеры и организаторы решили взять актуальный роман.

- Вернемся к самому первому официальному дню показа. Насколько отличались ваши ожидания премьеры от реальности?

- Я думаю, по большей части всё, на что мы настраивались, всё, чего мы ожидали и хотели, было реализовано. Естественно, нужно дать возможность спектаклю встать на лыжню. Он уже на ней, но чтобы все зажило глубоким вздохом, нужно чтобы мы поварились какое-то время в этом соку. Основную задачу, которая была поставлена, мы выполнили по максимуму, но дальше работа не останавливается. Мы продолжаем работать для того, чтобы улучшить визуальное, слуховое, эмоциональное восприятие для зрителя. 

- Случались ли какие-то форсмажоры, что в процессе приходилось что-то менять?

- Были такие нюансы, но мы старались их как-то обыгрывать. Например, 3 ноября, в первый день премьеры, до сцены бала, когда мне нужно было встретиться с Вронским, на подъеме у меня порвалось платье. Платья пышные, и бывают случайные моменты, что, ну, наступили. Пока я поднималась к Вронскому, подол всё больше и больше съезжал. Получилось так, что, подойдя к нему, вместо того, чтобы он пригласил Анну на танец, она говорит: «Мне так неловко: у меня порвалась юбка». Да, бывают такие моменты, но мы не боимся форсмажоров. Нам это только помогает: подскакивает адреналин, появляются новые ощущения.

- Давайте поговорим о зрителе. В иммерсивном спектакле он становится полноправным участником действа. Для него это возможность прикоснуться к некой тайне того, как всё происходит, возможность не просто посмотреть на предметы, но и потрогать. А для актёров зритель - это кто?

- Это большой огромный сгусток энергии вокруг тебя. В какой-то степени это твой полноценный партнёр, как и все остальные. Лично я всегда знаю, что он рядом, и мне это только помогает. Зритель дает ощущение такого актёрского одухотворения. 

- Когда мы были на спектакле, видели, как зрители садятся рядом с актерами или пристально на них смотрят. Не мешает ли это вам сконцентрироваться и не сбивает ли мысли с хода? И в целом, есть ли минусы в том, что зритель находится в шаге от тебя?

- Все актеры, которые задействованы, впервые играют в иммерсивном спектакле. Пока мы репетировали без зрителя, казалось, что все было понятно. Перед премьерой у нас был показ для приглашенного зрителя, чтобы мы как актёры понимали, как существовать, как себя чувствовать и как сам зритель живет рядом с тобой. Конечно, поначалу была растерянность, потому что управлять людьми и давать им понять, куда можно идти, непросто. Бывают такие ситуации, когда тебе нужно попасть в определенную точку, а зритель уже там. В этом плане есть несколько фишек. Здесь уже идет иммерсив. Допустим, если тебе нужно сесть на стул, а на нем уже сидит зритель, ты можешь подойти к нему и намекнуть, дотронувшись до плеча. В крайнем случае, можно даже присесть на него. Сначала у меня лично была растерянность, но потом я поняла, что зрителем можно управлять. Как он даёт тебе пройти, как выстраивает коридор, это настолько подкупает. Знаете, вот когда управляешь толпой: говоришь, поднимите руку, и все поднимают. Это тоже самое. Ощущения невероятные.

- В романе есть серьёзные сцены, где достаточно долго нужно держать внутри определенную эмоцию. В особняке узкие проходы, зрители толпятся и мешают друг другу пройти. Когда нужно переместиться максимально быстро из одной локации в другую, вот эта толпа не сбивает так, что просто теряешь эмоцию?

- Нет. Если ты вгрызся в образ, если момент включения произошел, то всё. Не знаю, что могло бы выбить меня. Может, если кто-то мне скажет: «Ой, Юлька, привет». 

- Если так скажут, как отреагируете?

- Надеюсь, таких людей не найдется, - смеётся Юлия.  

- По правилам для випов в стоимость билета входит индивидуальный экспириенс. На показе мы видели, как вы протянули руку одной женщине, но она всем видом показала, что не хочет идти, как будто чего-то боялась. Часто ли зрители не идут на контакт?

- У меня такое было один раз. Если я не ошибаюсь, это была критик, которая не очень любит такие моменты. Такое случается везде, не только у нас. Пока к нам приходит скромный зритель. Иногда хочется, чтобы он был посмелее. Мы к этому его и призываем, чтобы он находился рядом и чувствовал наше дыхание. Это так интересно, когда не зритель тебя изучает, а ты начинаешь на него смотреть. В какой-то степени мы меняемся местами. Но если ты чувствуешь, что он не хочет взаимодействовать с тобой, то не стоит давить на него, заставлять или бегать вокруг него минуту. Всё должно быть легко. Если она не хотела оставаться один на один и хотела уйти, то в этом нет ничего страшного. Другая девушка с удовольствием пошла. 

- Как вы считаете, зрители, которые отказываются от индивидуального экспириенса, многое теряют?

- Я боюсь, что если я расскажу, то людям будет неинтересно идти.

- Попробуйте говорить не прямо, а описать, к примеру, те же эмоции.

- Для нас общение со зрителями это такой же сюрприз, как и для них. Мы не знаем, в каком они состоянии, потому что за масками его не видно. Взаимодействие со зрителем может быть разное, но в любом случае задача одна – вызвать у него определенные эмоции. Мы снимаем с них маски, чтобы убрать границу зритель-актер, и остаемся на тет-а-тет «раздеты» друг перед другом. Ты можешь с ним пофилософствовать, поговорить на какие-то душевные темы, которые доводят до слез. Например, на моих пэксах (персональных экспириенсах, - Ред.) люди плакали. Еще у меня был пэкс с девушкой, с которой мы поговорили о любви. Знаете, мы друг друга поняли. Иногда ты находишь зрителя, которого ты так хорошо понимаешь. Мне было очень приятно по-девичьи с кем-то поговорить. 

- Как вы определяете, у какого випа уже был экспириенс, а у какого нет? Мы успели заметить только фишку Вронского. Девушка после встречи с ним вышла с розой. 

- Да, это фишечка Вронского. У нас есть такой лайфхак: если на випе есть шарфик, значит, пэкса еще не было. Нет шарфика, значит, был. Вообще, у нас задача, чтобы каждый из них это ощутил на себе, не зря же они билет за 15 тысяч покупают. Хотя один раз у меня был такой случай, когда красные маски находились так далеко, что я просто физически не могла себе позволить идти вразрез с другой сценой, поэтому я просто взяла черную маску, за которой оказалась как раз та девушка, с которой мы прекрасно поговорили. Но нужно понимать, что каждый актёр - это абсолютно разный пэкс. Мы к ним готовились отдельно. К примеру, если это разговор с Левиным, то человек после него захочет сесть и подумать о чем-то серьезном, а после пэкса со мной вдруг поймет, что нужно позвонить маме. 

- Все зрители ходят в масках. Однообразные лица повсюду для актера – это плохо или хорошо?

- Если бы вокруг стояли сто человек, и было это - показывает позу со скрещенными руками - то это бы безумно мешало. У меня как у актрисы есть такой синдром первых рядов, когда ты смотришь, какая там реакция. Так, смеются, хорошо. Конечно, нас бы отвлекали лица, но маски не отвлекают. Они гармонично существуют в пространстве спектакля.

- Есть ли такая деталь в постановке, которая очень важна, но зритель никак не обращает на нее внимания?

- Безусловно, сложно быть внимательным зрителем, попадая в пространство, которое тебе пока неизвестно. Что касается локаций, за 3,5 часа он сможет изучить все, если не будет ленивым. Мы постарались сделать так, чтобы каждая деталь что-то значила. Если в комнате висит ружье, то, грубо говоря, оно должно выстрелить. В качестве примера можно привести часы в комнате Левина. Он их потом отремонтирует. Нужно обратить на это внимание. Не все понимают, что за шестеренки, что за время на них, хотя это тоже режиссерская задумка. 

- А теперь поговорим о вас. Когда впервые вы познакомились с романом Льва Толстого, и какие у вас были впечатления?

- В школе. Первое впечатление, как у всех: бросилась под поезд. Не могу сказать, что я была фанаткой его романа, но мне было понятно, почему он классик. Просто у меня никогда не было задачи вникнуть. Предложение играть в этой постановке, безусловно, заставило меня в него погрузиться. За полгода, которые я готовилась к работе, я прочитала роман 5 раз точно, причем один из них был за 3 дня. Каждый раз, когда его читала, я открывала что-то для себя. Это как «Мастер и Маргарита»: в каждом возрасте воспринимаешь его по-своему. 

- Восприятие и отношение к главной героине изменилось?

- Если сравнить с первым впечатлением, то это небо и земля. Это мне 15 и мне 33. Разный уровень восприятия и себя, и этой книги. Сейчас я понимаю, что проблемы, которые поднимаются, это не проблемы несчастной любви, из-за которых Анна погибает. Проблема внутри личности человека, причем не только у самой Анны. Если залезть в душу каждого персонажа, можно понять, что там такая глубина, что каждого можно оправдать. В романе нет плохих героев, даже сама Анна не плохая. Каренин, Вронский - все оправданы в своих действиях. Если задуматься, то можно понять, что у каждого своя большая жизнь со своими детскими проблемами. 

- Как бы вы охарактеризовали Каренину одним словом?

- Одиночество. Анна одинока внутри. Если бы рядом были люди, родители, она могла бы быть другой. Знаете, нам Толстой вообще ничего не говорит об Анне до встречи в поезде. Мы знаем лишь то, что тетка каким-то волшебным «пинком» выдала её замуж за Каренина, причем способом шантажа. Толстой не сказал, откуда она, что с ней было, какие у нее родители. Это человек, лишенный родительской любви и ласки. У нее нет ни одного примера перед глазами. Это первый момент одиночества. Следующий – муж. Как ни крути, 20 лет (разница в возрасте, - Ред.). Возможно, в те времена это было нормой. Она читала романы, как минимум, и знала, что так бывает, и вот так бывает. Анна не чувствовала, что расцветает с Карениным. Может быть, она не чувствовала себя одинокой в плане отношений «мать и сын». А Вронский? И все её «докапывания» до него? Снова момент одиночества.

- Юлия Малёнкина и Анна Каренина - это два абсолютно разных человека, или вы чувствуете сходство со своей героиней?

- Безусловно, у нас есть какое-то внутреннее женское сходство. Это, наверное, сходство по градусу желания, страсти, власти, иначе я бы не смогла ее понять. Я думаю, что каждая женщина, которая пойдет за Карениной, услышит что-то о себе, о своей жизни. 

- А в чем вы абсолютно разнитесь?

- Я женщина рассудительная. Я не поддаюсь страстям за 3 секунды. Я могу тянуть год или два прежде, чем резануть. Анна, как поезд: вжух, и всё. Она хочет результат сразу здесь и сейчас. Плюс отличается время. Люди не знают, что такое философия, психология, послеродовая депрессия. Я думаю,  отличия больше не между мной и Анной, а между современным окружением женщины и прошлым. 

- У вас есть любимый эпизод постановки?

- Мне нравится время ближе к концу, не потому что я люблю страдать или еще что-то, а из-за метаморфоза. Все уже настолько на моторе, на газу, на шестой скорости, что твое нутро и тело начинает работать за тебя. Анна включается настолько, что она тобой руководит. Скажем так, я всегда жду последней сцены с Вронским, с Долли и финал, потому что там я свободна полностью. 

- В какой сцене играть тяжелее всего?

- Очень тяжело дается момент, когда Каренин находится между двух огней (Анна-Вронский, - Ред.). Это сцена беременности, принятия решений. Они тяжелые по отдаче, потому что зритель на расстоянии ладони. Тьфу-тьфу и вот так не сделаешь, – изображает фальшивые слезы, дотрагиваясь до век. – Надо действительно плакать, просить прощения, мучиться. Пусть они самые тяжелые, но очень ценные для актёра.

- Есть ли образ в романе, который вам тоже близок или даже ближе?

- Мне нравится Бетси, потому что я люблю нашу Бетси. Мне она тоже близка, но я не претендую. Нравится еще Лидия Ивановна. Если внимательно к ней присмотреться, то она не такая уж простая финтифлюшка. Тут тоже есть палитра перевоплощений. 

- В иммерсивном спектакле есть полноценный образ Фатум. Как мы поняли, это девушка, которая воплощает самые темные мысли и страхи Анны Карениной. Как вы ее воспринимаете как Юлия и как Анна?

- И для Юли, и для Анны Фатум - это рок, судьба, которая преследует Каренину и в конце настигает. Это не смерть, не раздвоение личности, хотя ваше восприятие - это тоже здорово. Но я воспринимаю ее как судьбу, от которой не уйдешь и не убежишь. Она везде с тобой: с Сережей, в твоей комнате, и судьба же тебя забирает с собой.

- Как актриса вы довольны работой режиссера?

- Я восхищаюсь Дианой. Всегда говорю ей: «Ты локомотив». Знаю её с 2009 года. До этого проекта я не сталкивалась с ней, как с режиссером и была настолько поражена. У нее нескончаемая энергия. Не знаю, какие силы ей помогали все это сделать. Она вместе с нами спит, ест, живет. Диана 24/7 в особняке Демидова. Она знает Толстого наизусть. Я кланяюсь в ноги. «Ребёнок», которого она родила, надеюсь, что будет расти и процветать. Результат превзошел все мои ожидания. 

- Вы бы хотели оказаться на месте зрителя?

- Вы знаете, во время спектакля я других персонажей вообще не вижу. Я очень жду 15-е число. Я впервые буду зрителем. Я бы посмотрела на Левина. У него столько перемен, рассуждений, мыслей вслух, взаимодействий. 

- Трудно ли будет зрителю, который не знаком с романом?

- Будет трудно. У всех Анна Каренина, Анна Каренина. Пошли за ней, потом вдруг она исчезла и всё. Ой, мужик в очках. Кто это? Что это? А Стива. Понимаете? Да, мы могли бы заморочиться. Но, пожалуйста, почитайте роман. Мы же образованные люди. Нужно понимать, что Анна не звезда. Она не главный герой, а одна из 16 основных персонажей. Есть герои более глубокие. Тот же Левин. Он даст больше эмоциональной нагрузки зрителю, чем Анна, потому что она, как многие говорят, пострадала и умерла. Понятно, что за ней тоже интересно наблюдать, но есть тяжеловесные персонажи, в хорошем смысле. Каждый актёр – это отдельная ветка. Почитайте, хотя бы краткое изложение, чтобы хоть имена знать. Зритель сам себя лишает удовольствия быть включенным в тему сразу. 

- Чтобы вы посоветовали зрителю, который впервые придет на ваше шоу?

- Не ленитесь быть зрителями. Не садитесь, открывая рот, и не ждите, пока мы в вас будем «закладывать». Используйте по максимуму то время, которое вы пришли потратить. Будьте энергичными, заинтересованными. Это всего лишь 3,5 часа в вашей жизни. Вы же знаете, куда идете. Я прекрасно понимаю, что час и люди устают, но нужно настроить себя. Нам не хочется, чтобы люди приходили на нас смотреть скептически, или как на Цирк дю Солей, и делали сториз «Я и Анна Каренина». Приходите заранее настроенные благодатно и позитивно. 

А мы в свою очередь напоминаем, что показы иммерсивного спектакля продолжаются. Если вы хотите стать участником этого действа, берите с собой удобную обувь, хорошее настроение, а по возможности прихватите костюмчик в стиле 19 века, тогда эмоции вам точно гарантированы.

КОММЕНТАРИИ (3)
Светлана
Очень хочу сходить на спектакль! Когда следующий показ?
0
ОТВЕТИТЬ
Ответ Светлане
Они в тексте в последнем абзаце ссылку прикрепили
0
ОТВЕТИТЬ
Алина
7,8,9 декабря показы
0
ОТВЕТИТЬ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ

Кирилл Толмацкий: Мне не нужно подстраиваться под форматы, я остаюсь в топе

Автор фото: Василий Иванов/KazanFirst
Культура 08:00 / 3 февраля
2
2
Кирилл Толмацкий: Мне не нужно подстраиваться под форматы, я остаюсь в топе

Памяти Децла. Большое интервью музыканта. Он дал его KF год назад.

В ночь со 2 на 3 февраля скончался, пожалуй, самый известный рэп-исполнитель России Кирилл Толмацкий, больше известный под псевдонимом Децл. На стыке двух веков он стал символом перемен, олицетворением свободы и нового слова в российском шоу-бизнесе. Так получилось, что одно из своих последних больших интервью Кирилл дал изданию KazanFirst во время приезда в Казань год назад. Этот материал актуален и сейчас. В память о Децле мы приводим его вновь. Впервые опубликовано 19 февраля 2018-го. За год до гибели музыканта.  


В Казань приехал Кирилл Толмацкий, известный широкой аудитории под именем Децл. Впрочем, у кумира тинейджеров 90-х есть и другие псевдонимы - Le Truk и Juzeppe Jostko. Под ними Толмацкий читает рэп на остросоциальные проблемы, в том числе и на английском.

Выступление артиста закончилось уже под утро, однако это не помешало ему ответить на вопросы KazanFirst. Интервью прошло в не совсем обычном месте. В гримерке, расположенной рядом со сценой, было шумно, поэтому разговор состоялся в соседней душевой комнате.

- Ты сегодня выступил в Казани, вчера в Питере. Какие эмоции?

- Что в Казани, что в Питере лично мне было немного тяжеловато работать. Сегодня перед выступлением еле проснулся. Проснулся, одел майку, джинсы, собрал все сумки и опять заснул. Я с 14-го числа работаю, до этого выступал в Таиланде, потом полетел в Москву, оттуда в Питер, потом в Казань. Но концерты проходят прикольно.

- Ты много путешествуешь по стране. Скажи, что в России изменилось, если изменилось, за последние 10-15 лет в музыке и культуре?

- Все меняется под политику. Был такой момент, когда ушел Ельцин и пришел Путин и все уже менялось в музыкальном плане. Начало во все стороны развиваться, все стало интересным, качал MTV, Муз ТВ, были федеральные музыкальные каналы, которых сейчас нет в эфирной сетке. Была какая-то альтернатива для молодежи, но все ушло в интернет.

- Децл поменялся вместе со страной или поменялись только его имена?

- Много чего нового появилось. Я остался, но, безусловно, поменялся под обстоятельства. У меня уже ребенку почти 13 лет, другие интересы, нежели чем когда я был совсем свободным в семейном плане. По сути дела, идет духовное развитие, прокачка разной литературой в основном для того, чтобы нести в массы темы, волнующие всех здесь и сейчас. Некоторые волновали тогда и волнуют всегда - типа ты меня любишь, я тебя не люблю. Эта ерунда всегда будет продаваться. Не это, а что-то другое необычное.

- Для тех, кто последние лет 10 не следил за твоей работой, как коротко можно охарактеризовать твои проекты Le Truk и Juzeppe Jostko?

- С 2009 года я начал реже общаться с теми, с кем общался раньше, по определенным обстоятельствам. Последние девять лет - это серьезная работа над собой. Это ежедневный внутренний конфликт, борьба с внутренними предрассудками. При этом все проходит без сильных напрягов. 

Я все-таки до сих пор пытаюсь немного подстроиться, потому что я начинал, когда были пейджеры и у нас все было по-другому. Все быстро меняется, появились новые технологии, в которые нужно вникать.

- При этом ты резко реагируешь на своих более молодых коллег по цеху. В частности, в "Твиттере" ты упоминаешь рэперов из Газголдера. Это уже личное из-за конфликта с Бастой?

- Там все вместе. На самом деле Баста - это просто такой персонаж, который прикрывает серьезную схему бандитско-ментовскую, поэтому он сильно взъерошился, когда я вдруг начал публично говорить в "Твиттере", как они себя ведут.

Изначально мы перестали туда ходить (на Газголдер. - Ред.) за четыре-пять лет до конфликта. Когда только построился Газголдер, там одного моего друга попросили организовать некий клуб. Тот сказал, что клуб не надо, лучше организуем общество творческих людей. В то время, когда там не было никакого Васи, собирались творческие люди - художники, музыканты, чайные мастера, интересные персонажи. Но в какой-то момент приехал Богдан Титомир и сказал, что нашел крутого рэпера, и после того, как этого рэпера привезли в Москву, всех начали потихоньку сливать. В итоге мы одни из последних, кто оттуда слился, и туда набрали на контрактной основе кучу рэперов. В том числе туда Смоки Мо попал в какой-то момент, после чего я перестал с ним общаться. В общем, много других людей попали в эту клоаку, а, по сути, они работают на одного человека.

- И кто этот человек?

- Это тот человек, кто больше всех выкатывает яйца.

- Почему рэп стал настолько актуальным? Рэперы говорят на близкие молодежи темы и на близком языке?

- Нет, просто он стал настолько неприятным, насколько это неприятно взрослым людям. Я в свое время поставил цель делать рэп таким, чтобы родители могли ставить его своим детям, а дети ставить своим родителям. Чтобы исчерпать конфликт поколений. Мне это удалось - мои треки родители не стесняются слушать при детях, а дети - при родителях. А то, что происходит сейчас, - это очередная попытка разделить, создать некий конфликт между поколениями, чтобы старшие не понимали младших и наоборот. Кто-то эту херню мутит специально, это такой заговор. Если раньше не хотели, чтобы к нам ходили фанаты, определенные политические организации привозили скинхедов. Это сейчас они ведут гибридную войну - войну в интернете. Соответственно, влияют на массы двойными стандартами и количеством спама в онлайн-пространстве. Меняется мир и меняются способы ведения войны.

- Ты сказал, что сегодня ты не просто музыкант, но еще и отец. Скажи, как выглядит собирательный образ современного российского мужчины - о чем он думает, чем он зарабатывает на жизнь, чего он хочет?

- Как оно и есть или как оно бы мне хотелось?

- Как ты это видишь сейчас.

- Я затрудняюсь ответить. Наверное… барыга?!

- А как бы ты хотел?

- А хотел, чтобы был философ, мудрый, интересный, правильный во всех смыслах этого слова. Сейчас миром правят двойные стандарты, мы живем в мире иллюзий, где все самое низменное, некрасивое и плохое вылезает наружу. Поэтому еще какое-то время нам придется с этим свыкаться, а в какой-то момент, уверен, это все изменится и энергии начнут работать в другую сторону. Пока мы работаем в подполье и ждем рассвета солнца, когда всех вампиров сожгут теплые солнечные лучи и снова все станут счастливы на планете Земля. С одной стороны, новые технологии нам мешают, с другой - искусственное сознание пробудится и мы посмотрим, что будет дальше.


Редакция KazanFirst выражает соболезнования родным и близким Кирилла Толмацкого. 


КОММЕНТАРИИ (7)
До слез
Покойся с миром... RIP. Будем помить всегда.
21
ОТВЕТИТЬ
Евгений
REST in PEACE
1
ОТВЕТИТЬ
Миша Видяев
У каждого свои плюсы и минусы. Децл, спасибо за песни в 90-х!!! Скорбим.
10
ОТВЕТИТЬ
Имя
Подтверждение того,что это настоящий артист
9
ОТВЕТИТЬ
День
Он жизнь постиг
9
ОТВЕТИТЬ
Катерина
Неожиданно умно. Пусть хорошим растет сын.
1
ОТВЕТИТЬ
Оксана
ЧЕЛОВЕК с принципами и своей философией! Слушаю новые альбомы — это бомба, это творчество. Кирилл живёт в своей музыке! Спасибо, что был!
3
ОТВЕТИТЬ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
видео
наверх