«Появились личности, которые хотят заработать на Стратегии татар»

Автор фото: tatar-congress.org
Общество 16:25 / 23 января
7
«Появились личности, которые хотят заработать на Стратегии татар»

Василь Шайхразиев призвал не искать выгоду в разработке важного документа.

Всемирный конгресс татар продолжает серию встреч с активом в районах Татарстана. На прошлой неделе делегация из Казани во главе с вице-премьером и главой Милли Шура Василем Шайхразиевым побывала в Арске. А накануне эскиз Стратегии развития татарского народа представили жителям Нурлатского района и других близлежащих муниципалитетов. 

Нурлат возглавляет один из отдаленных от Казани одноименных районов. Принято считать, что Арск - это неофициальная духовно-национальная столица татарского народа, его колыбель, потому что там родился великий поэт Габдулла Тукай, а местный диалект стал основой национального литературного языка. В Арске есть татарская школа. Нурлат же представляет полную его противоположность. 

В Нурлате нет татарской школы. По словам местных активистов, разговоры о необходимости её открытия здесь поднимаются с начала 90-х годов, но почему-то разбиваются о холодность местных глав. Как отмечают нурлатские общественники, свою безучастность по отношению к татарскому языку показывал даже Фатих Сибагатуллин, ныне депутат Госдумы от Татарстана. Он возглавлял район с 1996 по 2007 год. 

На ситуацию с отсутствием татарской школы в городе обратил внимание и имам Ильяс хазрат Зиганшин

- Мы побывали во многих местах Нурлата. Особенно запомнилась здесь гимназия. Татарскую жизнь удалось увидеть на мгновение там. Тамошние школьники бережно обращаются к традициям и обычаям нашего народа. Я спрашиваю, это татарская гимназия, что ли? Нет, ответили мне. Уважаемые, всё-таки хотелось бы в таких местах, как Нурлат, видеть татарские гимназии, - говорил на заседании ВКТ хазрат. 

Современное название города - Нурлат - установилось при Фатихе Сибагатуллине. Бывший глава очень любил лошадей, поэтому поставил в центре памятник в честь «Святозарной лошади», то есть «Нурлы Ат», что в итоге и вылилось в название Нурлат. 

В городе девять детских садов. Но, сожалеют татарские активисты, из них только в двух есть возможность обучения и воспитания на родном языке. Если брать этническую карту муниципалитета, то в Нурлате проживают 59% татар, 24% русских и 15,3% чувашей. 

Делегацию из Казани встречали в детском саду «Буратино» и в единственной в городе гимназии. Руководители-педагоги в обоих случаях говорили, что занятия по татарскому есть и что учат его дети вне зависимости от национальности. А в гимназии по приезде гостей даже поставили небольшую театральную сценку, в которой ученики играли исторических персонажей периода взятия Казани в 1552 году. Школьники смело формулировали проблему потери народом своего родного языка, говорили о важности общаться на нем в семье. 

Если сравнивать совещание, которое проводил Василь Шайхразиев в Арске, с тем, как это было сделано в Нурлате, то некоторая работа над ошибками была сделана. Во-первых, глава Милли Шура взял с собой из Казани писателя и поэта Роберта Миннулина и директора Института языка, литературы и искусства им. Ибрагимова Академии наук РТ Кима Миннулина. Таким образом, говорил с нурлатовцами не только представитель республиканской власти, но и народный поэт и ученый.

Роберт Миннулин заявил, что в Стратегии татарского народа обязательно должно быть место для великих личностей. На примере их судеб и достижений надо воспитывать новое поколение. Он вспоминал певца Ильхама Шакирова, Габдуллу Тукая и Мусу Джалиля.

- Вот мы попрощались с Ильхамом абыем. Сейчас думаем о нем. Действительно, в 60-е, 70-е и в 80-е годы Ильхам Шакиров настроение всего татарского народа объединял, был выдающейся личностью. Он не просто певец, не просто человек с красивым голосом. Старики помнят, что в советское время расселенные по всем регионам и республикам татары между собой не общались. Тогда в Татарстане не было возможностей для объединения всех татар России. Всемирного конгресса татар не было. Нас только Ильхам Шакиров объединял по радио, через пластинки, - вспоминал поэт. Роберт Миннулин называет Ильхама Шакирова духовным лидером татар. - Мы остались без Ильхама. После него какая у нас будет судьба, татары? В какую сторону мы пойдем? Как сохраним наш моң? Вот об этом надо думать.

Поэт рассуждает, что слово «стратегия» на татарский никак не переводится. Значит, у татар до этого времени никакой стратегии не было. А если бы была, то и само слово было бы.

- И вот настал этот день, когда нужно решать судьбу татарского народа. У нас должна быть Стратегия, с которой бы мы шли в будущее, - уверен Роберт Миннулин.

Он призвал должное внимание уделять тем представителям татарского народа, которые проявили себя во время Великой Отечественной войны. 

- Если мы говорим о патриотизме, что молодежь надо воспитывать в патриотическом духе, то вот вам Муса Джалиль. Он герой не только для татар, но и для всех других народов, - резюмировал Роберт Миннулин. Он также призвал не забывать имена таких значимых личностей как дважды герой Советского Союза Муса Гареев и летчик - крымский татарин Ахметхан Султан.

В свою очередь Василь Шайхразиев в своем выступлении меньше читал страницы с презентации эскиза Стратегии татарского народа. Глава Милли Шура с трибуны больше говорил о важности сохранения татарского языка в семье, иначе открытие национальных школ, детсадов и университета будет бессмысленным. Вице-премьер также рассказал, что вокруг разработки документа стали появляться сомнительные личности, которые решили на нем заработать.

- После того как мы представили эскиз в Арске, начались разговоры, сколько же было выделено на разработку этого документа. Были те, кто говорил: «Заплатили бы и мне - я бы тоже разработал». На разработку документа никаких денег не выделялось. Самое главное, мы эту Стратегию делаем без денег. Никаких гонораров, никаких грантов. Мы опираемся на общественную инициативу, - сетовал Василь Шайхразиев. 

В то же время он отметил, что в бюджете Татарстана всегда закладываются деньги под различные программы и проекты по сохранению и развитию татарского языка и татарской идентичности. 

- Я когда по своим делам отправляюсь в зарубежные страны или регионы, у меня татары спрашивают, а почему вот здесь у нас в Татарстане вот так? А почему вы к нам приезжаете и просите, чтобы мы свой татарский язык сохранили, свою нацию? А у самих что творится в республике? В такие моменты очень сложно им что-то ответить. Если можно было бы ответить: «Прошу прощения, сейчас исправим», то я бы ответил. Но всё не так просто, как кажется, - объяснял вице-премьер. 

Он ещё раз, как и в Арске, заявил, что готов к любой критике, что ждёт её, а также комментарии, дополнения, замечания и уточнения по созданию документа, и обещал выслушать каждого обратившегося к нему.  

Следующим по графику пунктом, где обсудили Стратегию, стала Бугульма, после встреча пройдет в Набережных Челнах, а завершится обсуждение на следующей неделе в Буинске. Затем делегации ВКТ отправятся в другие регионы России, где проживают татары.  

В ЭТОМ СЮЖЕТЕ
КОММЕНТАРИИ (0)
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ

Депутаты и Общественная палата поставили барьер проекту «зеленый щит»

Автор фото: KazanFirst и соцсети
Общество 20:11 / 12 февраля
6
Депутаты и Общественная палата поставили барьер проекту «зеленый щит»

Реализации идеи ОНФ в Татарстане мешает бюрократия. 

Во время визита в Казань президенту России Владимиру Путину задали вопрос о реализации проекта «зеленый щит». У жителей есть опасения, что бизнес не станет соблюдать условия, по которым нужно вести строительство в рекреационных зонах. Глава государства высказал мнение, что компаниями, которые работают в сфере строительства, руководят уважаемые и небедные люди, они не должны забывать, что потеря уважения со стороны жителей в конечном итоге может привести к утрате капитала. 

Редакция KazanFirst вспоминает, как обстоят дела с принятием закона о «зеленом щите» в Татарстане. Впервые материал был опубликован в ноябре прошлого года.


Инициатива создать «зеленый щит» вокруг крупных городов страны принадлежит Общероссийскому народному фронту (ОНФ). Ещё в 2016 году президент России Владимир Путин подписал закон, который позволяет ограничивать вырубку деревьев. С энтузиазмом появление, в том числе и вокруг Казани, «зеленого щита» восприняли экологи республики. В апреле Общественная палата Татарстана провела публичные слушания, где все участники единогласно поддержали идею создания лесопаркового зеленого пояса (ЛЗП). 


Читайте также: «Застройщикам надо умерить аппетиты, чтобы Казань не теряла леса»


Казалось, что после этого наконец решится вечный спор чиновников и активистов-экологов, где и какие деревья вырубать можно, а где нет. Однако прошло уже полгода, но о проекте ни слуху ни духу. 

Урбанист Юлия Файзрахманова поддерживает этот проект. Она считает, что в «зеленый щит» нужно включить все участки, которые представлены лесными массивами. Например, рощи на Гаврилова и лес на Дубравной.

- Проблема в том, что в Татарстане нет закона, по которому лесопарки в городах должны быть поставлены на муниципальный учет. В Казани все леса, кроме официальных парков, статуса леса не имеют. А раз так, они рубятся и застраиваются по любому поводу. За границей города большинство лесов - это гослесфонд. Менять их статус, включая в «зеленый щит», смысла нет. В «зеленый щит» нужно включить леса Казани, не имеющие на сегодня никакого статуса. Это значит охранять их, заниматься лесовосстановлением, ухаживать. В Татарстане 17% лесов, а это на 7% ниже уровня, необходимого для комфорта жителей, - рассказывает Юлия Файзрахманова.

Активистка выступала с предложениями на слушаниях, но учтены ли они, она не знает. К слову, как и вся общественность не знает, что же происходит с проектом, который все яро поддержали. Редакция KazanFirst решила выяснить, на какой стадии реализации он находится сейчас.

Итак, для начала разберемся в процедуре создания «щита». По закону инициатор - в нашем случае ОНФ - подает мотивированное ходатайство в Общественную палату (ОП). Она в свою очередь проводит слушания. Поскольку их участники одобрили проект единогласно, ОП направила протокол в законодательный орган - Комитет по экологии, природопользованию, агропромышленной и продовольственной политике Госсовета Татарстана. Республиканский парламент в течение 40 дней с момента получения документов должен решить вопрос о создании или несоздании ЛЗП. При принятии закона уполномоченные органы субъекта в течение 180 дней устанавливают границы щита, которые впоследствии включают в Единый государственный реестр недвижимости. Все эти сроки вышли, а «зеленый щит» по-прежнему не вырос в некий официальный документ, который необходимо исполнять. 

В беседе с журналистом KazanFirst эксперт от Общественной палаты республики Александр Никитин, который является одним из разработчиков проекта, рассказал, что не знает, на какой стадии находится претворение в жизнь «зеленого щита», но исследовательскую работу он и его коллеги продолжают.

- Меня пригласили для того, чтобы я предложил концепцию. Ее обсудили. О дальнейших действиях не в курсе, - говорит эколог. - Мы со студентами проводили исследования. В 25 городах утвердили проект. Мы проанализировали, на каких стадиях они находятся, какие площади у них и многое другое. Работу в этом плане мы ведем. 

В свою очередь инициатор появления «щита» - Общероссийский народный фронт - так же уверяет, что с их стороны все необходимые работы были проведены. По словам эксперта по экологии Зуфара Юнусова, необходимые материалы давно направлены в Госсовет. Протокол ОП зарегистрирован в Совете ещё 3 мая, а обращение о поддержании инициативы ОНФ - 30 мая. Также Зуфаров подчеркнул, что в настоящее время Татарстан - это один из немногих регионов России, в котором отсутствует законодательно созданный лесопарковый зеленый пояс столицы субъекта федерации. Собеседник говорит, что проект затянулся из-за ответа парламента.

- В письме от имени Госсовета Республики Татарстан содержится неоднозначный ответ на внесенное мотивированное ходатайство о создании лесопаркового зеленого пояса, что в свою очередь привело к затягиванию принятия окончательного решения, - говорит эксперт.

Со слов инициаторов, депутаты Татарстана попросили согласовать земельные участки, которые были предложены для включения в «зеленый щит», но по закону границы определяют органы исполнительной власти после принятия закона «О создании зеленого щита». Вот такой замкнутый круг бюрократии получается. 

Представители Комитета по экологии, природопользованию, агропромышленной и продовольственной политике Госсовета уверяют, что вопрос создания «зеленого щита» держат на контроле. 4 июня материалы о появлении лесопаркового пояса были возвращены Общественной палате в связи с отсутствием мотивированного ходатайства. После рабочего совещания 18 июня парламентский Комитет рекомендовал ОНФ совместно с исполкомами районов, чьи участки предложены для включения в «зеленый щит», и различными министерствами «согласованно доработать необходимые документы».

Активисты Народного фронта попытались было решить эту задачу, однако ответ районных исполкомов был примерно такой: в соответствии с Земельным кодексом управляет земельными участками Россия, поскольку они находятся в ее собственности. В итоге повторный запрос ОНФ отправил в Госсовет 24 октября. На него ответа пока не получено. 

Отметим, что Законодательные собрания 32 регионов России уже приняли нормативно-правовые акты о создании лесопаркового зеленого пояса. Ну а общественники и депутаты Татарстана пока «играют» в бюрократический футбол.

КОММЕНТАРИИ (2)
Неколя
никогда в Казани не примут таких решений, так как пилить это такая форма организации жизни мэрии
7
ОТВЕТИТЬ
Анонимно
Создавать "Зелёный щит" - отодвинуть все заводы и промзоны подальше от города минимум на 25 километров
1
ОТВЕТИТЬ
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
видео
наверх