Неудавшийся проект «Нэфиса» рискует ответить по долгам перед ТФБ

АСВ вытаскивает ЗСМС из «контролируемого» банкротства.

Конкурсный управляющий Татфондбанка - Агентство по страхованию вкладов (АСВ) продолжает судебное разбирательство с тверским ООО «Анкор», подавшим заявление о банкротстве «Завода по производству синтетических моющих средств» (ЗСМС). Предприятие является крупным заемщиком ТФБ: ООО «ЗСМС» взяло кредит на сумму 3,9 млрд рублей под 15% годовых. Банк выдал только 3,4 млрд рублей - оставшейся суммы у него просто не оказалось, а в декабре 2016 года ЦБ РФ ограничил деятельность ТФБ, признанного в итоге банкротом. Недополученные в Татфондбанке 500 миллионов могли пойти на покупку станков, без которых технологический процесс оказался невозможен.

«Анкор» заявил о претензиях к ЗСМС на 355 тысяч рублей, потребовав признать контрагента несостоятельным. Представители конкурсного управляющего сомневаются в реальности сделки между ЗСМС и «Анкором» - завод ежемесячно обслуживал многомиллионный долг по кредиту, а 355 тысяч подрядчику не заплатил. В АСВ уверены: документы существуют лишь для создания видимости задолженности, чтобы ввести упрощенную процедуру конкурсного производства, или, как выразился на сентябрьском заседании юрист АСВ Александр Павленко, процедуру «контролируемого банкротства». Агентство также указало суду на выкуп экс-гендиректором и учредителем ЗСМС Юрием Ляшенко долгов своей компании у «Анкора».

Действительно, в Арбитражном суде Тверской области рассматривается аналогичный спор. Согласно материалам дела, 19 июня 2018 года Ляшенко выкупил долги завода перед «Анкором», после чего Агентство ходатайствовало о процессуальном правопреемстве и замене взыскателя или его правопреемника на ПАО «Татфондбанк» (АСВ даже перечислило взысканную на основании судебного приказа сумму на депозит нотариусов Твери и Казани). В ООО «Анкор» Ляшенко поддержали, уточнив, что оплата цессии произведена им в полном объеме, заявив об отсутствии оснований для перевода правопреемства на ТФБ. Бизнесмен, выступающий в процессе в качестве третьего лица, тоже возразил позиции АСВ. В результате суд встал на сторону АСВ и в феврале 2019 года процессуальное правопреемство долга ЗСМС получил банк.

После этого уже в татарстанском Арбитраже представитель завода ходатайствовала об отложении процесса, заявив, что хоть суд и произвел процессуальное правопреемство на Татфондбанк, судебный акт в законную силу не вступил, потому в «целях процессуальной обоснованности, четкости мы считаем, что дело нужно отложить». Будет ли сторона обжаловать вердикт тверского Арбитража, юрист не уточнила. 

Судья Михаил Аверьянов начал говорить о кандидатуре арбитражного управляющего, когда отстаивающий интересы Татфондбанка советник первого заместителя председателя Банка России Василий Медведев заявил, что требования «Анкора» и Юрия Ляшенко о банкротстве ЗСМС «в принципе не могут быть удовлетворены».

- Очевидно, хотя мы и дожидаемся вступления в законную силу определения [Арбитражного] суда [Тверской области] о правопреемстве на Татфондбанк, банк в любом случае как кредитор не поддерживает заявление «Анкора» и Ляшенко, - сказал Медведев. - Мы полагаем, что производство по заявлению ООО «Анкор» или господина Ляшенко в принципе должно быть прекращено.

- На основании чего? - поинтересовался судья.

- Уважаемый суд, прекращено оно должно быть по той простой причине, что либо ПАО «Татфондбанк» делает процессуальное правопреемство на себя, а мы, соответственно, отказываем. Либо, если мы не отказываемся, я заявляю о процессуальном правопреемстве и тут же ходатайство о прекращении производства по делу [о банкротстве].

- У нас процессуальное препятствие - решение в силу не вступило, - отметил судья Аверьянов.

- Чтобы вам было понятно, - продолжал Медведев. - Когда мы встанем на место заявителя, то не планируем поддерживать это заявление. Потому что вынесенный судебный акт вынесен на основании мнимой сделки по сфабрикованным доказательствам, без наличия реальных хозяйственных отношений - в АСВ полагают, что «Анкор» обратился в суд с требованием о банкротстве ЗСМС только затем, чтобы опередить Татфондбанк и установить свою кандидатуру арбитражного управляющего.

Судья попросил представителя конкурсного управляющего обосновать позицию со ссылкой на норму права к следующему судебному заседанию.

ЗСМС мог стать еще одним проектом группы компаний «Нэфис» (напрямую ГК им не владела, однако у сторон совпадали юридические адреса). Строительство завода стартовало в начале 2016 года на территории химического гиганта - предприятие заняло площадь почти 9 тысяч кв. м на пяти этажах и планировало выпускать в год 220 тысяч тонн порошковой продукции, которую собирались поставлять партнеру на условиях аутсорсинга. Но ЗСМС не смог получить последнюю часть кредитных средств, а значит, полностью закупить оборудование и запустить производство. При этом ООО «Завод по производству СМС» ежемесячно выплачивало проценты по кредиту - более 40 млн рублей. 

Учредитель ООО «ЗСМС» Юрий Ляшенко в августе 2017-го в ходе специально созванного пресс-тура рассказал журналистам о поисках новых инвесторов, которых, однако, не появлялось - всех отпугивала зависимость от Татфондбанка: после запуска предприятия оборудование уходило бы в залог по выданным кредитам. ЗСМС через суд добился изменения сроков возврата кредита - последний транш должен пройти в 2025 году, а запустить производство компанию обязали с 1 сентября 2018-го. В мае прошлого года АСВ через Арбитражный суд РТ потребовало с ЗСМС проценты по невыплаченному кредиту в размере 39,1 млн рублей, также ходатайствуя о наложении обеспечительных мер на завод, чтобы тот не мог инициировать собственное банкротство. Но до 1 сентября на банкротство завода подало ООО «Анкор». 

Стоит отметить, что летом 2018 года АО «Нэфис Косметикс» обратилось в Арбитражный суд РТ с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Третейского суда при Автономной некоммерческой организации «Независимая арбитражная палата» от 17 марта 2017 года - тогда с ООО «Завод по производству СМС» в пользу истца было взыскано 927,5 млн рублей. Арбитраж претензии «Нэфис Косметикс» удовлетворил, АСВ это решение обжаловать не удалось.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
ПОДРОБНЕЕ В СЮЖЕТЕ: 135 материалов в сюжете

Дело ТФБ: главное, что нужно знать о расследовании краха банка

«Татфондбанк» стал первым крупным финансовым учреждением, у которого отозвал лицензию федеральный регулятор. ЦБ обвинил руководство организации в выводе средств, мошенничестве, а также неблагонадежной финансовой политике. В результате топ-менеджеры банка во главе с руководителем ТФБ Робертом Мусиным стали фигурантами уголовных дел. А в отставку был вынужден уйти премьер-министр Татарстана Ильдар Халиков.

4 КОММЕНТАРИЯ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Неравнодушный к проблеме вкладчиков ТФБ
Когда уже наконец Следственный Комитет РФ займется расследованием масштабного ограбления ни в чем не повинных вкладчиков Татфондбанка и связанного с ним Интехбанка! Почему уголовное дело находится в СК РТ,который абсолютно ничего не расследует и не собирается! Виноват во всем один только банкрот Мусин ! Это же просто цинично по отношению к пострадавшим вкладчикам !
12
0
Ответить

Кредитор Татфондбанка
Все поручители-схематозники Татфондбанка ( Госжилфонд РТ, Нэфис Косметикс, ПСО"Казань", Зеленодольский завод им.Горького, Земельная Корпорация"Лидер" и др) прекрасно знали с какой целью оформлялись договора залогов и поручительства —чтобы ввести в заблуждение Центробанк, который весной 2016г проверял ТФБ, и прикрыть невозвратные кредиты аффилированных фирм на миллиарды рублей, выданные им еще в 2012-2015годах ! А теперь когда все эти мошеннические схемы вскрылись в результате банкротства банка,эти компании-поручители изворачиваются в судах как могут, оправдывая свои незаконные действия тем, что якобы были введены в заблуждение Татфондбанком !Все эти республиканские компании-схематозники действуют в судах по принципу "вали все на мертвого!" И как ни странно Арбитражный суд РТ идет у них на поводу, оправдывая все мошенические схемы по выводу! В таком случае все пострадавшие вкладчики могут теперь точно сказать, что их вводил в заблуждение Татфондбанк с помощью всех этих поручителей-схематозников!
12
0
Ответить

Интехбанковец нищий
«Контролируемое банкротство», «неустановленные лица»...надоело это замыливание реальности!!! Действительная вина этих фирмочек видна невооружённым глазом даже нам-обманутым вкладчикам! Почему затягивают так все процессы?
10
0
Ответить

Кредитор первой очереди!
Когда уже весь этот кошмар закончится? Когда кредиторы первой очереди получат все свои деньги 100 процентов! Так хочется чтоб поскорее настал этот день! Все виновные пусть отвечают перед законом! Куда смотрят правоохранительные органы, Следственный комитет? Верните деньги людям!!!!
10
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite