«Отказывают тем, кто реально живет в поселке, и дают городским»

Жительница Татарстана не может получить выплату за рождение третьего ребенка.  

Конституционный суд Татарстана рассмотрел жалобу жительницы поселка Усады, которая не может получить единовременную выплату за рождение третьего ребенка. В 2014 году Алсу Закирова вместе с мужем получили дом по договору социальной ипотеки в сельской местности. Семья переехала в поселок сразу после приобретения жилья. В прошлом году у Закировых родился третий ребенок.   

В Татарстане за рождение детей предусмотрены единовременные выплаты женщинам, проживающим в сельской местности не менее трех лет. Молодая мама отправила запрос на предоставление субсидии при рождении третьего ребенка (ее размер 100 тысяч рублей). Однако из-за отсутствия регистрации членов семьи в данном жилом помещении женщине отказали в назначении единовременной выплаты. 

- Я, как женщина, родившая третьего ребенка, обратилась в отделение Республиканского центра материальной помощи Лаишевского района, но так как у меня нет регистрации, мне отказали в единовременном пособии. Мы проживаем в поселке, у нас здесь нет полноценной школы, а старший ребенок в этом году пойдет в первый класс. Без казанской прописки попасть в казанскую школу невозможно, поэтому мы с детьми прописаны у моих родителей в Казани. То есть я не меняла регистрацию только потому, что мой ребенок мог не попасть в казанскую школу, - рассказала Алсу Закирова. 

Она считает, что факт регистрации или отсутствия таковой носит уведомительный характер и отражает лишь подтверждение нахождения гражданина по месту пребывания или жительства, поэтому не может служить условием реализации конституционных прав и свобод.

- Моя жалоба упирается в отсутствие моей регистрации. Если бы в нашем сельском поселении была полноценная школа, детское дошкольное учреждение, а также медицинское учреждение, то я, конечно, прописалась бы сразу при получении квартиры. Но лишь из-за того, что мои дети не могли попасть как в детский сад, так и в школу, получить полное медицинское освидетельствование, только из-за этого казанская прописка у меня сохранилась и сохраняется по сей день, - уточнила Алсу Закирова. 

Второе обращение она направила уже в министерство труда, занятости и социальной защиты Татарстана. Ответ ведомства последовал быстро: предоставить данную выплату невозможно, поскольку нет регистрации по месту жительства на территории сельского поселения.

У женщины есть заявление свидетелей, утвержденное главой сельского поселения, о том, что семья действительно проживала с 2014 года в сельской местности. Кроме того, подтвердить этот факт, со слов Алсу, могут в поликлинике, где зарегистрирован ее ребенок. 

- Я предлагала приехать, провести проверку, опросить свидетелей, чтобы увидели, что мы на самом деле там живем. Но [Минтруд], конечно же, отказался. Я всю жизнь жила в Казани. Мы сами не думали, что переедем в сельскую местность, но нам предоставили жилье, которое ждали три года по программе социальной ипотеки. Получается, что люди, которые прописаны в сельской местности, но много лет не проживают в ней, уезжают в города и получают выплаты. А мы, являясь молодой семьей, которая переехала в сельскую местность, не получаем. Отказывают тем, кто реально живет в поселке, и дают городским, - сокрушается жительница Татарстана.  

Заявление на обжалование ответа министерства труда, занятости и социальной защиты Татарстана она направила, в том числе, в районные суды Казани - Ново-Савиновский и Советский.  

На заседании выступил начальник юридического отдела республиканского ведомства Рахимзан Минугулов. Он подтвердил, что в соответствии с 3-й статьей закона о праве граждан России на свободу передвижения, выборе места пребывания установлено: регистрация или отсутствие таковой не может служить основанием ограничения условий реализации прав и свобод граждан.

- Мы считаем, что постоянное проживание в сельской местности подтверждается не только регистрационными записями, но и иными записями, которые предоставляются заявителем, - сказал представитель Минтруда. 

Судья-докладчик Эльмира Мустафина поинтересовалась, были ли в его практике случаи, когда обсуждаемая единовременная выплата при рождении ребенка назначалась женщинам, проживающим в сельской местности, но не зарегистрированным. 

- Сведениями такого характера не располагаем, - ответил после некоторого молчания Рахимзан Минугулов. 

Далее суд выслушал мнения представителей государственных органов. Начальник отдела анализа и приобщения судебной практики Арбитражного суда РТ Роман Шкаликов выразил такое мнение: неизвестно, как бы сложилась ситуация, если дело не дошло бы до Конституционного суда РТ. 

- Формально оспариваемое положение не устанавливает требований предоставления исключительно доказательства регистрации по месту жительства, но тем не менее создает возможность толкования, которое не соответствует Конституции РФ, что мы и имеем. С точки зрения правоприменительной практики и формальной неопределенности мы считаем, что в этой части [толкование] не соответствует Конституции РФ, - отметил Шкаликов. 

Представителем прокурора Татарстана выступила прокурор отдела по надзору за законностью нормативно-правовых актов Управления по надзору за исполнением федерального законодательства прокуратуры РТ Мария Филиппова. Она напомнила о 28-й статье Конституции Татарстана, которая определяет основополагающий принцип равенства прав и свобод человека и обязанность граждан вставать на регистрационный учет.

Начальник отдела по вопросам восстановления прав граждан аппарата Уполномоченного по правам человека в Татарстане Артем Бартенев в свою очередь отмечает: Алсу Закирова справедливо считает, ссылаясь на правовую позицию Конституционного суда РФ, что факт регистрации или отсутствия таковой не может сам по себе служить основанием ограничения для реализации прав и свобод граждан, предусмотренных Конституцией РФ и федеральными законами. 

- Обвинительница считает, что в силу оспариваемых положений она лишена права на получение единовременной выплаты из-за отсутствия регистрации по месту жительства. Вместе с тем условиями для получения выплаты являются достижение определенного возраста, число детей, факт постоянного проживания в сельской местности не менее трех лет. Понятия проживания и регистрации по месту жительства не являются тождественными. Постановление Кабмина РТ от 9 февраля 2018 года не содержит положения о том, что факт постоянного проживания в сельской местности или ПГТ может подтверждаться исключительно одной регистрацией по месту жительства в паспорте. Мы считаем, что оспариваемое положение не противоречит нормам Конституции РТ, - заключил он. 

Председатель Конституционного суда Татарстана Фархат Хуснутдинов постановил, что итоговое решение по рассматриваемому делу будет принято на закрытом совещании. А пока Алсу Закировой остается ждать заседания в Советском районном суде Казани, которое назначили на май.  

Понравился материал? Поделись в соцсетях
8 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Имя или псевдоним
У нас в РТ потому что нет соцзащиты. Сколько раз не обращалась сталкивалась с некомпетентными сотрудницами
2
0
Ответить

Роберто Карлос
Сами говорят о поддержке многодентных семей, а сами такие выкрутасы мочат
1
0
Ответить

Юрист это не профессия
А я че-то так и не поянл почему у неё регистрации не было. Как она вообще жила, это же не очень законно вроде
2
0
Ответить

Илья Кропачев
Куда глава села смотрит? Почему школы нет, что за бардак?
2
0
Ответить

Имя
@Илья Кропачев А что главе то? Он сидит себе и в ус не дует
1
0
Ответить

Петр Петрович
Ни в коем случае суд не должен встать на сторону этой мамаши. Это такой прецедент создаст мама не горюй
-1
0
Ответить

ЭксперТТ
министерству не пофиг ли, где формальная регистрация этой семьи? Есть же доказательства, что проживает она в сельской местности. Там ведь наверняка не миллионы. Жадничают бюрократы. Не минсоцзащиты, а минсоцнападения
1
0
Ответить

шха
Чем все закончилось то ?
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite