«Нормы пожарной безопасности не всегда могут быть сохранены в историческом объекте»

Автор фото: KazanFirst
Общество 08:47 / 18 апреля
6
«Нормы пожарной безопасности не всегда могут быть сохранены в историческом объекте»

Рассуждаем, как памятникам архитектуры Казани не повторить судьбу Нотр-Дама.

Пожар, вспыхнувший в Париже 15 апреля, поверг в шок весь мир. За судьбой одной из главных достопримечательностей Франции - собором Парижской Богоматери - следил почти каждый. Никто не ожидал, что объект мирового наследия, который пережил Великую французскую революцию и несколько войн, будет практически уничтожен во время реставрации. На фоне произошедших событий многие задумались о мерах безопасности в своих храмах, в том числе и столица Татарстана. 

Как сообщает пресс-служба Казанской епархии, каждый религиозный объект на территории Татарстанской митрополии имеет паспорт безопасности, оснащен необходимым противопожарным и спасательным оборудованием, а также средствами борьбы с огнем, регулярно проходит плановые и внезапные проверки специалистов противопожарной безопасности МЧС. Кроме того, во время больших церковных праздников, таких как Пасха, Рождество, Крещение Господне, в храмах и на территориях, прилегающих к ним, организуется дежурство сотрудников чрезвычайных служб. 

По словам главного инженера Казанской епархии Михаила Федотова, на данный момент реставрационные работы ведутся в Петропавловском соборе, Храме-памятнике в честь иконы Нерукотворного Образа Христа Спасителя, Николо-Гостинодворской церкви. Параллельно во многих церквях проходят небольшие косметические работы. Особое внимание в данном случае стоит уделить именно Петропавловскому собору, поскольку сейчас он находится в строительных лесах. 

- Если честно, требования всегда были очень жесткие к конструкциям лесов. От всех подрядчиков, кто работает, мы требуем соблюдения мер безопасности. Там в три слоя была проведена огнебиозащитная обработка, которую согласовывали с МЧС. На каждом ярусе лесов были установлены огнетушители. Петропавловский собор охраняется круглосуточно, - говорит Федотов. - Сейчас мы проверяем наличие средств пожаротушения на местах и их рабочее состояние. В принципе мы регулярно это делаем, но после этого случая [в Париже] приняли дополнительные меры контроля. 

Петропавловский собор не имеет деревянных конструкций

Главный архитектор проекта реставрации Петропавловского собора Рания Раимова так же отмечает, что объект находится под постоянным наблюдением: есть ответственный человек от епархии и подрядной организации, а допуск на территорию закрыт. 

- Думаю, ничего ужасного случиться не должно. У нас проводится инструктаж. Мы всегда говорим, что курить нельзя, нужно осторожно работать с какими-то огнеопасными материалами. Петропавловский собор деревянных конструкций вообще не имеет. У нас стропильная система металлическая, своды кирпичные. Наверное, какие-то материалы горят, но в основном он огнестоек, - подчеркивает архитектор.

Раимова отметила, что кого попало на работу не берут, ответственность за какие-либо нарушения несет прежде всего подрядчик. Для допуска к работам он должен иметь лицензию, которую получить непросто, а в штате должны работать только аттестованные специалисты. 

- Со стороны закона получение лицензии - это очень сложная процедура. У нас мало лицензированных организаций по стране. Эти лицензии часто отзываются, пересматриваются, заново аттестуются специалисты. Абсолютно все сотрудники, которые задействованы в реставрации, должны быть аттестованы в Москве при министерстве культуры России. Я думаю, со стороны законодательства сделано все возможное, чтобы на объекты кто попало не попадал, - считает собеседница.

От пожаров никто не застрахован 

Несмотря на различные меры безопасности, от таких трагедий, как во Франции, никто не застрахован, считает Сергей Галанин, казанский историк и доцент кафедры всемирного культурного наследия КФУ.

- Я думаю, что этот величайший памятник в Париже имел должные системы охраны, сигнализации и всего остального. К сожалению, они, видимо, дали какой-то сбой. Никто не застрахован. У нас тоже примеры есть. Казань - свидетельница, к сожалению, событий, связанных с утратой многих объектов исторического наследия в 1990-2000-х годах, когда было много пожаров. Кажется, два года как произошел пожар в бывшей конторе фабрично-заводского товарищества Крестовниковых и паре купеческих домов Старо-Татарской слободы. Они являются объектами пусть и местного, но культурного наследия, а там вообще не было никакой охраны, - говорит Галанин.

Эксперт подчеркивает, что Казани важно не забывать в первую очередь об охране культурных и исторических объектов. 

- Современные нормы пожарной безопасности не всегда в историческом объекте могут быть сохранены. Они строились тогда, когда этих норм не было. В этом тоже своего рода проблема есть. Но такие трагедии повторяться будут, потому что они неизбежны. Другое дело, нужно постараться их избежать со всеми способами охраны, - заключил историк.

Реставратор Марина Вилкова тоже считает, что пожар, подобный тому, что был в Париже, может повториться где угодно и с кем угодно. Здесь большую роль играет человеческий фактор, который никто не отменял. 

- Соблюдение техники безопасности напрямую зависит от людей, от их отношения к работе, подготовки, инструктажа. Любая оплошность может повлечь такую утрату.  Это может быть случайность. Все в нашем мире либо сгорит, либо сгниет. От этого на 100% никто не застрахован. На памятниках, объектах культурного наследия, особенно мирового значения, соблюдение мер техники безопасности должно быть на высшем уровне. Это не обсуждается. Но одна сотая вероятности, и вот пожалуйста… Это кошмар, - высказывает мнение Вилкова.

Говоря о Петропавловском соборе, архитектор считает, что нужно обратить внимание на соблюдение мер по технике безопасности и постоянный контроль инженерного персонала. Помимо подсобных реставраторов на объекте могут находиться и рабочие, которые выполняют второстепенную роль. Зачастую они не придают правилам особого значения. Помимо прочего существует другая проблема: нет конкретных норм проектирования и эксплуатации объектов культурного наследия. 

- На самом деле их и не может быть, потому что если они есть, то мы будем их перестраивать. Нужен дифференцированный подход ко всему. Обязательно нужно предпринимать какие-то компенсирующие меры. Основная задача - продлить жизнь памятнику, сохранить его аутентичность и подлинность, его структуру, но при этом обеспечить конструктивную и пожарную безопасность, - заключила Вилкова.

Тендеры не всегда идут на руку пожарной безопасности 

Повторяемость неожиданных трагедий замечает Геннадий Никонов, эксперт по пожарной безопасности. Несмотря на требования и правила, обычный уклад может сломать приход новых людей со своими инструментами, материалами, привычками, причем не всегда хорошими. 

- В теории все должны быть ответственны, но понятно, что когда проводится тендер на проведение каких-то работ, выигрывает не та организация, которая более ответственно подходит к делу, а та, что запросит меньше финансирования. А это не всегда ответственные и хорошие люди. Иногда берут не тех рабочих, которые где-то что-то не выполняют. Это отражается и на пожарной безопасности. Мы не застрахованы от таких трагедий, - соглашается с другими собеседниками Никонов.

Специалист отмечает, что в Европе деревянных зданий почти не осталось. В Казани же такие объекты есть, и именно они являются историческими. Например, Старо-Татарская слобода. Помимо этого есть жилые дома сталинской постройки, где стоят деревянные перекрытия. Таким объектам нужно уделять особое внимание и следить за их состоянием, а не надеяться на авось.

КОММЕНТАРИИ (5)
дык
Дык гореть то нечему, всё деревянное ы центре или уже сожгли или снесли
1
ОТВЕТИТЬ
Местный
Сколько разрушенных православныых храмов и мечетей разбросано по Татарстану. несчесть! Никому дела нет. Зато за Францию переживаем
0
ОТВЕТИТЬ
Леопольд
В России вообще всегда свинское отношение к культурному наследию было. Например Казани 1000 лет, где хоть одно здание которому 900, 800, 700, 600 или даже 500 лет? Где они. нету. Кремль разве только и то разваливается
0
ОТВЕТИТЬ
Паша
Что за чушь? в Европе полно деревянных зданий. Ваш эксперт хоть раз в Европе то был нет?
1
ОТВЕТИТЬ
Согласен
Паша, поддерживаю. Абсолютная. Там не только старинные деревянные, но и жилые современные есть, построенные из дерева. так что нечего
0
ОТВЕТИТЬ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ

«Раньше не считалось подвигом защищать Родину - это было нормой»

Общество 09:39 / 8 мая
14
«Раньше не считалось подвигом защищать Родину - это было нормой»

Казанцы - участники акции «Бессмертный полк» - рассказывают семейные истории.

Вот уже пятый год казанцы принимают участие в акции «Бессмертный полк». Держа в руках портреты родных - героев Великой Отечественной войны, преодолевают путь длиной более 2 км. Если в 2014 году шествие состояло из колонны в 500 человек, то в 2018-м эта цифра увеличилась до 163 000 человек. В этом году организаторы ожидают не меньше участников. 


Наша справка

«Бессмертный полк» - общественное движение памяти о поколении Великой Отечественной войны. Участники движения ежегодно в День Победы проходят колонной по улицам городов с самодельными транспарантами с фотографиями родственников - ветеранов армии и флота, партизан, подпольщиков, бойцов сопротивления, тружеников тыла, узников концлагерей, блокадников, детей войны. 


«Бессмертный полк» в Казани пройдет по маршруту прошлого года. Сбор участников - на пересечении улиц Карла Маркса и Толстого в 13:00, старт - в 15:00. От места встречи колонна проследует через площадь Свободы, далее по улице Лобачевского на улицу Кремлевскую и на площадь Тысячелетия. Протяженность маршрута составит более 2,5 км.

В преддверии масштабного шествия KazanFirst вспоминает истории семейных героев постоянных участников акции «Бессмертный полк».

Открывает серию воспоминаний Алеся Иванченко. Ее прадеды по разным линиям родственных связей освобождали Родину от фашистских захватчиков. Алеся рассказала нам обо всех героях семьи.

Прадед Августин Автономович Линник

Родился в 1910 году в селе Резино Букского района Киевской области. Воевал в Рабочее-крестьянской Красной армии. Был танкистом. Награжден орденом Красной звезды, медалью «За отвагу» (дважды).

В последний год войны родным пришло уведомление «Пропал без вести в апреле 1945 года». Позже выяснилось, что потерял в бою обе ноги и получил контузию, но выжил. Родные долгое время не знали, где он находится, да и он не мог сообщить о своем местонахождении из-за контузии.

Прадед Иван Павлович Иванченко

Родился в 1911 году в Запорожье. В 1941 году был призван в ряды Советской армии. Его звание - старший сержант. Погиб 21.12.1942 года. Похоронен в селе Косовка Таловского района Воронежской области, Россия.

Родной брат прабабушки Александр Фёдорович Швецов

Родился в 1919 году. Обладатель множества наград, в том числе ордена Отечественной войны I степени. Вернулся с ВОВ без одной ноги. На фото дед Шура рядом со своим наградным автомобилем. Фото было сделано мамой Алеси, когда ей было девять лет.

Двоюродный брат прабабушки Иван Игнатьевич Якубовский

Родился 7 января 1912 года (по старому стилю 25 декабря 1911-го) в деревне Зайцево, сейчас Горецкий район Могилёвской области Белоруссии. Был призван в РККА в 1932 году. Участвовал в военных действиях Советской армии ещё до начала Великой Отечественной войны.

Служил в танковых и мотострелковых войсках.

В Великую Отечественную войну майор Якубовский вступил в должность командира учебного танкового батальона 26-й танковой дивизии 20-го мехкорпуса Западного фронта. Прошел всю войну. Несколько раз был ранен, горел в танке.

Иван Игнатьевич - советский военачальник, маршал Советского Союза (12.04.1967г.). Дважды Герой Советского Союза (10.01.1944г., 23.09.1944г). Герой Чехословацкой ССС (30.04.1970г.).

В послевоенные годы служил главнокомандующим группой советских войск в Германии, командующим войсками Киевского военного округа, первым заместителем министра обороны СССР и главнокомандующим Объединенными вооруженными силами государств - участников Варшавского договора.

Умер в Москве 30 ноября 1976 года.

Похоронен на Красной площади в Стене коммунаров. 


Виктор Петрович Лавриченко (1923- 2008)

Рассказывает его племянница Татьяна Николаева.

- Мой дядя, Виктор Петрович Лавриченко, окончил школу №98 в Казани за несколько дней до начала Великой Отечественной войны. Почти сразу подал заявление с просьбой направить его на фронт. Его направили в Горьковское зенитно-артиллерийское училище на краткосрочные офицерские курсы. По их окончании, когда ему только исполнилось 18 лет, он был направлен на Ленинградский фронт, где прослужил всю войну.

Начинал дядя в звании младшего лейтенанта в должности командира огневого взвода в 304-м истребительном противотанковом полку, а закончил войну капитаном в должности командира батареи 220-го артиллерийского полка. В Ленинграде он воевал на Пулковских высотах, которые часто подвергались бомбардировкам и обстрелу, был несколько раз ранен. Награжден орденами Отечественной войны I и II степени, орденом Красной звезды, медалями «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», «За оборону Ленинграда». 

После войны он закончил юридический институт в Казани и попал по распределению в Куйбышев, где более 30 лет проработал председателем Куйбышевского областного суда. Обладает почетным званием «Заслуженный юрист» РСФСР. Имя этого судьи с трепетом произносили даже самые отпетые рецидивисты, поскольку знали, что Лавриченко строг, но справедлив. 

Он был высокопрофессиональным юристом и удивительно скромным, порядочным и честным человеком. Виктор Петрович три дня не дожил до праздника 63-летия Победы.


Григорий Тихонович Гришин (1913- 1942)

Рассказывает его внучка Юлия Муллахметова.

- На фронт дедушка ушел в мае 1942 года, а уже в июле пришла «похоронка», где говорилось, что он пропал без вести. Сведений о нем практически нет. Мы сами занимались поисковой работой, чтобы раздобыть хоть какую-то информацию. Но тщетно. Все, что лично я смогла найти: дедушка был стрелком. Предполагаю, по тем боям, которые шли в период его призыва, воевал он в районе Сталинграда, где-то в том направлении. 

Раньше у нас даже фотографий его не было. Но у дедушки осталась дочь, которая сейчас живет в Москве, она и передала нам его фото.


Абдулла Хакимзянов (1906- 1943)

Рассказывает его внучка Лилия Блохина. 

- Родился дедушка в деревне Суук-Су, но жил всю жизнь в Казани, на Булаке. Призвали на фронт в 1941 году - тогда у него было два сына. Старшему (моему дяде) - пять лет, а папе - месяц. Тогда он просто обнял, поцеловал моего папу на прощание, отдал маме и ушел. А в 1943 году пришло извещение, что он погиб под Смоленском. 

По воспоминаниям папы, когда отцы детей из его двора стали возвращаться с фронта, они от радости встречи подбрасывали детей на руках. Папа говорил, что ему тоже очень хотелось, чтобы его папа, мой дедушка, так подбросил. Когда прошло время и дядя повзрослел, он поехал в командировку в Смоленск. Там обратился в военкомат и через него нашел могилу дедушки. Уже позднее, в 1972 году, туда ездила вся семья. Выяснили, что погиб дедушка в Новодугино под Смоленском 9 марта 1943 года. Был автоматчиком в танковой пехоте. В студенческие годы я была в «Снежном десанте» - это наша поисковая организация на базе университета. У нас были зимние походы - мы шли по боевому пути какой-либо дивизии. Получилось так, что я побывала в том самом месте, где погиб мой дедушка. Сейчас я и мой папа в память о дедушке выезжаем в поисковые экспедиции. Таким образом отдаем дань памяти.

Тема войны меня очень трогает, конечно. У нас в школе (Лилия Блохина педагог. - Ред.) есть такая акция: все дети выставляют на подоконники фотографии своих прадедушек. И там такие трогательные истории. Например, вот перед глазами у меня портрет прадедушки моей ученицы. Красивый парень двадцатилетний - Ахмат Хайруллин. Прошел Первую мировую войну, Вторую мировую войну от начала до конца, потом работал в родном колхозе. Их было 12 братьев, шесть пар близнецов. Все погибли на войне, кроме прадеда этой девочки. Состояние мамы даже представить не могу - 11 сыновей не вернулись. 


Гаптелгафур Ахатович Ахатов (1913-1973) и Марьямниса Динмухаметовна Ахатова (1916-2007)

Рассказывает их внучка, учитель истории и обществознания Кадрия Нигматуллина.

- Про дедушку я знаю совсем немного. Единственное, что у меня осталось, - несколько его фотографий в гражданской одежде. Дедушка умер, когда мне было пять лет. Я его практически не застала, помню только лицо.

К сожалению, семья не сохранила воспоминания о нем, его ордена, награды. Когда переезжали, все потеряли, а мне на хранение почему-то не отдали. Не сохранили, может быть, потому, что раньше не считалось подвигом идти защищать свою Родину - это было нормально. К моему великому сожалению, очень мало чего могу рассказать о дедушке.

Зато бабушку хорошо помню. Она умерла в 2007 году. В период войны жила и работала в родном колхозе. Будучи тружеником тыла, рыла казанский обход, когда вокруг Казани строили оборонительные сооружения. Параллельно работала на лесозаготовках. Ей даже вручили орден «Материнская слава» как многодетной матери. 


Арслан Абдулвалиев (1923-1993)

Рассказывает его внук, председатель совета Молодежной ассамблеи народов Татарстана, член Общественной палаты Республики Татарстан Тимур Кадыров.

- Воевал дедушка - отец моей мамы. Он был музыкантом, служил в военном оркестре. Много ездил и отвечал за боевой дух солдат. После того как дедушка вернулся с войны, он мало рассказывал, точнее практически не рассказывал. Ему было очень тяжело об этом вспоминать, говорить. Насколько я знаю, в боевых действиях он не участвовал. Но помню, что у него было много медалей, орденов. Когда я был маленьким, часто рассматривал их, играл с ними и даже не понимал всей значимости. 

Сегодня этот праздник для нас - один из самых значимых праздников. Потому что дедушка всегда его ждал, любил, ценил. Так и повелось в нашей семье, что 9 Мая - это самый сокровенный день.

КОММЕНТАРИИ (10)
Яспид
А я знаю, что мои прадеды погибли на войне. а больше никакой информации не сохранилось... хотелось бы узнать кем они были и как жили но ничего не осталось...
0
ОТВЕТИТЬ
Дзига Лейниц
А я не играл с наградамми деда. Вырос и все медали продал и пропил. Такой вот я плохой человек(((
0
ОТВЕТИТЬ
Толстый лев
Война есть тяжелая мужская работа. тогда мужики реально умели воевать и Родину защищать. За нынешнее поколение я че-то не уверен
1
ОТВЕТИТЬ
Шамиль
Ни разу не принимал участие в Бессмертном полку, надеюсь хоть завтра получится портрет уже подготовил
0
ОТВЕТИТЬ
Футурист
Интересно лет через 15 также помпезно будем праздновать 9 мая или все сойдет нет...
0
ОТВЕТИТЬ
Гесиодов
РАньше и вода вкуснее была и трава зеленее
0
ОТВЕТИТЬ
Иван
Вот люди! Спасибо вам дорогие ветераны. Склоняю голову перед вашим подвигом!
0
ОТВЕТИТЬ
Рамиль из Сургута
Да ну, я лучше на шашлыки, тем более все дороги перекроют
0
ОТВЕТИТЬ
Данил
Были люди раньше, сейчас таких мало уже, трудно найти таких
1
ОТВЕТИТЬ
Чебурашка под бутиратами
Красная Армия всех сильней так-то
0
ОТВЕТИТЬ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
видео
наверх