«У татарстанцев происходит сращивание этнических традиций»

Национальная самобытность в республике сменяется объединением народов.

Участники Конгресса антропологов и этнологов России обсудили тему религиозных и межконфессиональных отношений. У каждого региона, страны есть собственный опыт сохранения мира между народами, но при этом существуют болевые точки, которые мешают это делать. Вот на них во время дискуссии ученые и заострили внимание.    

Татарстан размышляет над идеей объединения народов 

В то время как одни долго и беспрестанно обсуждают мысль о создании некой национальной идеи, объединяющей все народности, другие уже почти придумали её. Казанский социолог Аида Нуртдинова  (доцент кафедры общей и этнической социологии КФУ. - Ред.) давно наблюдает за возрождением интереса людей к традициям. Причем она отмечает, что русские интересуются татарской культурой, а татары - русской. 

- Происходит некоторое сращивание этнических традиций татар и русских. Стираются четкие грани, что это исключительно татарское, а это русское, - рассказывает Нуртдинова.  

Теперь считающиеся когда-то чисто этническими праздники вроде Пасхи или Сабантуя воспринимаются людьми как общенародные. 

- Мы проводили анализ медийного дискурса Сабантуя. Большая часть относится к нему исключительно как к татарскому национальному празднику. Другая - как к некоему народному празднику, который отмечают разные этнические группы. На наш взгляд, вопрос в дискуссии ведется относительно того, какая может быть национальная идея, которая могла бы каким-то образом объединить людей, - делится результатами работы социолог. 

Нуртдинова уверена, что изучаемые ею этнические праздники, которые переходят в статус общенародных, могли бы быть включены в национальную идею, которая так и не дает покоя современникам.  

Новые религиозные движения опасны 

Судя по речи следующего докладчика из Кыргызстана Байболота Абытова (доктор исторических наук, профессор, проректор ОшГЮИ. - Ред.), в республике ближнего зарубежья о общенациональной идее пока не задумываются. Тут проблемы несколько другие. Ученых очень волнует религиозный вопрос. А именно то, что в Кыргызстане за первые 15 лет суверенитета после распада СССР резко возросло количество неофициальных религий. 

- До 1990 года в Кыргызстане существовало всего лишь две традиционные конфессии: суннитский ислам и православное христианство. Среди официально зарегистрированных были еще "Свидетели Иеговы" и католики. Остальные - строго запрещены. А в постсоветское время активизировались те движения, о которых мы даже не догадывались. К 2005 году их стало более 60, - приводит точные данные профессор.

Вместе с тем в республике стали строиться новые молельные дома, храмы, старообрядческие церкви и даже женский монастырь. 

- Это же так чуждо для нас, - добавляет ученый.

Самый волнующий момент для Абытова во всем этом - все богослужения происходят на кыргызском языке. 

- Они переводят всю свою литературу на наш язык, ходят по нашим аилам, иногда встречаются их миссионеры. В Бишкеке десятки молельных домов, в которых обряды проходят на кыргызском языке. Это, конечно, беспокоит нашу республику, - рассказывает Абытов. 

К 2015 году, по данным государственной комиссии по делам религии при правительстве Кыргызстана, было 2 475 религиозных организаций, а на сегодняшний день их более 3 тысяч, сообщает исследователь. Из них 2 881 придерживается исламского направления, 313 - протестантского, 20 - лютеранского, пятидесятников - 56, аметистов - 50, "Свидетелей Иеговы" - 36. Кроме того, появились еще десятки нетрадиционных конфессий внутри официально признанных. Большинство из них включены в список запрещенных. 

- Все это говорит о том, что, желая или не желая того, Кыргызская Республика стала государством нетрадиционных конфессий. Просим власть обратить внимание на этот вопрос, - заключил доктор наук. 

Существует скрытое противостояние 

«В Хакасии уживаются более 100 этнических сообществ», - заявляет кандидат исторических наук Татьяна Кискидосова. Но большая часть населения, по её словам, идентифицирует себя православными. 

- По данным 2015 года, в республике зарегистрировано 117 религиозных учреждений. Самих же неофициальных и официальных организаций более 200, - говорит спикер. 

Особенное внимание исследователь обращает на исламские. Довольно долгое время их было всего две, а в 2019-м стало четыре. Их членами являются выходцы из Татарстана, Азербайджана, Северного Кавказа. Мусульман в республике становится с каждым годом всё больше в связи с ростом трудовой миграции из Средней Азии. Однако условий для их богословской деятельности в Хакасии нет, а их созданию всячески противостоят.

- В 2009 году мусульманская община Абакана зарегистрировала земельный участок под строительство мечети. Её до сих пор не построили. Это связано не столько с техническими проблемами проекта, сколько с протестами жителей ближайших районов города. Существуют препятствия и со стороны городской администрации. Хотя Верховный суд Хакасии постоянно поддерживает строительство мечети, - рассказала Кискидосова. 

Кроме православных и мусульман заметное место занимает община протестантов. Однако есть проблема и здесь. Слабая погруженность коренного населения в вопросы религии приводит к тому, что в его сознании нет различий между протестантизмом и христианством. 

С 1953 года в Хакасии стала развиваться община пятидесятников. На какое-то время она была запрещена, но в 90-е вернулась к активности. Две трети верующих составляют женщины. Кискидосова добавляет, что в Хакасии полноценно функционирует синагога, проявляют себя буддисты, в числе которых в основном буряты, калмыки и тувинцы. 

А в последние годы в республике отмечается подъем интереса к древним традиционным религиям для установления культовой практики, восстановления социальных институтов. 

- Это проявляется в том, что местные коренные жители пытаются защитить места силы, традиционных поклонений небу, земле, воде, предкам. Все это поспособствовало активизации исследований хакасских народных праздников, - говорит исследователь. 

Жители Хакасии считают, что в их республике сложилась стабильная религиозная ситуация, и 89% уверены, что открытых конфликтов между разными конфессиями у них нет. 

- Наличие большого количества различных религиозных организаций свидетельствует о продолжении поиска идентификации духовной жизни. Это нормальное явление, когда люди самоидентифицируют к тому или иному вероисповеданию. В то же время в республике существует скрытая межконфессиональная напряженность, причиной которой является меняющаяся миграционная ситуация, - заключила хакасский ученый.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
11 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Валерия
Такое ощущение что только все к нам и едут чтобы посмотреть на разные народы. Везде всё так плохо?) Ну или за въезд надо денег брать со всех этих организаций
0
0
Ответить

фая
Не раскачивайте лодку
4
0
Ответить

Булат
нынче люди тольк о бабках думают. если в день человеку по 100 рублей давать за то, что он тaтapином себя называет, дык он будет себя называть. попробуйте
1
0
Ответить

Фазыл
Манкypты! Татарскую нацию отравили манкypты! не знают не языка не племени своего!
-1
0
Ответить

Казанец
Вот бы девушки начали в нaциoнaльныx костюмах ходить а не голые жoпы показывать. вот это было прикольно я только мужиков видел в традиционных тaтapcких костюмах, а женщины все за мимолетной модой гонятся
4
0
Ответить

Жора
Кискидосова прикольная фамилия. Первый раз такую слышу, кто она по нациoнaльнocти???
2
0
Ответить

Марат
Ничего у нас не сращивается. Всё отлично. Сращиваются только места у власть придержащих
6
0
Ответить

!
Ещё в 1903 г. выдающийся писатель Гаяз Исхаки написал первую в булгарской литературе фантастическую повесть – "Вырождение через 200 лет". В этой книге предсказывается, что страшная болезнь "татаризм", которой булгарский народ заразился во второй половине XIX века, приведёт его к полному исчезновению через двести лет. Тогда Гаяз Исхаки чутко уловил тенденцию, правда, ошибся в сроках. Мы видим, что процесс пошёл гораздо быстрее и может завершиться гибелью народа раньше, чем через двести лет. Нет, люди никуда не денутся, просто будут называть себя русскими. __________ На душе Джагфара стало еще тяжелее, так как по книгам он хорошо знал, кому принадлежали когда-то все эти магазины и лавки и чем в них торговали. И вновь перед его глазами встала трагическая картина постепенного вымирания бывших владельцев торговых заведений, его соплеменников, и их крики в агонии словно отозвались эхом в его душе. Но настоящее потрясение Джагфар пережил чуть далее, когда он увидел, как над входом в Сеннобазарскую мечеть какие-то люди укрепляли вывеску с надписью золотыми буквами: "Болгарский музей". За этим наблюдало множество горожан. Целая гора цветов была навалена у входной двери, гирлянды лампочек для вечернего освещения украшали фасад здания. Джагфар вспомнил: сегодня было 2 октября, годовщина взятия Казани русскими, праздничный день. Очевидно, открытие музея специально приурочили к празднику. Выяснилось, что этому событию будет предшествовать краткое вступительное слово русского историка, посвященное истории булгар. У Джагфара возникло желание быстрее покинуть площадь перед мечетью, но извозчику пришлось долго протискиваться через толпу зевак. "Бывшая мечеть, бывшая мечеть" — эти слова, то и дело слышавшиеся вокруг, неприятно кольнули Джагфара. Наконец, пролетка, выбравшись из толчеи, покатила вдоль озера Кабан. И снова неожиданность, заставившая его горестно вздохнуть: над входом в Апанаевское медресе теперь красовалась надпись: "Приют". Выезжая на Екатерининскую улицу, Джагфар услышал звон колокола. Он исходил со стороны Апанаевской мечети, служившей теперь пожарной частью, причем колокол был установлен прямо на минарете. Джагфар, буквально сраженный этим невероятным превращением, попросил извозчика ехать резвее. Теперь они двигались мимо другой мечети, Бурнаевской. Какой ужас! Ее минарет оказался переоборудованным в павильон, в котором стояли или прохаживались официанты в белых передниках и барышни с цветами в волосах. Смятение охватило Джагфара, он закрыл глаза, и тут же воображение нарисовало перед ним картину: в мечети мулла читает проповедь, в то время как в павильоне на крыше здания царит веселье... Он хотел было направиться в сторону Азимовской мечети, но испугался, что и там его подстерегает очередная неприятность. Он сказал извозчику, чтобы тот с Мещанской повернул в сторону Сенного базара. Однако неизбежное словно гналось за ним: Голубой мечети не было на месте! Впрочем, память быстро подсказала ему, что о падении ее минарета писали в газетах. Ныне здание мечети использовалось как больница. Вывеска на фасаде находившегося рядом медресе информировала прохожих, что здесь располагаются акушерские курсы. Дальше — больше: мечеть Субаева была переоборудована в библиотеку, а Галиевское медресе, в котором некогда одновременно учились сотни шакирдов, стала "Приютом для неизлечимо больных". Извозчик, явно раздраженный постоянными изменениями маршрута, обернулся к пассажиру: "Ну а теперь куда?". Эти слова заставили Джагфара отвлечься от своих мыслей. Он велел ехать к ближайшим номерам. Однако и на этом, последнем отрезке не избежал очередной безрадостной картины: на вершине башни одного из зданий развивался флаг, а из него выходили люди с цветами в руках. Приглядевшись, он узнал Усмановскую мечеть8, превращенную, таким образом, в цветочный магазин. Страшно утомленный всем увиденным за день, Джагфар жаждал успокоения и быстро направился к входу в гостиницу. Но что за наваждение: и она была переоборудована из бывшего медресе. Об этом красноречиво свидетельствовала надпись, сохранившаяся на воротах: "Вакуф-медресе Усмановской мечети".
3
0
Ответить

Честный.
@! Надо воспитывать с детства в своих традициях и никакая нация не исчезнет .
3
0
Ответить

Честный.
Чему быть тому не миновать сколько не надрывайся ,а так от человека зависит сейчас большинство плохие люди ,а хороших людей мало.
1
0
Ответить

Комиссар
Уважаемый восклицательный знак, (надеюсь вы именно это имели в виду, то, что вы с таким ужасом воспринимаете в строках Гаяза Исхаки является не чем иным, как СВЕТСКИМ ОБЩЕСТВОМ. Это естественный путь развития. От общинно-племенного строя к федерации. От религиозно-патриархального к светско-гуманному. Возможно автор книги несколько сгустил краски, пытаясь донести до читателей свою озабоченность судьбой татарской идентичности, не не несомненно одно: будущее человечества за наукой а не религией. "В космос по минарету не влезешь".
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite