«У неженатых и незамужних был страх, что деньги закончатся, а к родителям идти стыдно»

Журналист редакции KazanFirst Ляйсан Кадырова вместе с экспертами разбирает исследование агентства «ПромРейтинг»
Журналист редакции KazanFirst Ляйсан Кадырова вместе с экспертами разбирает
исследование агентства «ПромРейтинг», в котором анализируется, кто из
татарстанской молодежи пострадал от пандемии больше всех.

Пандемия COVID-19 заметнее всего отразилась на городских одиночках в возрасте 26-30 лет. К такому выводу пришли аналитики агентства «ПромРейтинг» после проведения социологического исследования. Три месяца специалисты изучали самые разные сегменты молодежи Татарстана, чтобы понять, кто пострадал от пандемии наибольшим образом.

Выяснилось, что около 60% молодежи республики от 18 до 30 лет отмечают для себя ощутимое изменение восприятия жизненных условий. А в ходе опроса на тему того, изменилась ли жизнь респондентов в период острой фазы распространения коронавируса, 54,6% опрошенных ответили, что их жизнь изменилась в худшую сторону. 

«У неженатых и незамужних был страх, что деньги закончатся, а к родителям идти стыдно»

Аналитики пришли к выводу, что главным фактором, который сделал пандемию для молодежи заметной, выступает угроза материального благополучия. Это явление исследователи назвали вовлеченностью в эпидемико-экономическую турбулентность. Впрочем, в эту зону тряски попали не все, точнее, одним досталось меньше, другим больше. Для наглядности всех респондентов исследования поделили на три наиболее выраженных сегмента:

— молодые люди, полностью зависящие от материальной поддержки родителей;

— молодые люди, комбинирующие денежные поступления от оплаты собственного труда и родительские поступления;

— финансово самостоятельные молодые люди. 

Так вот первая категория молодежи за финансовое положение дел переживала меньше всего. Они редко включены во все экономические процессы семьи, связанные с бюджетированием, выполняя роль обособленного, но субсидируемого органа семьи. 

«У неженатых и незамужних был страх, что деньги закончатся, а к родителям идти стыдно»

В это время среди молодых людей, обеспечивающих себя самостоятельно, ситуация с финансовым положением значительно отличается в зависимости от сферы занятости. Можно выделить тех людей, чья сфера деятельности не сильно пострадала в период пандемии, и тех, кого эпидемико-экономическая ситуация коснулась в большей степени.

При этом респонденты, которые уже создали собственные семьи, неизменно подтверждают большую устойчивость в турбулентность, чем холостяки. В жизни последних отсутствует сглаживающая финансовая поддержка со стороны супруга/супруги.

— Это действительно так. У моих неженатых и незамужних друзей был четкий страх, что деньги закончатся, а к родителям идти стыдно. К кому обратиться? Вот здесь выручает взаимная синергия мужа и жены, — говорит председатель Молодежного парламента Татарстана Нина Шимина. И говорит она это не просто так, а убедившись в правоте своих рассуждений на личном опыте. 

«У неженатых и незамужних был страх, что деньги закончатся, а к родителям идти стыдно»

С началом пандемии бизнес нашей собеседницы остановился. Шимина сильно переживала за то, как она будет удерживать свое дело все время карантина, ведь средств на то у нее не было. В этот момент все расходы за аренду помещения и зарплату сотрудников взял на себя ее муж. Это еще больше укрепило отношения супругов, признается Нина.

Будучи еще и директором АНО «Сообщество мам РТ», она знает, что во многих казанских семьях во время пандемии супруги нередко становились выручалками друг для друга не только в финансовом, но и в психологическом плане. 

Эксперты подчеркивают, что изменение восприятия жизненных условий на фоне неблагоприятной эпидемико-экономической обстановки наиболее заметным образом проявилось в возрастном сегменте молодежи Татарстана 26-30 лет, причем наиболее наглядно – у городских жителей. 

Введенные социальные ограничения заставили эту группу молодежи значительно изменить образ жизни. Работа, спорт, культурные мероприятия, туризм, встречи с друзьями, посещение общественных пространств – все сменилось самоизоляцией. К этому добавились тревожность от положения детей, туманность перспектив при осознании ограниченности продуктивного возраста жизни, негативный фон в СМИ и социальных сетях, поквартирная распределенность (скученность) и сворачивание гражданских свобод.

В то же время для сельчан образ жизни не изменился настолько значительно, насколько это произошло с молодежью в городах. Татарстанцы в деревнях и селах и до пандемии много времени проводили дома (в системе общественных ориентиров за пределами городов еще не сформировались так называемые третьи места (англ. the third place) – промежуточное пространство между работой и домом, имеющееся в городах и закрытое в период острой фазы коронакризиса).

При этом часто работы на селе и вовсе выполняются дома или около дома. Изменения в структуре ежедневных поездок из-за ограничений не произошло. Такую модель социального устройства экономико-эпидемиологическая турбулентность затронула в меньшей степени, уверены исследователи. Хотя с этим утверждением не согласна наша другая собеседница – председатель Аграрного молодежного объединения РТ Диляра Шувалова

«У неженатых и незамужних был страх, что деньги закончатся, а к родителям идти стыдно»

По ее словам, время дома сельская молодежь проводила не больше, чем городская, и даже меньше. Это связано с тем, что работы в самой деревне мало и приходилось ездить в райцентр. С учетом времени на путь домой или, наоборот, на рабочее место трудовой день увеличивался. С введением жестких ограничений на передвижение по муниципалитету ситуация сильно ухудшилась. Перевод всего образовательного процесса для школьников и студентов на дистанционный формат еще больше усугубил ситуацию, ведь в деревнях не всегда есть стабильная связь.

— В агропромышленном комплексе задействовано очень мало сельской молодежи. Большинство молодых работали в социальной сфере. Когда всех стали отправлять в административные отпуска, все остались без подушки безопасности, — говорит она. 

Шувалова утверждает, что сельские люди привыкли к свободному передвижению, никогда не испытывали проблем из-за отсутствия мест развлечений и отдыха, поэтому все ограничения на них действовали угнетающе. 

Как бы то ни было, делая выводы исследования, эксперты пришли к тому, что молодежь Татарстана изменила восприятие не только материального благополучия, но многих других ценностей. По-другому стали осознавать уверенность в будущем, доверие к общественным институтам, понятию «общая удовлетворенность жизнью».

«У неженатых и незамужних был страх, что деньги закончатся, а к родителям идти стыдно»

Министр по делам молодежи Татарстана Дамир Фаттахов, ознакомившись с результатами исследования, заявил KazanFirst, что такие работы позволяют понимать социальное самочувствие молодежи, принимать решения, руководствуясь объективными данными. 

— Период пандемии стал, безусловно, так называемым черным лебедем и внес существенные коррективы в привычный уклад жизни молодых людей, подверг сомнениям их планы и ожидания, спровоцировал опасения о будущем. Мы не можем не учитывать это в своей работе. Наши программы, наша деятельность будут скорректированы с учетом результатов исследования — с акцентом на развитие онлайн-форматов, создание резервов прочности по социально значимым программам и направлениям, — подытожил Фаттахов.

Comment section

Добавить комментарий

Войти: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *