Дамир Фаттахов: Госорганы должны воспринимать Минмолодежи как помощников, а не людей, которые лезут на чью-то поляну

Министр по делам молодежи Татарстана подвел итоги двухлетней работы нового ведомства. Говорил на встрече с журналистами много и не о цифрах, а о смыслах. 

О роли Минмолодежи в системе госорганов 

Мы проработали второй полный год. И если первый год мы максимально посвятили тому, что формулировали смыслы, стратегию, цели, создавали условия для профессиональной, социальной, творческой самореализации молодых людей, то второй год мы доказали свою состоятельность, министерство стало неотъемлемым субъектом государственных органов власти и самостоятельным субъектом в коммуникации с молодыми людьми. Безусловно, нам есть над чем работать. Идеальным ничего не бывает, мы совершенно нормально к этому относимся.

Напомню, что мы единственное министерство, которое сформировано по возрастному принципу. Это очень важный момент, потому что зачастую коллеги съезжают: «Вот это ваше, это не ваше, это ваше мероприятие, а это не ваше». Мы в этом смысле для себя четко определили: здесь нет нашего и не нашего. Есть возрастной порог – 14-35, и ни к чему, что касается этой целевой аудитории, мы не можем оставаться безразличными. В наших инструментах есть наши ресурсы, наши программы, те или иные грантовые конкурсы. При этом мы обязаны быть максимально интегрированы в другие ведомства и представлять интересы нашей молодежи. И вот здесь я вижу большую емкость, дабы государственные органы власти не настолько гибкие, чтобы быстро перестраиваться, и зачастую мы в свой адрес слышим: «Почему вы этим занимаетесь? Это же наше мероприятие». Сколько бы мы ни говорили, я чувствую, что нам еще многое предстоит сделать, чтобы нас воспринимали как помощников, а не людей, которые лезут на чью-то поляну.

Мы межведомственный орган, который чуть лучше знает, что нужно молодежи, во всяком случае, призваны знать лучше. Я не питаю никаких иллюзий, что отдельно взятое министерство молодежи может сделать счастливым отдельно взятого молодого человека. В этом и была сложность – донести до коллег эту позицию.

О смысле принципа «Ничего для молодежи без молодежи»

Мы продолжаем транслировать важный принцип: ничего для молодежи без молодежи. Я к нему отношусь теперь намного глубже, чем просто спросить как нужно сделать. В процессе работы мы поняли, что ничего для молодежи без молодежи – это формирование ответственности молодых людей за самих себя. Чем больше он интегрирован своими инициативами во всю нашу деятельность, тем больше он ответственен за то, что происходит в том же молодежном центре.

О связи добровольчества и патриотизма

Не могу не сказать спасибо всему волонтерскому корпусу. Хочу подчеркнуть особую значимость этой деятельности в этом году. Как никогда статус добровольчества принял беспрецедентный характер. Это не просто стереотип о молодых людях, которые с флажками встречают гостей на чемпионате мира. Это категория молодых людей, которые готовы помогать ближним, делиться частицей себя. Это далеко не только про молодежь, это про отношение людей друг к другу. Поэтому я хотел бы акцентировать внимание не на цифрах, а у нас в республике 64 тысячи волонтеров, а на значимости на ценностном уровне волонтерской деятельности. 

Я продолжаю быть глубоко уверен в том, что чем больше чувства сопереживания мы на раннем этапе становления молодому человеку будем прививать, тем больше он будет понимать, что это его ежедневная потребность – помогать нуждающимся. Огромное количество процессов в нашей жизни будут другими, будет меньше конфликтов, негативной энергии, деятельность людей будет направлена на созидание. 

Добровольчество – это база ценностей, которые позволяют созидать, а не разрушать. Второй важный для нас момент – добровольчества – это одна из максимально эффективных форм проявления патриотизма. К сожалению, мы привыкли ассоциировать историю патриотизма с военной патриоткой - так исторически сложилось, это важная работа. При этом мы считаем, что наша задача в последующем посвятить внимание гражданской патриотике.

Мы уверены, что добровольчество – это серьезная база для патриотизма. Дабы и помощь, и не безразличие, желание что-то поменять - это проявление патриотизма. Здесь нам есть над чем работать. Это очень тонкая материя.

О конкурентоспособных молодежных центрах 

Этот год был урожайным на открытия объектов отрасли молодежной политики, где мы могли продемонстрировать, что мы имели в виду, когда говорили, что молодежный центр – это драйвер развития территории, что это центр общественной жизни, что это современная уютная среда для молодых людей. Это не место, куда человек приходит на занятия, на кружок, это место, где ему комфортно, где он хочет проводить время, встречаться друзьями, креативить, созидать, реализовывать свои проекты. Именно таковыми являются наши современные пространства. Я про «Шатлык» в Набережных Челнах,  про «Порт» в Зеленодольске – это примеры того, каким мы видим объект молодежной политики для современной молодежи.

Мы мечтаем и верим в то, что наши центры выдержат конкуренцию с кафе, ресторанами и ТЦ, где в последнее время, так или иначе, молодые люди проводят время. Это не просто. Это постоянная борьба за клиента. Только так мы можем выдать качественный продукт. Все, что рождалось два года на бумаге и в реальности, – это продукт рожденный в конкурентной борьбе, рожденный вместе с молодыми людьми, исходя из того, что они говорили. 

Мы должны создать из нашей инфраструктуры современные востребованные объекты с определенной средой, куда молодому человеку хочется идти. По итогу года у нас открылось 6 молодежных центров. 

О работе и реновации детских лагерей

Такой же подход к нашим лагерям. Мы смогли продемонстрировать, каким должен быть современный лагерь. 1 июня покажем еще больше. Целая череда лагерей ждет наших детей после апгрейда, после реновации. Более того, мы построил новый лагерь с нуля, в поле – «Аргамак».

Основной победой этого года с точки зрения организации летнего отдыха стал сам факт проведения летней оздоровительной кампании. Я не могу сказать слова благодарности нашему президенту, его мудрому решению. Когда все субъекты в один голос говорили, летней оздоровительной кампании не будет, президент принял волевое решение и поручил нам в повышенной форме организации безопасности провести смены. Более 113 тысяч детей и подростков были не на улице, не в ДТП, не по подъездам и не представлены сами себе, а были под присмотром, на занятиях любимым делом в нашей уникальной сетке лагерей.

Важнейшей победой летней кампании стало то, что мы смогли реализовать свою на первый взгляд дерзкую идею – создать в республике свой Артек – Камский Артек. И не просто повесить вывеску, а в глубоком профессиональном диалоге с Артеком, с руководством, с педагогическим составом перенять систему и методологию работы лагеря. Это важнейшее событие для республики. Он увеличится в территории в два раза и станет крупнейшим нашим лагерем. Он подтянет уровень и качество летней оздоровительной кампании.

О стандартах работы

Мы сформировали стандарты работы молодежного центра. Теперь в них идет работа не кто во что горазд, не исходя из того, что повезло или не повезло с директором, а есть стандарт, который он должен выполнить, исходя из качества, сформированного самой молодежью.

Для нас важно подтянуть уровень всех учреждений молодёжной политики до определенного стандарта. Мы достаточно хрупкие и голодные до нормативных документов как отрасль в отсутствие ее в стране в целом. Регламентация тех или иных действий требует от нас сделать еще столько! Для начала нужно хоть что-то сформулировать своим коллегам. Когда ты приезжаешь в подростковый клуб, они на тебя смотрят и не поймут, как ты возмущаешься от того, что там дети, а не подростки, от того, что  там готовят детей к школе. Это нецелевое использование ресурсов. Это подмена понятий, деятельности системы допобразования. 

Задача подросткового клуба – занять подростка по месту жительства. Мне не важно, в каком фестивале он победил. Танцует еле-еле – пусть танцует. Играет футбол еле-еле – и слава богу, пусть играет! Главное, он занят. Поет хоть как-то – пусть поет. Мы знаем, что он в нашей орбите, что он с нами, можем почувствовать и понять его настроение, увидеть, что где-то есть запрос, может быть, его родители не услышали в чем-то. Наши психологические службы могут определить девиацию на начальном этапе и не доводить дело до того, что мы где-то из сводок потом слышим, что кто-то суицидом закончил.

О приоритетах в 2021 году

В следующем году министерство для себя определило приоритетом программу для подростка. Все, что связано с подростком – его творческая самореализация, психологическое состояние, ценностные ориентиры. Будем работать с разным подростком. Не только талантливым, но и трудным. 

Будем делать так, чтобы у системы подростковых клубов, так же, как у молодежных центров, появился стандарт работы, когда директор подросткового клуба не изобретает, не выстраивает деятельность исходя из своих представлений и будет работать исходя из проблематики и запроса подростка. Наша задача – максимально занять подростка по месту жительства. Не к школе готовить детей, не обучить тем или иным профессиональным навыкам, не делать из него призера всех конкурсов. Но победит – отлично. Главное, чтобы мы его заняли.

Об экстрим-парке «Урам»

Безусловной победой этого года для нас является экстрим-парк «Урам». И не просто как объект, а как символ диалога молодежи с властью, как символ коэффициента полезного действия, когда каждый субъект этого большого дела выполнял свои задачи. 

Был серьезный запрос, мы оперативно познакомили его с президентом Татарстана, когда Рустам Нургалиевич приехал на День молодежи в Речной порт, окунулся в эту среду и искренне поделился, что не видел эту категорию людей. Он увидел объем, востребованность, и в течение год зародился парк, который проектировала и благоустроила сама молодежь. 

Я на примере «Урама» каждый раз подчеркиваю, что  идеальный формат работы общества и власти. Это единственный объект в моей практике, который нам не пришлось рекламировать, зазывать в него людей и даже просто рассказывать. Насколько естественным путем работает эта сетка, когда есть люди, которые болеют этим. Летом он был битком. В 2021 году наша задача - сделать законченный комплекс, где 24/7 365 дней в году у молодых людей будет возможность заниматься любимым делом.

О создании сети арт-резиденций «Таврида»

Важный итог года – принятие решения о создании сети арт-резиденций «Таврида». После очередной поездки на «Тавриду» мы думали, что это должен быть отдельный объект, где творческие ребята будут там работать. Но молодежь нам сказала: «Зачем опять строить какой-то объект? Сейчас происходит реновация молодежных центров. Давайте внутри одними из ключевых резиденций сделаем «Тавриду», как направление деятельности, как поддержку творческой молодежи». Теперь у нас таковых будет как минимум 6. Они расположены в новых молодежных центрах.

Мы хотим сделать акцент на продюсировании. Это не продюсерский центр, это принцип точечной поддержки ребят из Татарстана, когда мы создаем условия для творческой самореализации и сопровождаем этот процесс.

О социальной ипотеке для молодых

В этом году принято историческое решение, когда в программе социальной ипотеки появилась отдельная категория «Молодая семья» и она пользуется всеми соответствующими льготами участия в этой программе. Если ты являешься нуждающимся, то нужно это подтвердить, как и любой другой участник социальной ипотеки. Тебе впервые не нужно быть ни бюджетником, ни работником предприятия, просто нужно быть нуждающейся молодой семьей. И уже 379 семей у нас за осенний период из 26 районов стали участниками программы. 93 семьи уже получили новые квартиры.

Я лично сам не совсем доволен динамикой постановки на учет, потому что мы зафиксировали 3,5 тысячи обращений после того, как рассказали об этой программе. Но коллеги говорят, что палитра возможностей сейчас довольно большая и конкурентная среда подсказывает нам, что нужно делать еще более конкурентную форму социальной ипотеки. Мы обязаны пушить наших коллег из Министерства строительства и объяснять, что приоритет должен быть для молодых.

Про закон о молодежи

Результат этого года – это закон о молодежи. Я без ложной скромности скажу, что Татарстан являлся одним из ключевых авторов этой работы. На мнение Татарстана серьезно опирались наши федеральные коллеги, которые довели до конца  редакцию, утвержденную государственной Думой. 

Сейчас мы с уверенностью можем заявлять, что закон о молодежи появился в нашей стране. Напомню, что в Татарстане он появился достаточно давно. Благодаря понимаю наших руководителей важности нормативного сопровождения отрасли. 

В стране впервые сформировалась отрасль молодежной политики, потому что без закона – это все больше декларация, отношения, желания, мотивы государства. Мы этим работу не завершаем. Это открывает огромный объем деятельности, чтобы принимать нормативные и поднормативные акты, которые раскрывают, что такое молодой специалист, что такое молодая семья, что такое вообще молодой человек и так далее. Я даже позволю себе озвучить такую формулировку, которую не полюбит сама молодежь, но по мне, так закон о молодежи – он не для самой молодежи, он для государственных органов власти, для эффективности реализации молодежных запросов.

Про Тик-Ток и другие социальные сети

Тик-ток - это просто очередная платформа и инструмент коммуникации, как и многие другие социальные сети. Сам по себе он не является местом, где формируется пушечное мясо для оранжевых или серо-буро-малиновых революций. Это не абсолютное зло. Это современный инструмент коммуникации, как Инстаграм, как Телеграм. Просто он сейчас на пике, он сейчас самый быстрорастущий. 

Я уверен, что пройдет немного времени и Тик-ток не будет ассоциироваться только с подростками. Это станет полноценной социальной сетью. А с каким контентом и кто туда заходит – это проблема не только Тик-тока, но и Инстаграма. Мы как государство проигрываем в контенте. Мы мало производим востребованного, актуального контента, который может дать альтернативу всему потоку, с которым подросток сталкивается в сети. В каком-то смысле это наша задача, потому что я не единожды говорил, что запрещать бессмысленно. Ты привлечешь к этому только больше интереса. 

Важнейшим является навык подростка мыслить критично. Когда он увидел этот контент, другой контент, он благодаря определенным навыкам может сказать, что это ерунда какая-то, что не будет связываться с этим, потому что у него есть своя позиция.

О реновации сети психологических служб 

Я не соглашусь с тем, что у нас психологической поддержки нет. У нас только в нашей молодежной отрасли есть 7 разветвленных сеток психологической службы в республике. Корректнее говорить, насколько она эффективна. Если брать «Телефон доверия», в этом году звонков на него было на 14 процентов больше. Другой вопрос – специалисты, которые там работают. Их количество, их квалификация. Это то, над чем мы сейчас работаем.

Еще мы работаем над инфраструктурой. Сами объекты психологической службы в грустном состоянии. Спасибо Рустаму Нургалиевичу, в этом году были выделены средства на проектирование сети. Будем выходить с программой реновации сети психологических служб отрасли молодежной политики, иначе как бы плохо подростку ни было, он не придет туда. Не дожидаясь инфраструктурных изменений, мы должны начать работать со специалистами.

Об интернет-гигиене 

В прошлом году мы взяли на себя задачу сформулировать интернет-гигиену. Не буду врать, пока мы не пришли к готовому продукту, хотя наработки достаточно серьезные. Мы, наверное, в первом полугодии выйдем на что-то. Можно сколько угодно заниматься теорией, но нужно просто начинать пробовать. Я считаю, что мы вместе в Министерством образования, вместе с нашими федеральными коллегами должны найти форму того, как обезопасить подростка, понять, какие инструменты ему дать.

Мы должны объяснить ему, что если вдруг ты столкнёшься с этим, то не паникуй. Есть такие варианты действий. Это образовательная история. В офлайн-жизни у нас есть правила поведения. Мое убеждение, что на сегодня нет правил поведения в социальных сетях. Я не знаю, должно это быть или нет. 

О пандемии 

Я воспринимаю пандемию как возможность и, обернувшись назад, не хочу говорить о том, какой это сложный и проблемный год. Я очень рад, что мы быстро перестроились на работу в сети. Нам было комфортно из-за того, что наши инфраструктуры были готовы к этому. Только мы не смогли охватить то количество детей, которое могли бы, в офлайне мероприятиями, событиями, фестивалями. Как бы кто к этому ни относился, массовые мероприятия должны быть. Неизвестно, где может оказаться ребёнок, если не на них. При этом я считаю, что пандемия позволила нам очень качественно отнестись к тому, что делаем, к результату, к измеримости. Мы более внимательно начали относиться к ресурсам не только финансовым, но и временным, в которые нас загнали ограничения.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
11 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Махмут
Что за интересно интернет гигиена? может цензура стоит называть? и запрещать всем свое мнение говорить
0
0
Ответить

V
@Махмут Это обучение, как с нежелательной информацией обходиться подросткам. Другое мнение тоже может входить в этот список)
0
0
Ответить

Миляуша
Спасибо за молодежные центры, их уже столько открылось по республике. И сколько еще новых будет. Вот там для молодежи действительно открываются новые движения, чем безалаберно по улицам шататься
0
0
Ответить

Артур
Парк Урам, это прям эпик государственных масштабов. Это пример другим регионам, как государство может понять молодежь.
1
0
Ответить

тор
@Артур А и правда, парк прекрасен. Могут ведь когда захотят. А там ведь еще и закрытый готовиться, место будет легендарным
0
0
Ответить

Сергей
Неужели хоть один сказал про патриотизм правильно. А то только про военный все говорят, забывая про гражданский
1
0
Ответить

Ильхам
Такого министерства не хватало нам, где можно спокойно вести диалог и быть услышанным
1
0
Ответить

Сия
@Ильхам Скажу больше, там действительно молодые ребята работают) по этому и проще с народом общаться
0
0
Ответить

ром
@Ильхам Рил можно гордиться, и другим как пример будет.
0
0
Ответить

оля
Неужели о психологической помощи задумались. В нашей стране совсем не развито забота о психическом здоровье детей и подростков. А ведь это очень важно, на уровне и физических заболеваний. Дети просто не могут до конца осознавать свои заболевание, ведь об этом мало говорят
0
0
Ответить

ЛДПР
АХАХАХАХАХ а кто вам дал, такие полномочия...быть помощником...
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite