От татарского языка откололи диалект татар Сибири

Московские и татарстанские ученые обсудили сущность сибирскотатарского диалекта. Татарстанские эксперты отстаивали позицию
Московские и татарстанские ученые обсудили сущность сибирскотатарского диалекта.
Татарстанские эксперты отстаивали позицию, что этот диалект — часть татарского
языка. Московские же ученые обессмыслили дискуссию, констатировав, что
официально вывели этот диалект за рамки татарского языка.

Институт языкознания РАН провёл дискуссию с казанскими исследователями. Основным докладчиком от Татарстана был заместитель директора по научной работе ИЯЛИ им. Г. Ибрагимова АН РТ Олег Хисамов. Его доклад назывался «Языковая и культурно-историческая идентичность татар в Западно-Сибирском регионе». Содокладчиком Хисамова выступил казанский историк Искандер Измайлов. Фактически на протяжении более 3 часов двум татарстанским ученым приходилось отстаивать единство татарской нации, целостность татарского литературного языка, выслушивать политизированные и разжигающие антитатарские настроения выпады некоторых оппонентов. 

Татарстанскими учеными принято выделять три диалекта татарского языка — западный(мишарский), средний и восточный (восточно-сибирский). Татарский литературный язык по большей части основан на среднем диалекте. Ареал распространения восточного диалекта татарского языка — Сибирь. Восточный диалект делится на три поддиалекта — тоболо-иртышский, барабинский и томский. Каждый из этих поддиалектов подразделяется на отдельные говоры.

Ученые-татары из Сибири признали свой диалект частью татарского языка

— Сибирские татары являются аборигенным населением Западной Сибири. Современное расселение сибирских татар на территории западносибирского региона — результат многовековых этногенетических и миграционных процессов. В формировании сибирских татар как территориальной группы приняли участие многочисленные аборигенные племена Сибири. Тюркский компонент был преобладающим. Позже казанские татары массово переселились в Западную Сибирь и смешивались с местными татарами, образуя единую информативно-культурную среду и единую татарскую нацию в современной её состоянии, — говорил Олег Хисамов. 

Он имеет в виде массовые переселения татар Волго-Уралья в Сибирь в 18-19 веках.

В Казани есть очень давняя научная практика изучения языка, культуры и самосознания татар Сибири. Хисамов рассказал, что как только в 1939 году был создан Институт языка, литературы и истории (ИЯЛИ), в 1940 году специалисты этого института отправились на экспедицию в Западную Сибирь, к барабинским татарам.

— В изучении фольклора и диалекта сибирских татар можно особо выделить татарских ученых-фольклористов и диалектологов, которые являются выходцами из Сибири. Это Хамит Ярми (Ярмухамедов)Ярмухамедов, Фатых Урманчеев, Диляра Тумашева,  Флора Ахметова, Халида Гатина. Они, являясь носителями местных говоров, в совершенстве владея восточным диалектом татарского языка, вели большую работу по сбору и исследованию диалекта и фольклора сибирских татар, — заявил Хисамов. 

Таким образом, во второй половине 20 века именно ученые из Сибири, именно сибирские татары приложили усилия, чтобы доказать, собрать фактологическую базу того, что диалект татар Сибири — это часть татарского языка.  

— Тумашева замечает, что характеризуя современную систему вокализма (т.е. произношение — Ред.) сибирских татар, можно говорить о большой близости к поволжско-татарской системе вокализма с различной степенью отклонения от неё в сторону исконного вокализма в разных диалектах и говорах, — цитировал Олег Хисамов сибирскотатарскую исследовательницу Тумашеву.  

От татарского языка откололи диалект татар Сибири

Докладчик сообщил, что история интеграции татар Волго-Уралья с татарами Сибири задокументирована и зафиксирована различными исследователями, историческими документами, источниками и научной литературой.

— …Это и потоки ссыльных в Сибирь, это и движение в Сибирь во время столыпинской реформы, ссылка зажиточных крестьян Волго-Уралья в Сибирь большевиками… Можно сказать, что сегодня почти каждая семья в населенном пункте сибирских татар имеет в своих предках казанских татар, хотя бы один дед или бабушка были из казанских татар. Исследуя фольклорный материал, начиная с текстов, записанных краеведом Радловым и заканчивая материалами, собранными во время прошлых экспедиций, фольклористы утверждают, что фольклор сибирских татар не отличается от фольклора казанских татар и от татар, проживающих в других регионах. Мы имеем дело с одними и теми же жанрами, образами и сюжетами. Правда, один и тот же обрядовый или фольклорный текст может иметь разные названия. В тоже время сибирские татары сохраняют образцы фольклора, позабытые в других регионах, — говорил Хисамов.

— Мы хотели бы выразить благодарность представителям сибирских татар, которые во время наших экспедиций нас хорошо встречали, всегда нам уделяли время, не жалели своего времени. Сибирские татары — очень гостеприимные. Мы со всей душой хотим и дальше видеть сибирских татар в своих татарских рядах, и считаем, что это было бы вполне логично и законно, — этими словами завершил свой часовой доклад Олег Хисамов.

«Калмаки и барабинские татары — это не части татарского народа»

Первым оппонировать Хисамову вызвался Николай Уртегешев, кандидат филологических наук, старший научный сотрудник сектора языков народов Сибири Института филологии СО РАН.

— У меня есть целая статья по калмакам. У калмаков происхождение телеутское. Если смотреть на их фонетику и лексику, то на них больше оказывали влияние бухарцы, представители Средней Азии. А по некоторых элементам языка и даже к якутскому близки. Они ну никак не могут иметь отношение к казанско-татарскому… Изучите язык калмаков. Если будет больше 90% совпадения с татарским языком, ну значит язык калмаков — ваш татарский диалект. Иначе — у них отдельный язык, — заявил Уртегешев.

— Мы никогда не говорили, что сибирские татары и казанские татары имеют единое происхождение. Я в своём докладе не говорил, что калмаки не являются телеутами. Я же говорил, что формирование единой татарской нации происходило через консолидацию разных тюркских племён, которые жили в Западной Сибири. Теперь, к сожалению, среди калмаков осталось очень мало школ, где преподается татарский язык. Да, сейчас мы находимся в подвешенном состоянии. К сожалению, татарский литературный язык в Сибири не изучается. Но вместе с этим татары Сибири теряют и свой сибирский диалект. Во время экспедиций мы фиксируем, что в деревнях не то, что внуки, а уже дети не разговаривают на своё родном татарском диалекте, — отвечал Хисамов.

Он отметил, что сегодня в татарских деревнях Сибири у многих есть спутниковые антенны и пожилые люди с большой охотой смотрят концерты, телепередачи и новости из Казани. Хисамов утверждает, что сегодня нет смысла делить, относится тот или иной субэтнос к татарам или нет. У всех сегодня одна общая беда — угроза потери родного языка из-за того, что в школах не преподают родные языки народов России.

— Если мы будем едины, будем вместе, только тогда мы ещё какое-то время сможем поддержать друг друга, сможем помочь сохраниться друг другу. Мы не отвергаем диалекты. Мы говорим, что каждый в праве разговаривать на своём диалекте, — рассуждал учёный.

От татарского языка откололи диалект татар Сибири

Татьяна Рыжикова, кандидат филологических наук, старший научный сотрудник сектора языков народов Сибири Института филологии СО РАН, также вызвалась оппонировать Хисамову.

— То, что языки сибирских татар относятся к восточному диалекту татарского литературного языка — это я ещё скрепя сердцем могу принять… барабинских татар я готова отнести к сибирско-татарскому этническому комплексу. Но относит их к казанским татарам совсем неуместно, потому что это отдельная уникальная народность, которая имеет свою историю, и до сих пор сохраняет своё самосознание. Как определяется этническое самосознание? Потому что с теми респондентами, с которыми я работаю, четко разделяют, кто из них барабинские татары, а кто казанские. И нет никакой смеси, никаких пересечений между ними, — настаивает Рыжикова.

— Определять себя по месту жительства — это же традиционно. Например, русские, которые живут в Сибири, называют себя сибиряками. Они говорят: «Там, у вас в России…». Те респонденты, с которыми мы работали, нам отвечают: «Да, мы татары, которые живут в Сибири», — ответил ей Хисамов.

«Татар не было, нет и не будет»

Гульсифа Бакиева, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института проблем освоения Севера СО РАН, спросила у Хисамова, откуда он взял, что в Сибирь массово мигрировали татары Волго-Уралья?

— Я занимаюсь исследованиями генеалогий. Про то, что у каждой семьи есть родственник или потомок из казанских татар — я с этим согласиться не могу. Мною по Тюменской области составлено больше 400 родословных. За всё время мне встретилась только одна родословная с поволжскими татарами, прибывшими сюда в 17-18 веке…, — высказывалась Бакиева.

— Диалекты сибирских татар на самом деле не сложились в единый один сибирскотатарский диалект. Но когда в Сибири пришли татары, то все они начали формироваться в одну большую татарскую семью. Мы работаем со специальными опросниками. С 2014 года мы провели экспедиции в Омской, Томской, Новосибирской областях. В Тюменской области мы провели три экспедиции. Всего мы посетили около 300 деревень. В нашем опроснике был вопрос «Есть ли в семье казанские татары?». Большинство респондентов отвечали, что у них в семье 1-2 родственника из казанских татар есть, — настаивал Хисамов. 

Он также заявил, ссылаясь на казанских экспертов, что в Сибири проживает около 500 тысяч татар, из которых сами сибирские татары — примерно половина. То есть другая половина — это татары-переселенцы из Волго-Уралья. 

Бакиева не согласилась с такой оценкой численности сибирских татар, которую озвучил учёный.

— Я исследовала процесс переселения татар по историческим данным 17 — конец 19 века. Отдельно я исследовала вопрос, связанный со Cтолыпинской реформой (который вызвал массовое переселение татар Волго-Уралья в Сибирь — Ред.) в начале 20 века. Я могу привести абсолютные данные, в какие деревни подселялись казанские татары к сибирским татарам… — говорила Бакиева. Но её перебил Хисамов.

— Долгое время у сибирских татар был принят запрет не брать в жены девушек из подселившихся казанских татар. Мы знаем, что в Сибири деревни казанских татар долгое время не смешивались с деревнями сибирских татар. Но после прихода советской власти ситуация поменялась и все преграды были сняты, одни татары начали жить и общаться с другими татарами…, — рассуждал Хисамов. Его перебила Бакиева.

— После советской власти сибирские татары продолжали не общаться с казанскими татарами… И это вообще совсем другая ситуация. Это не стоит здесь обсуждать, — резюмировала она. 

Однако вопрос, что же происходило между сибирскими и казанскими татарами в 20 веке подвис.

От татарского языка откололи диалект татар Сибири

Юрий Квашнин, старший научный сотрудник Института проблем освоения Севера ТюмНЦ СО РАН, а также по совместительству муж Гульсивы Бакиевой, в своём высказывании и вовсе отказал татарам в существовании как нации, заявив, что татары — «выдуманный народ».

— Советский Союз развалили… а казанские ученые почему-то держатся за ленинско-сталинскую языковую политику. Татарский литературный язык был создан искусственно — взяли язык «тюрки», отчистили его от всех заимствований. В 1939-1940 годах создание татарского языка завершили и стали его распространять по всем городам и весям, не только по Татарстану, но и по Башкирии, по всему Поволжью. И до сибирских татар это тоже дошло. Вот привязались к названию «татары». И вот всех, кого назвали «татарами», всем стали один татарский литературный язык преподавать. Нельзя говорить, что казанские татары и сибирские татары — это одна единая нация. Я не вижу этого. Не вижу! Где она сформировалась? Когда? Никаких переселенцев в Сибирь из Волго-Уралья не было. Все переселенцы только за Енисей переселились. В Томской, Омской области какое-то влияние казанских татар есть. Но Тюменскую область вы не знаете. Я с 1998 года занимаюсь изучением этнографии сибирских татар, — заявил Квашнин.

— Мы давно на научных конференциях слышим такого рода возражения, которые на самом деле не имеют научного обоснования. А именно, что не было казанских татар в Сибири, что не приходили они в Сибирь, что нет поселения казанских татар в Сибири. А куда вы их денете? — в ответ Квашнину вопрошал Хисамов.

В их дискуссию вступил Искандер Измайлов. Он отметил, что Квашнин, изучая только сибирских татар, чрезмерно углубился в свой объект изучения, что он потерял объективное видение всего этнического процесса, который происходил и происходит со всей татарской нацией.

— Речь идёт о большой современной, модерновой татарской нации. Она не исчерпывается только сельской этнографической общиной. Татарская нация — гораздо более широкое понятие. Это всё равно, что изучить колымчан и на основе этого строить догадки о русской нации, — говорил Измайлов. 

Далее он поведал историю своей семьи, по которой получается, что Измайлов сам из татар Сибири.

— У меня мама родом из Новосибирской области, из Колыванского района, село Казанка. Я тоже — коренной сибиряк. Весь Колыванский район, можно сказать, — это выходцы из Волго-Уральского региона. Переселились они туда после голода в Поволжье в 1921 году. Если можно сказать, что татарское население Западной Сибири — это 400-500 тысяч татар, то вообще-то по последней переписи населения, количество людей, назвавшихся себя «сибирскими татарами» — 6 297 человек. Почувствуйте разницу, — привел аргументы Измайлов.

— На перепись ссылаться глупо, — вторил Измайлову Квашнин.

— А говорить, что сибирских татар в Сибири большинство — это не глупо? — спросил в ответ у Квашнина Измайлов.

— Нет, не глупо. Из 400 тысяч татар в Сибири сибирские татары — большинство. По оценке ученого Томилова казанских татар не больше 25%, — продолжал настаивать Квашнин.

— Я лично разговаривал с Томиловым. У него свои представления о национальных процессах. Но он их не изучает. Он изучает лишь определенный этап этнографического развития конкретного сибирского региона. И он изучает не всех татар, а только определенную группу, — отвечал Квашнину Измайлов.

— Татары — это конструкт. Ленин дал вам название «татары». Все ваши деятели — Гаяз Исхаки, Шигабутдин Марджани, Риза Фахретдин — писали не на татарском языке, а на языке «тюрки». Язык «тюрки» и современный поволжский язык, который вы называете «татарским», — это не одно и тоже, — заявил Квашнин.

— Вы пытаетесь доказать, что никакой татарской нации не было? — спросил у него Измайлов.

— Нет, никакой татарской нации не было, нет и не будет, — ответили в один голос Юрий Квашнин и Гульсифа Бакиева. 

— Мы — другой народ. Мы, сибирские татары — отдельный этнос с отдельным самостоятельным языком, — воскликнула уже отлдельно Гульсифа Бакиева.

Советский и российский лингвист, специалист по вычислительной лингвистике Валерий Демьянков взял слово и рассказал фактически инструкцию для таких как Гульсифа Бакиева и Юрий Квашнин, как сибирскотатарский диалект можно превратить в отдельный язык.

— У меня по поводу разграничения между литературным языком и диалектом… Если в школе начинают учить на каком-то диалекте, предметы преподавать на этом диалекте, значит этот диалект со временем станет языком. Такое произошло на наших глазах с люксембургским языком, который ранее был диалектом голландского языка. Были ли случаи, когда в школе вдруг детям начинали преподавать родную речь «Туган тел» на сибирскотатарском диалекте? — спросил у дискутирующих Демьянков.

— Сегодня преподавание татарского языка в любом виде пока что в Сибири никак не прибавляется, а только сокращается. До определенно момента и сейчас, в большинстве случаев, продолжается преподавание на татарском литературном языке. Сегодня появляются попытки, чтобы… Ведь чтобы преподавать, нужно создать букварь, грамматику. Около 7-8 лет тому назад сибирскотатарские активисты создали грамматику под преподавание в школе, букварь и отдельный словарь. Я не знаю, в какой именно школе удалось добиться того, чтобы преподавался сибирскотатарский диалект в качестве отдельного языка, — сказал Олег Хисамов.

— То есть, появились предпосылки, чтобы этот диалект называть языком? — обратился к нему Демьянков.

— Имейте в виду, что ещё речь идёт о самосознании народа. Готов ли народ это воспринимать? То, что всего 6 300 человек записались сибирскими татарами и признали себя как отдельный народ, ставит большой вопрос о готовности самосознания всего народа изменится, стать отдельным, — заявил Хисамов.

— Ни в одной школе, к сожалению, не изучается сибирскотатарский язык. Однако мы проводили исследование в течение нескольких лет. Мы наблюдаем, как преподаётся казанский татарский язык для наших сибирскотатарских детей. Учителя всю лексику сначала дают на сибирскотатарском языке. А он отличается от казанского языка. Дети и учителя понимают и видят, как сибирскотатарский язык отличается от поволжского языка. Все учителя нам признаются, что казанский татарский язык для детей как иностранный язык. Почему сибирскотатарский язык не преподаётся в школах? Ресурсы Татарстана не позволяют преподавать сибирскотатарский язык как отдельный язык. На днях в Татарстане объявили, что в Тобольске при финансовой поддержки республики будут проводится курсы татарского языка. Мало им 49 школ в Тюменской области, где они преподают свой татарский литературный язык, они ещё отдельные курсы организовывают! А когда мы говорим о курсах для сибирскотатарского языка, то нам запрещают такие курсы вести, — сказала Гульсифа Бакиева. 

К слову, таким размышлениями, что сибирскотатарский диалект должен преподаваться как отдельный язык и за счет Татарстана, она весьма удивила некоторых участников дискуссии.

От татарского языка откололи диалект татар Сибири

Лингвист Артём Фидоринчик после таких рассуждений Бакиевой задался логичным вопросам.

— Вопрос о том, что считать языком, а что диалектом, на самом деле решается очень просто. А вы готовы реально работать над развитием своего отдельного литературного языка? Вы готовы создавать учебники, контент, грамматику, словари? Когда такой вопрос задаёшь, то сразу видишь, что энтузиазм угасает. Одно дело говорить, что мы отдельные, а когда требуется много ресурсов, то тогда приходишь к мысли, что может быть и нет смысла обособляться, а есть смысл пользоваться тем, что вместо тебя для тебя же создаёт условная «метрополия»? Если сибирские татары действительно готовы создавать свой язык отдельно от Татарстана, то тогда пожалуйста! Нет никаких проблем, — заявил Фидоринчик.

Хисамов дополнил мысли Фидоринчика, заявив, что все попытки некоторых активистов отмежеваться (признать сибирскотатарский диалект отдельным языком, а сибирских татар — отдельным народом), на протяжении последних десяти лет поддержки среди простых людей и среди ученой интеллигенции не находят. Красноречиво об этом говорит цифра в 6 300 человек, который назвали себя «сибирскими татарами» во время переписи населения. Причем, в Сибири на фоне этой цифры проживает более 500 тысяч татар.        

Заведующая лабораторией исследования и сохранения малых языков Института языкознания РАН Ольга Казакевич высказалась в поддержку признания сибирскотатарского диалекта в качестве отдельного языка.

— Я не тюрколог, но услышанная здесь в дискуссии проблема мне очень близка. Есть народы в Сибири, чья численность меньше 6 тысяч человек, но их языки преподаются в школах. Если речь идёт о поддержки языка путём преподавания этого языка в школе, а у сибирскотатарского языка такая проблема есть, то гораздо эффективнее будет преподавать не какой-то далёкий и не очень понятный литературный язык. Нужно преподавать именно диалектный вариант, который используется в той или иной деревни, где находится школа. Было бы полезнее преподавание в школе именно сибирскотатарского языка. Это будет к людям намного ближе, чем казанский татарский язык. 6 тысяч сибирских татар — это вполне нормальное количество людей, чтобы сибирскотатарский язык сделать отдельным языком, чтобы им заняться, создать учебники, профинансировать внедрение в школы, — заявила Казакевич.

— Дело в том, что нет единого так называемого сибирскотатарского языка. Он распадается на три разных диалекта, то есть поддиалекта (тоболо-иртышский, барабинский и томский). Тот же самый заболотный говор, который входит в тоболо-иртышский диалект, непонятен для представителей соседних сибирских говоров, — говорит Хисамов. 

Казакевич была вынуждена согласиться с тем, что на сегодня действительно нет единого сибирскотатарского языка. Однако она заявила, что если этот процесс складывания единого сибирскотатарского языка профинансировать, если найти носителей особой сибирскотатарской идентичности, то отдельный язык вполне себе может получиться.

— Мы вступили во второй год десятилетия языков коренных народов России, а в рамках этого десятилетия… а наша страна активно участвует в мероприятиях по этому десятилетию… вот в рамках этого десятилетия дать сибирскотатарскому языку возможность стандартизироваться и начать его преподавание в школах — это святое дело. Это в рамках общей государственной языковой политики в стране, — уверена Казакевич.

Дискуссию решил завершить Александр Кибрик, российский лингвист, профессор Московского университета, член-корреспондент РАН и Британской Академии наук. Он же под конец заявил новость казанским ученым, что Институт языкознания РАН признал официально сибирскотатарский язык отдельным языком, не входящим в состав татарского литературного языка.

— Мы берём на себя всё-таки обязательство решить, сибирскотатарский язык и татарский язык — это один язык или не один, а два языка. У нас в института много лет работа соответствующая проводилась. Группа исследователей под руководством Юрия Корякова выработала список языков народов России. Такой список очень нужен. В общем, Институт языкознания РАН признал существование сибирскотатарского языка. Аргументы за существование отдельного сибирскотатарского языка есть безусловно, — подытожил Кибрик.

Всё самое интересное в наших группах Tелеграм и ВКонтакте.

Comment section

Добавить комментарий

Войти: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *