Проект по обезвреживанию опасных отходов в Татарстане оказался лишь красивой идеей

О проблемах обработки отходов рассуждает в авторской колонке депутат Государственного Совета Республики Татарстан
О проблемах обработки отходов рассуждает в авторской колонке депутат
Государственного Совета Республики Татарстан, член фракции КПРФ Николай Атласов.

Когда в последнее время в поле зрения журналистов периодически попадает  Анатолий Чубайс – то в израильском аэропорту Бен-Гурион, то в аэропорту Дубая (ОАЭ), – мне тут же вспоминается один из последних крупных проектов, который продвигает компания «Роснано». Это проект по безотходному обезвреживанию медицинских, биологических и особо опасных отходов.

Конечно, если руководствоваться строго фактами, то Анатолий Борисович к этому проекту отношения не имеет. Он возглавлял «Роснано» с 2008 по 2020 год, а с началом специальной военной операции России на Украине покинул страну. Притом что сам проект по безотходному обезвреживанию медицинских и биологических отходов «Роснано» стало публично продвигать только летом прошлого года. Но дыма без огня, как и экономических проблем России без Чубайса, не бывает. Хотя бы потому, что почти все проекты, продвигаемые Чубайсом в рамках «Роснано», закончились провалом. И эта печать неудачи ложится на многое, за что берется «Роснано».

Что же из себя представляет проект «Роснано» по безотходному обезвреживанию медицинских, биологических и особо опасных отходов? Как можно понять из открытых источников, предлагается использовать технологию плазмохимической деструкции, которая позволяет обеспечить безотходное обезвреживание указанных отходов за счет разложения на молекулярном уровне. Как утверждается, эта технология позволяет обеспечить нулевую зольность, практически нулевые выбросы диоксинов и фуранов, низкое энергопотребление, а также снизить затраты на утилизацию отходов по сравнению с существующими технологиями на 30% в отношении медицинских отходов, в три раза – в отношении опасных и особо опасных отходов.

В конце февраля этого года директор по развитию УК «Роснано» Иван Ожгихин  приезжал в Татарстан, где презентовал данный проект на заседании совета директоров АО «Татнефтехиминвест-холдинг». По итогам этого заседания средства массовой информации, как татарстанские, так и федеральные, заявили, что в Татарстане появится первое в России предприятие, использующее технологию с нулевым воздействием на природу, – в атмосферу будет выделяться лишь вода, азот, кислород, водород и углекислый газ.

Плазмохимические технологии – не новое изобретение, они разрабатываются с 1990-х годов. Вкратце суть этой технологии заключается в том, что обработка отходов осуществляется посредством внесения химических изменений в их структуру и состав молекул. Считается, что такая технология эффективна в борьбе с микроорганизмами, в том числе патогенами. Но при достижении относительных успехов с точки зрения научно-технологических решений (эти достижения не такие абсолютные, как их рекламирует Ожгихин) есть принципиальная проблема: существующая технология плазмохимической деструкции пока что не имеет практического значения. Она технически сложна и очень дорогостоящая, поэтому ее экономически невыгодно масштабировать до параметров, необходимых современному потребителю. Кроме того, общепринятые способы создания плазмы не гарантируют отсутствия локальных разрушений объекта в местах контакта плазмы с обрабатываемой поверхностью, то есть это означает, что определенные элементы оборудования не могут долго использоваться и требуется их постоянная замена, что значительно увеличивает стоимость обслуживания. 

Таким образом, то, что предлагается Татарстану, а именно завод по безотходному обезвреживанию медицинских, биологических и особо опасных отходов, пока что не более чем красивая идея, не подкрепленная ни технологически, ни экономически. 

Завод, предлагаемый Татарстану, на данный момент не имеет аналогов. Обычно такое утверждение понимается в положительном смысле и означает, что объект уникален по своим качествам. Однако в контексте проекта «Роснано» отсутствие аналогов следует понимать с повышенной настороженностью, так как это означает, что Татарстану предлагается производство, для которого технология не отработана, а значит, не имеет экономически обоснованного расчета. 

Представители «Роснано», правда, ссылаются на две экспериментальные установки, которые работают в Подмосковье, – в городах Жуковский и Воскресенск. Я решил поинтересоваться, что за установка работает, к примеру, в Жуковском.

Согласно опубликованной в сети информации установка на улице Дорожной в г. Жуковский эксплуатируется много лет компанией ООО «Экосистема» — здесь сжигают опасные отходы. С самого начала в отношении данной установки предъявлялись претензии со стороны общественности относительно её экологической безопасности. Дело дошло до протестов местных жителей, которые обратились в суд. В итоге в 2022 году Московский областной суд вынес решение о приостановлении деятельности пункта утилизации опасных медицинских отходов в г. Жуковский до устранения нарушений закона. В числе претензий указывалась и некая «пиротехническая установка», которую суд обязал демонтировать, так как у предприятия не было разрешений на ее возведение, на ввод в эксплуатацию, а также результатов государственно-экологической экспертизы. 

В конце ноября 2022 года в Московской облдуме прошел круглый стол по вопросу обращения с медицинскими отходами, на котором эта «пиротехническая установка» была названа экспериментальной в рамках продвижения новых технологий, разрабатываемых «Роснано» и Московской областью в сфере утилизации медицинских отходов. При этом на тот момент эта «экспериментальная» установка не прошла ни государственно-экологической экспертизы, ни общественных обсуждений. Я попытался выяснить, были ли проведены эти процедуры в 2023 году, но никаких результатов не обнаружил. Таким образом, Татарстану предлагается довольно сырой проект, не имеющий ни понятного технологического решения, ни экономического обоснования.

Когда я смотрю на предлагаемый республике проект завода по обезвреживанию медицинских и биологических отходов на основе плазмохимической деструкции, который якобы будет безотходным, я сразу же вспоминаю, как продвигали мусоросжигательный завод в Осиново, поначалу заявляя, что он так же будет безотходным. Потом все-таки выяснилось, что есть значительные шлаковые отходы, под которые нужно отводить землю для их захоронения (обещали, правда, их использовать в дорожном строительстве). Времени прошло уже много, но мусоросжигательный завод так и не построен. Эта эпопея длится уже много лет и упирается в проблему денег. Недавно на строительную площадку МСЗ привозили вице-премьера Викторию Абрамченко, рассчитывая на то, что она увидит объем проведенных работ и согласится с дополнительным госфинансированием объекта. Но Абрамченко известна как противница мусоросжигательных заводов «Ростеха». И не факт, что деньги будут. А ведь планы у «Ростеха» на строительство мусоросжигательных заводов были наполеоновские – пять пилотных, в том числе один в Татарстане, и 25 последующих в различных регионах страны. Результат на данный момент таков – денег освоено миллиарды, но ни одного работающего завода до сих пор нет.

Если говорить о проекте «Роснано», то у них планы тоже наполеоновские. В прошлом году заявлялось о намерениях построить 15 заводов по безотходному обезвреживанию медицинских, биологических и особо опасных отходов. Однако проблема в том, что «Роснано» сейчас не в том состоянии, чтобы под эту компанию кто-то давал бы денег. У компании, по словам Путина, «огромная финансовая дыра», из-за которой и уехал Чубайс. Теперь, как утверждают Forbs, над компанией нависла угроза банкротства, хотя вопрос о вероятности ее ликвидации из-за финансовых проблем возникал еще осенью прошлого года. Как при таком финансовом состоянии кто-то будет вкладывать деньги в проекты «Роснано», не сообщается.  

В любом случае и проект «Роснано», и результаты реализации проектов МСЗ от «Ростеха» свидетельствуют о провале важнейших направлений мусорной реформы. Государство поддерживает крупные проекты крупных компаний без должной оценки их технологического обеспечения и экономического обоснования. И в интересах этих проектов уничтожаются уже работающие структуры. Потом оказывается, что крупные проекты по тем или иным причинам провалились. Но уже работавшие в рамках определенной системы прежние механизмы уничтожены. И в итоге мы остаемся с разбитым корытом.

Всё самое интересное в наших группах Tелеграм и ВКонтакте.

Comment section

Добавить комментарий

Войти: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *